Choose To Use

by New Model

Моим собратьям по клану Гуччи, Дине и Насте, а также всей высшей женской касте, посвящается…



Каждый раз, когда шпага проходила слишком близко с телом Матиаса, Брайан переставал дышать. Ему не нравилось это новое увлечение своего любовника. Не нравился этот буквально танцующий по паркету учитель фехтования в слишком, как ему казалось, обтягивающих одеждах… Почему бы Матти не заняться чем-то более асексуальным...например, лепкой из пластилина...Но перед ним двое мужчин гарцевали легко и свободно, будто вовсе не острые, опасные шпаги были в их руках, кружась в замысловатом узоре многочисленных фехтовальных позиций. Еще один ловкий и точный выпад учителя, и Матиас уже лежал поверженный, с направленной на него шпагой.
Молко непроизвольно вскрикнул:
- Вы убьете моего мальчика!!
Но в это время Матиас снял шлем, позволив золотым локонам рассыпаться в хаотичной форме, и к удивлению Брайана, он смеялся. Молко пришел еще в большее смятение, когда изящно подав руку своему противнику, помогая ему встать, учитель тоже снял с себя шлем такого же черного цвета, как и весь его костюм. Надежда Брайана на то, что он окажется мерзким старичком с бородкой и обвисшими щеками, рухнула. Учитель представлял собой весьма молодого мужчину, возможно даже, ровесника Брайана, только гораздо стройнее, выше и собственно, пластичнее. У него были густые, темно-каштановые волосы и выразительные глаза. Лицо Брайан не назвал бы красивым, но некая диспропорциональность, ровный, чуть удлиненный нос вкупе с красиво очерченными скулами, придавали ему то выражение силы и благородства, которое, судя по улыбке Матиаса, и к великому огорчению Молко, действовало на людей безотказно. Учитель улыбался не так открыто, но по взглядам, брошенным с обеих сторон, можно было понять, что эта пара сейчас получила удовольствие от состязания. Почувствовав укол ревности, Брайан поспешил вмешаться, так как кажется, они и не собирались обращать внимание на то, каким переживаниям он подвергся.
- Модельный мир не простил бы вам и царапины на этом юноше. – Молко сказал это таким тоном, что в случае ранения, главным предводителем грозной армии мщения, конечно, был бы он сам.
Учитель галантно улыбнулся ему:
- Ну что вы, в первую очередь, я не простил бы этого себе.
- Кристиан, познакомься, это Брайан.
- Молко, - для солидности продолжил за Матиаса Брай.
- Кристиан Ван Келлер.
Учитель пожал ему руку, слегка кивнув головой, и не проявив к Молко больше никакого интереса, чем тут же вызвал новый всплеск неудовольствия, ибо дальше, вопреки ожиданиям Брайана, не последовало ни привычных признаний в любви к его таланту, ни восхищений его музыкой, ни одного дежурного комплимента или даже стандартного «о, как интересно, кажется, я слышал вашу песню по радио», никаких эмоций, которые обычно вызывала его, несомненно, знаменитая и колоритная фамилия. Ничего, ни намека! Либо этот учитель был совершенно тёмный в области музыкальных достижений, либо имя Брайана для него ничего не значило. Ни тот, ни другой факт не играл в пользу Ван Келлера и Молко начинал ощущать некую нервозность в его присутствии. Причем, очевидно, неуютно было только ему.
- Кристиан – лучший учитель во всем Королевстве! На его счету – ни одного проигрыша!- восторгу Матиаса не было предела.
- Не сомневаюсь, - буркнул Молко, и уже про себя добавив, - «небось, в его раздевалке побывала вся нижняя и верхняя палата лордов».
- Мне просто везет со способными учениками, - вежливо ответил Кристиан. – Один из которых сейчас ждет своей очереди, поэтому прошу меня извинить, я должен скоро начать следующий урок.

Они распрощались, Матиас пошел в раздевалку, а Брайан остался ждать его на выходе. Минут через пять, он увидел свою датскую модель, уверенно шагающую по длинному коридору, как по подиуму. Слегка растрепанный и разгоряченный после тренировки, он пробудил у Молко горячее желание и немой вопрос, понимает ли до конца Матти, насколько он красив. Приблизившись к Брайану, Лауридсен кратко заметил:
- Ты побледнел. Он тебе не понравился.
- Кто? Этот Ван Кретин?
- Ван Келлер.
- Да мне нет никакого дела для всяких там учителей физкультуры…
- И все же, он тебе не понравился.
- Главное, что он понравился тебе, - резанул Молко, метнув на Матиаса хмурый взгляд.
В ответ блондин лишь искренне засмеялся.
- Ты не исправим! Но если это тебя хоть немного утешит, когда я выходил из раздевалки, то случайно увидел его любовника, и если бы ты знал, кто это, то понял бы, что я не в его вкусе.
Брайан не стал говорить, что вкус, как и любовника, можно быстро поменять при любом удобном случае. Но слова Матти, хоть и были не совсем те, что хотел услышать Молко, но зато подтверждали, что этот учитель еще тот ушлый тип. Вслух же Брайан сказал:
- Тогда, может, останемся сегодня дома, чтобы я внимательно изучил влияние уроков фехтования на твое тело, как думаешь?

***
Утомленный, Матиас быстро заснул, но Брайану было не до сна, ибо чувствовал, что у него итак осталось слишком мало времени. Молко нежно поцеловал Матиаса в висок, слегка потеревшись щекой об его мягкие, шелковистые волосы, затем, едва коснувшись языком мочки его уха, он не смог обойти вниманием шрам на щеке, прижавшись на несколько секунд к нему губами, он направился к уголку рта, оставив там очередной поцелуй. Брайан замер. Он ловил каждый новый вдох Матиаса, забывая сам порой, что тоже нужно дышать, ибо сердце сковывало от необъятной нежности к своему прекрасному любовнику.
Он вспомнил отрывок из сонета Шекспира:

А ты, кого мне больше жизни жаль,
Пред кем и золото – блестящий сор,
Моя утеха и печаль –
Тебя любой похитить может вор.

Брайан аккуратно выскользнул из постели, и, нашарив где-то на полу, неподалеку от разбросанной около кровати одежды, свою заветную пачку мальборо лайтс, пошел совершать привычный ритуал курения.
«Матиас молод и красив, разве его можно упрекать в том, что он нравится другим мужчинам? Или что другие мужчины нравятся ему…». Вот если бы он сам однажды проснулся с лицом Габриэля Обри…или на совсем худой конец – Томом Крузом, последний такой же мелкий и кривозубый…ну был им, пока не потратился на дантиста. Он отвернулся от окна, чтоб не расстраивать себя своим изображением. и перевел взгляд на спящего любовника, так и не в силах оторваться. В каком-то плане, он чувствовал себя воришкой, похитившим самый драгоценный камень из секретного мирового хранилища, где были собраны лучшие экземпляры. Этому убеждению способствовали еще и косые взгляды, которыми сопровождали их доброжелатели, когда они вместе где-нибудь изредка появлялись под видом друзей, что заставляло Молко чувствовать себя ущербным карликом, виноватым лишь за то, что ему повезло больше других и досталось нечто прекрасное. Конечно, Брайан пытался отгородиться от людской зависти стеной своей успешности как музыканта и острым словом, ведь его группа собирала много тысячные стадионы, а сам он купался в славе…Но весьма сложно доказать миру, что ты достоин быть рядом с тем, который не должен принадлежать никому, ибо всякое покушение на такую красоту и попытка приблизить ее к своей собственности, воспринималось как кощунство и преступление по сути. Иногда Брайан даже ощущал себя на месте собственных очумелых поклонников, которые тоже считали, что к нему как минимум никто не должен прикасаться, а как максимум принять обет безбрачия. Только Матиаса считали своим неприкосновенным, не доступным для простых смертных идолом весь мир Высшей Моды, который также считал, что такая красота стоит очень дорого. И никого не волновало, что на самом деле Матти – еще мальчик, который воспринимает свою красоту как нечто естественное, само собой разумеющееся, ему не мерещится ни корона, ни нимб над головой. Ему также хочется развлекаться, любить, жить в своё удовольствие, а не превращаться в мумию из-за боязни, что очередная страстная ночь оставит след на его лице. Впрочем, даже здесь датскому сокровищу не стоило беспокоиться, ибо даже по утрам он выглядел так, что хоть сейчас в трусах от Calvin Klein выпускай на дефиле. Матиас был профессиональным модельменом, и быстро освоился в этом бизнесе, ответственно относясь к работе, но Брайан знал, Матти не считал это делом своей жизни, а лишь способом заниматься чем-то, что приносит доход и позволяет оплачивать его интересы и увлечения. Из последних хобби, больше всего Брайана беспокоило фехтование. А после сказанного Матиасом, он вообще недоумевал, это ж какой такой сверхъестественный любовник у этого Кристиана, если самый красивый мужчина находится в непосредственной близости к Брайану. Уж если у тренера по фехтованию супер-любовник, то может, в их союзе с Матти нет ничего противоречивого и удивительного? Будто в противовес брайановским мыслям, его золотой мальчик растянулся на постели в полный рост, позволяя любоваться каждым изгибом своего тела. И Молко, влюблено лаская матовую кожу глазами, все же поник. Нет, конечно, нет. Матиас – это какое-то феноменальное творение природы и всех высших сил, это дар небес, посланный Брайану не потому, что он это заслужил всеми своими достоинствами (даже если предположить, что много ещё можно взять в кредит), а скорее из какой-то необъяснимой прихоти…нет, опять же, не судьбы, а самого Матиаса, который захотел быть с ним. И Брайан надеялся, что когда-нибудь Матиас эту прихоть назовет любовью. Молко только поднес сигарету ко рту, как с сожалением отметил, что за время его слюнопускания на желанное тело супермодели, она успела истлеть. Не став больше отвлекаться на другие второстепенные процессы, в том числе и мышления, он забрался в постель…Оставив несколько собственнических поцелуев на бедре Матиаса, Брайан позволил себе уснуть. Ему снилось, что они были с Матиасом на яхте, окруженные толпой известных и не очень людей. Впрочем, их лица не имели значения, ибо они служили фоном для разворачивающихся баталий. Богатые и знаменитые оттягивались по высшему разряду, бодрящие тропические коктейли делали смех громче, а движения раскованней, ярко светило солнце, но и ему было тяжело затмить обилие золота и бриллиантов на телах и одеждах не совсем простых земных жителей. Молко слепило глаза, а вся яхта напоминала пристанище нарколыг, объевшихся экстази, которых ради злостной шутки или эксперимента собрали вместе на одной платформе. Потому как потом все как по команде в припадке бурного веселья стали прыгать в воду, не жалея дизайнерских шмоток за тысячи долларов. Молко тоже прыгнул, так глубоко уйдя под воду, что он даже на секунду испугался, что ему не хватит воздуха, и он не всплывет, поэтому, отчаянно барахтая руками и ногами, Брайан потянулся к поверхности. Вынырнув, он испытал какое-то огромное, почти истерическое счастье, так как рядом в воде оказался Матиас. Он был обнажен по пояс, мокрые волосы приобрели цвет старинного, благородного золота, а соленая кожа влажно блестела и Молко нетерпимо хотелось коснуться ее языком, чтобы собрать эту влагу губами…Но Матиас будто смотрел сквозь него. Брайан обернулся, увидев рядом с собой в воде учителя по фехтованию. «Только не на моих глазах!», - Молко в ужасе наблюдал за тем, что происходило. Матиас действительно подплыл к Кристиану, потянувшись, очевидно чтобы поцеловать…в этот момент волна ударила Молко в лицо, забравшись в горло и нос, а когда он откашлялся, то Криса уже не было, Матиас участливо смотрел на него, потянув за руку к себе и сладко, со всей страстью поцеловал, так что Брайан вмиг ослаб, буквально растворяясь и расплываясь под напором этих губ, и забывая работать ногами, они, обнявшись, снова ушли под воду, которая больше не душила, а будто обволакивала, составляя их естественную среду…

Но когда он открыл глаза, Матти уже не было рядом. Еще не совсем понимая, где сон, а где реальность, словно заблудившись между двумя параллельными мирами, Брайан несколько минут неподвижно смотрел на смятую подушку рядом. Внутри зашевелилось неприятное беспокойство. Молко прислушался, напрягая все свои слуховые рецепторы. В квартире было тихо. На него накатила щемящая грусть. Всё это было похоже на репетицию неумолимо приближающейся казни. И даже если сейчас Матиас просто уехал, на примерку к показу или съемки ролика, или что еще там делают модели, то когда-нибудь он также проснется и поймет, что ждать некого. Постель потеряет его тонкий запах, из шкафа исчезнут его рубашки, в которые порой в отсутствие Матиаса любил нарядиться Брайан, таким образом чувствуя связь с любимым, его невидимые прикосновения…А вместе со всеми этими вещами из квартиры исчезнет тот свет, привносимый дорогим тебе человеком в твое жилище…и этот особенный свет не заметишь ни одной лампой, ни одним светильником, все обречено быть погруженным в сумрак…Причем из-за этого никчемного, пронырливого учителишки, сошедшего с обложки средневековых рыцарских романов, тьма может наступить очень скоро.
Молко кое-как поднялся с постели, вспоминая свой яркий, солнечный, наполненный целой палитрой красок сон. Без Матти вся праздничная атмосфера распалась на горстки пепла, то и дело оставляемые где-нибудь Брайаном от сигареты и сердце его сейчас было такого же серого, омертвевшего цвета.
Брайан отправился на кухню с целью чем-нибудь заесть или запить свою горькую тоску, но тут ему пришла идея получше, чем замороженные сосиски и молоко. Уже через несколько минут Брайан выудил из тайника A,B,C,D, E E E…хоть Молко и говорил, что давно завязал с запрещенными веществами, но втихую считал, что у настоящей, уважающей себя рок-звезды всегда должен быть припрятан хоть малейший склад на черный день, и это не клише, а необходимая дань высокому статусу… в общем, беспокоясь о своей счастливой пенсионной старости, Брайан копил не фунты в трехлитровой банке, а разноцветный таблеточки в бабушкиных чулках. Решив, что сегодня день, если не черный, то весьма скверный, Брайан без лишних ритуалов, наговоров и шептаний, заглотил две ешки для верняка, и расположился поудобней, приготовившись к измененному состоянию сознания.
Но не успел он расслабиться, как тут же зазвонил телефон. Брайан вздрогнул, и понадеялся, что разговор продлится быстрее, чем начнут действовать таблетки. Полчаса по крайней мере у него есть.
- Дорогой?
Брайан сжал телефон крепче, чтоб не выронить. Опа. Ну не выплевывать же обратно.
- Да, Матти?
- У тебя голос странный, все в порядке?
- Я проснулся, но тебя не было рядом. Мне стало страшно, вдруг тебя украли маленькие злобные тролли…
В трубке послышался смех.
- Они не могли меня украсть, ибо боятся разгневать своего повелителя, милый…
До Молко дошло, что здесь что-то неладное, но он решил не подавать виду.
- Как скоро я могу убедиться, что ни один зеленый леший не тронул тебя?
- Где-то через полчаса, но я буду не один. Ты не против, если к нам на ужин зайдет Кристиан?
- Роналду? Манчестер Юнайтед чемпион!!
- Нет, мой тренер по фехтованию… Подожди, ты что-то сказал про футбол…с тобой точно все в порядке?
- Конечно, только если ты не хочешь, чтобы кто-то скушал крысиный яд, принеси еду с собой.
- Мы всё привезем из ресторана. Скоро будем. Только веди себя хорошо, ладно?
- Конечно, ради тебя я уж постараюсь, чтоб Ван Крекер надолго запомнил этот вечер…
- Ван Келлер, Брайан…
- Я и говорю, Ван Карлсон…
Еще некоторое время поговорив сам с собой, Ибо Матиас положил трубку, Брай сел, чтоб решить, что дальше делать-то, ибо уже начинал чувствовать действие витаминок. «Вот черт! Вот черт! Какого хрена Матти решил притащить этого учителя к ним домой, именно тогда, когда он скушал пару бубликов в надежде на сверхъестественный секс с Матиасом под кайфом, а тут! подстава! надо держаться, надо держаться…лишь бы не отъехать…». Под табуреткой Молко прополз какой-то черный длинный таракан. «Что за мерзость! А ну, брысь отсюда!» Брайан отодвинул табуретку, но таракан подполз еще ближе, пошевелив усиками. «А хы ты смеешься надо мной? Ну, наглец, получи!» - Молко хряснул стулом по полу с такой силой, что от него отлетела ножка. Но таракан никуда не исчез, наоборот, их появилось двое. «Погодите, твари, сейчас вы узнаете, как разгуливать по моей квартире!!». Брайан вооружился отлетевшей ножкой от табуретки и почувствовав в себе всю силу Рембо-IV стал мочить гадов, не щадя.

Матиас и Кристиан застали Брайана, стремительно наматывающего круги по квартире, от усердия язык его был высунут и а в руке зажата деревянная ножка стула.
- Что это с ним? – поинтересовался Крис.
- Ну… он же творческая личность, наверное, гоняется за вдохновением… - с неуверенностью в голосе ответил Матти.
- Если так, то я б на месте его Музы не стал бы задерживаться и нервировать поэта…
- Надеюсь, я не опоздал…Брайан! Брайан! Ты слышишь, мы пришли!

Все это время Молко бегал по зеленым холмам, стремясь добежать до Солнца, чтобы подпрыгнуть и коснуться его ладошкой, но его дорогу то и дело преграждали полчища наглых тараканов. Под действием наркотика всё вокруг становилось чрезвычайно ярким и красивым, так что Брайан даже намеревался подружиться с главным тараканом, у которого был блестящий коричневый сюртук, длинные, солидные усы, и всезнающие черные глазки. Брай уговаривал, чтобы умный таракеш показал ему дорогу к Светилу. А потом, квартира расцвела райским садом, благоухающим и чарующим своими причудливыми формами. То, что раньше не привлекало его, теперь вызывало тихое восхищение, ну а то, что было по-настоящему красивым, теперь казалось неземным, божественным.
Брайан не сразу смог смотреть на Матиаса, впав в благоговейный экстаз. Ему нужно было время, чтобы привыкнуть к мощному сиянию, вроде того, как поначалу глаза режет от блеска огромного количества золотых слитков. Он зажмурился и взглянул снова. Матти превратился в один большой золотой диск, от которого исходил такой яркий свет, что Молко пробрало, и на глазах появились слезы от пронзившего чувства немого преклонения, бессилия перед таким совершенством. Брайан уже хотел почтительно опуститься на колени, в охватившем его благоговении желая бросить свою жалкую жизнь к ногам Красоты. Он робко заговорил словами Шекспира:

Пылающую голову рассвет
Приподнимает с ложа своего
И все земное шлет ему привет,
Лучистое встречая божество.
Но Матиас встряхнул вконец одурманенного Молко.



- Брайан, очнись! Ты в каком измерении потерялся? Пора вывести свое сознание из сумрака, у нас гости!
Приникнув к своему любимому блонди, Молко уже не мог оторваться, требуя ласк и внимания, не поддаваясь при этом ни на какие уговоры. Однако Лауридсен явно не был готов разделить любвеобильное настроение своего друга, поэтому вместо себя подсунул Молко для поцелуя грейпфрут, вручив заодно два тяжелых пакет с провизией в шаловливые ручонки, чтоб у Молко уменьшились возможности для своих сексуальных маневров. Даже обвешанный увесистыми авоськами, Брай проскакал по квартире так легко и проворно, будто у него были не килограммы, а воздушная вата в руках.
Когда же они наконец уселись за стол, Молко благоговейно уставился на Матиаса и мир его пребывал в состоянии умиротворения и сладкого покоя… Пока он не заметил, что на его Солнце то и дело падает какое-то отвратительное темное пятно. Брай перевел фокус и вспомнил, что черной тенью является их гость, Кристиан. Солнечные зайчики, бабочки и радуга в глазах Молко сменилась грозовой тучей со сверкающими молниями, которая нависла прямо над учителем фехтования. В этот момент, Матиас как раз рассказывал что-то забавное, и Кристиан дружески похлопал его пару раз по колену. Брайан принял меры незамедлительно, и делая вид, что хочет поудобнее усесться, поставил свой стул прямо на ногу учителю, при этом блаженно сделав на нем пару качательных движений, будто не замечая сдавленных криков.
- Брай!! Убери немедленно стул с ноги Криса, ты что не видишь, куда его поставил?!!
Музыка в голове Молко на секунду затихла. Он посмотрел на страдальческое лицо тренера и скорчил удивленно-извинительную гримаску. Музыка заиграла громче.
- Ой, извините, я даже и не заметил! Так залюбовался…ну, вы понимаете…Дайте-ка я посмотрю, что там у вас с ногой – Не отпуская из рук ножа и вилки, Брай полез настойчиво смотреть, и хлопотать не причинил ли он какого вреда. Проявляя истинное сожаление, он периодически заносил вилку около глаза Криса, а нож прошелся буквально в нескольких сантиметрах от причинного места тренера и тут же, туда метнулась вилка, так что Крис поспешил не ждать, пока из него сделают салат и уверил, что с его ногой все в порядке, удар стула пришелся на ботинок (поцарапав кожу прекрасного сапожного творения от Вивьен Вествуд), умоляя Молко сесть обратно. Взметнув перед носом врага еще несколько раз острыми приборами, Брай окончательно переключил свое внимание на Ван Келлера, затеяв настоящую партизанскую войну. В своем воображении он высвобождал прекрасную белокурую принцессу из лап ужасного дракона, по пути сражаясь с полчищами всякой нечисти.
Уронив кусок жирной колбаски на колено учителю и брызнув долькой апельсина ему в глаз, Брай посчитал, что время для масштабных действий, поэтому предложил свой любимый короткий тост:
- Да не отсохнет рука у дающего…
И взялся сам разливать красное вино, но наполняя бокал Кристиана, так увлекся созерцанием кошачьих глаз Матиаса, что красная жидкость переполнила бокал, а протестующий возглас самого Кристиана сделал только хуже, ибо рука Молко вздрогнула от неожиданности, описав нервную дугу, щедро окрасив жидкостью весь костюм гостя от Hermes. И тут Брайан впервые услышал от Матиаса какое-то ругательство на датском, затем вполне отчетливое по-английски, которое заканчивалось словами «…мы этот костюм с Крисом вместе выбирали, а ты испортил его! думаешь, я не вижу, что ты нажрался какой-то дряни и ведешь себя как мудак?»
- А что мне еще оставалось делать, пока ты совершаешь шоппинг со своим тренером? Может, вы еще и в примерочной вместе задержались?
На подобную грубость последовал незамедлительный ответ:
- Я переночую в другом месте.

Брайан еще некоторое время рассматривал сочное бордовое пятно на скатерти, будто на этом месте ему прострелили сердце и выжали содержимое в бокал. Матиас… Матиас…Матиас! Брайан бросился в ванную, куда предположительно отправился блондин помогать отмывать испорченный костюм.
Как только Брай ворвался в ванную, свет погас.
- Матти? Не прячься от меня. Я слышу твое дыхание, я слышу даже, как бьется твой пульс. – Молко подошел ближе и протянув руку, нащупал ладонью обнаженное тело. Наркотики усиливал тактильные ощущения, так что Молко, вспыхнув от желания, провел рукой дальше, от груди к животу, и рельеф под его пальцами, казалось, стал гораздо выразительней, чем у Матти…- Я даже рад, что ты отдал свою рубашку этому ушлому учителю-искусителю, так гораздо лучше…видишь, что ты со мной делаешь…я совсем выжил из ума…я теряю рассудок, стоит мне только подумать от твоем теле, о твоих губах…и Брайан тут же оказался вовлеченным в глубокий, страстный поцелуй, так что его даже ошеломил напор Матиаса и какая-то новизна, что-то другое, необычное…
- Любимый, однако, мне нравится, когда ты проявляешь такую дикость! Надо быстрее выпроводить твоего драгоценного упыря со шпагой из квартиры и я тебе покажу, как я хочу тебя…получив одобрительный шлепок сзади, Брайан только воодушевленно вышел из ванны, как наткнулся на Матиаса. Даже для накачанного экстази мозга это было сильно.
- Маааатииииас?? Как ты здесь оказался?
- Торчок хренов, не хочу с тобой разговаривать. Отойди с прохода, я принес чистые вещи Кристиану.
- Крыыыысууу?
- Изыди, кому сказал!! – Лауридсен начал выходить из себя. – Наркотики сделали тебя не только несносным и неадекватным, но еще и слабоумным, причем рассудок убывает в прогрессирующей геометрической прогрессии, пойди, сделай с этим что-нибудь!
Молко принял бы происходящее за коллизии своего сознания, если бы Матиас не открыл дверь в ванную, и при свете не увидел Кристиана, бесстыдно пожиравшего Брайана глазами.
Брай стремительно ринулся в зал, подопивав всё содержимое бокалов и выглушив бутыль залпом, отчего ему стало очень дурно. Сказочный, уютный мир рассыпался миллионами искр, все предметы распадались у него на глазах. Молко попытался встать, но его шатало, ноги онемели, пропадая в каком-то вязком месиве…к чему бы он не прикасался, превращалось в разноцветную пыль, он проваливался, и не в силах удержать равновесие в этой зыбучей массе частиц, Молко рухнул, отключившись.

Когда Кристиан вышел из ванной, переодетый во все сухое и чистое, то от Матиаса не скрылась его тщательно подавляемая взволнованность.
- Извини, что Брайан причинил тебе столько беспокойств…это на него не похоже…точнее, похоже, но я не думал…мне так неудобно за костюм…он так хорошо на тебе смотрелся.
- Не извиняйся. За такого парня как ты, я бы тоже волновался. Просто мне не стоило, наверное, приходить…я сам не ожидал…
Матиас даже ничего не успел возразить, как услышали какой-то подозрительный грохот. Они обнаружили Брайана без сознания. Матти подумал о самом страшном и проклиная нерадивого любовника, молился, чтоб все обошлось, а Кроистиан тем временем уже принес холодной воды, которую без всяких побочных мыслей о мести, вылил на Молко.
- Очнись, Брай!! Не пугай меня, ты, грязный симулянт!
- Он перегрелся, - резюмировал Ван Келлер.
- А если ему нужна медицинская помощь? Может, вызвать врача?
- Навряд ли он тебя за это поблагодарит…а вот и возвращение космонавта на планету Земля!.

Брайан начал приходить в чувство.
- Мой белокурый ангел, скажи мне, я в раю? – Молко ощупал лицо Матиаса, но затем увидел нависающего над ним Кристиана и разочарованно вздохнул. – О, нет, очевидно, я слишком тесно дружил с Мэнсоном и в царство блонди мне закрыто…но ведь с другой стороны, он же Мэрилин, которая была Монро, золотоволосый секс-символ Америки, правда, и она была крашеная, но если не приглядываться вблизи, то…
Но мало кто уже прислушивался к его бессвязным бредням. Матиас вместе с Кристианом отнесли Брая в постель, уложили, и Лауридсен пошел проводить тренера до двери.
- Я нужен ему, понимаешь..
- Да, конечно, я тоже изрядно испугался.
- Но ты действовал так профессионально и собранно! Я ему скажу об этом…
- Не стоит, иначе он еще подумает, что это мы специально его отравили, чтобы предаться своим телесным утехам.
- Брай не такой плохой, каким хочет казаться…Но его беспочвенная ревность порой и меня убивает…
- Такая уж ли беспочвенная? – Крис внимательно посмотрел на Матиаса.
- Не хочешь ли ты сказать, что он…но откуда ему знать о нас с тобой? Это было давно…- он понизил голос – сейчас все изменилось…и…
- Нас больше не влечет друг к другу, как раньше? – Кристиан крепко обнял Матти за талию и в его взгляде вспыхнули нахальные и опасные огоньки. – Ты недооцениваешь своего друга, Мэт…Вот мой дорогущий костюм от Гермес, с которым он беспощадно расправился, не вызвал у него никаких сожалений, так что я сомневаюсь, что его что-то может остановить в борьбе за свое сокровище.
- Если ты о костюме…
- Брось, забудь о тряпках! Я восхищен его воинственностью…видно, ты ему очень дорог, красавчик! – Крис запечатлел мимолетный поцелуй на щеке Матиаса и поспешил уйти.

Кристиан никак не ожидал, что этот странный избранник Матиаса так привлечет его внимание. Он не был и приблизительно так красив, как его бывший любовник или как нынешний. но эта редкая, отчаянная стервозность и бунтарство,эта театральность мимики, жестов, интонаций…Особенно, если вспомнить его гипер-возбуждающий монолог в ванной, это выманенный обманом поцелуй…сначала им двигало лишь любопытство, но затем действительно страсть! Близость Молко подействовала на него удивительным образом! Что заставляло Кристиана желать как можно скорейшей и ближайшей встречи с Брайаном. Он чувствовал в нем соперника достойного по уму и внутренней силе, так что соблазн узнать Молко по другим качествам был слишком велик. В нем вспыхнула соревновательная сущность спортсмена, любителя остроты и азарта, которые давала игра, а сегодняшний оргазмический выброс адреналина в кровь лишь подстегнул к активным действиям.

***
Молко проснулся от ощущения, что кто-то его просвечивает взглядом даже сквозь одеяло. И пытаясь уйти от такого рентгена, натянул покрывало еще сильнее на себя.
- Можешь не прятаться, если бы ты не проснулся сам, мне бы пришлось тебя разбудить, - голос Матиаса был спокоен и холоден как воздух в заполярье.
Брайан сначала показал один глаз, а потом, рассмотрев, что Матиас полностью одет, с виноватым выражением лица, высунулся полностью.
- Ты…куда-то идешь? - как можно невинней спросил Брайан.
- Вот об этом я и хотел поговорить. Я решил, лучше будет, если я пока поживу один.
- Прям совсем один?
- Нет, конечно, приглашу гарем, ведь ты только этого от меня и ожидаешь, ты не доверяешь мне Брайан, вот в чем проблема. У тебя развивается паранойя, потому что ты уже готов допустить, что если я не с тобой, значить, я уже тебе изменяю, если я разговариваю с кем-то, значит, я с ним спал, если я пошел за хлебом, значит, я заглянул в квартиру соседу, или переспал с ним лифте, а если в перерывах между показами мы сидим с парнями в одних халатах, значит, я участвовал с ними в совместной оргии… Ты постоянно подозреваешь меня!
- Но ты так красив, что трудно…
- Трудно удержаться? Ты считаешь, что если я родился с такой внешностью, то я буду ложиться в постель с каждым, кто меня захочет или сделает мне комплимент? Неужели ты думаешь, что я вообще не чувствую ничего, кроме похоти и мало чем отличаюсь от какого-нибудь породистого животного? Раз я модель, значит секс со всеми входит в мою профессию? Ты упрекаешь меня из-за своих глупых стереотипов, но вспомни, разве ты сам не страдал от клише, от того ярлыка рок-шлюшки-наркоманки который на тебя повесили?
- Наверное, потому что до того, как мы начали жить вместе, ты спал со всеми объектами, что попадались тебе на глаза…включая Стефана!
- Но вот именно, это ведь было ДО того, как мы начали жить вместе! – Матиас уж не стал строить оскорбленную невинность, хоть и был сильно задет таким непотребным к нему отношением.
- Ну, конечно, может, я просто увядающий распутник, обезумевший от ревности, но…я просто так боюсь тебя потерять, ты понимаешь?
- И при этом, каждый раз повторяется одно и то же…Знаешь, трудно знать, что в тебе постоянно видят изменника, заставляя заочно испытывать вину…
- Пожалуйста, останься…- Брайан смотрел на него с душераздирающей мольбой, но Матиас лишь покачал головой.
- Мне нужно время, чтобы решить, что делать дальше. Я не могу оставит всё как есть, иначе эта печальная эпопея с Дездемоной никогда не закончится…Я хочу дать нам время, чтобы тщательно обдумать ситуацию и прийти к обоюдному решению…или я буду вынужден принять крайние меры.
- Даже так?
- Или так, или никак.
- Я не хочу, чтобы ты уходил.
- В твоих силах еще сделать так, чтобы я вернулся.
Брайан хотел сказать еще что-то, но слова застряли вместе с предательским комом в горле, поэтому он кратко кивнул, угнетенно опуская голову. Матиас стоял так еще несколько секунд, а затем подхватил изящный чемодан от Prada и вышел. Как рыба, у которой вырезали жабры, Молко беспомощно шевелил губами несколько очень важных, недосказанных слов…

После вчерашнего трэш-наркотического угара, состояние Брайана итак было не свежим, а теперь только ухудшилось. Он не верил этим рассказам Матиаса о доверии и оскорбленной добродетели. Чепуха! Монолог обиженной женщины, но никак не его мальчика, который относился к сексу как к удовольствию, которого никогда не бывает много. Значит, он все-таки ушел к треклятому фехтовальщику, который небось задурил голову Матти своими выкрутасами с иголкой-переростком в руках. Ну и пусть прыгают как кузнечики ужаленные! Что делать, когда у тебя увели из-под носа молодого любовника? Напиться? Обторчаться? Нет, уже попробовали. Нужно пойти и подрочить на другого сверх-сексуального блонди. Благо, на удачу Молко в этот день в Лондоне шел спектакль с участием Джуда Лоу, куда Брайан и отправился. Правда, предварительно прихватив с собой щепотку кокса, дабы снять стресс и усилить краски от процесса…просмотра. В театре был аншлаг, повсюду шныряли люди в таком оживленном возбуждении, что Брай уж подумал, а не наливают ли где здесь на халяву. Впрочем, вознамерившись взять себе отдельную ложу, Молко на десерт решил-таки еще побаловать себя абсентом. По крайней мере, никто теперь не скажет ему, что он жалкий алконавт, надрался как скотина. Но уже здесь ожидали Молко препятствия, ибо в VIP- ложе ему отказали, сообщив, что она занята.
Депрессующему Молко много не нужно было, чтоб закатить истерику, тем более, когда внутренний карман пиджака прожигал кокаин, а в горле пересохло.
- Мне плевать, кто там сидит, пусть пересядет!
- Но мы не можем этого сделать, ложа уже выкуплена…У нас есть другие хорошие места, - как мог пытался уладить конфликт администратор.
- Послушай меня, ты, убогий театральный опарыш, или отведи меня в эту хренову ложу, или я иду туда сам, а ты потом будешь всю жизнь торговать хот-догами на улице!
- Сэр, поймите, это невозможно, прошу вас, успокойтесь…
Крики Брайана стали привлекать внимание аудитории, а администратор больше всего боялся скандалов.
- Я заплачу в 2 раза больше, лишь бы этот мудак, который там собирается высидеть своей жирной задницей страусиное яйцо, побыстрее убрался…
- Пожалуйста, сэр, не стоит этого делать, эта ложа выкуплена самим мистером Лоу.
- Ты что, меня считаешь за идиота, поганец?? Этот Лоу где будет, на сцене играть, или в ложе отсиживаться, что за беспредел, черт дери тебя за ногу!
- Нет, понимаете, прошу вас, говорите тише…там будет сидеть…другой человек…его…его…
- Что за хрень ты тут несешь?? Я сказал, немедленно веди меня в ложу! стараясь быстрее увести Молко от публики, администратор решил, что если он отведет скандалиста в ложу, то там, по крайней мере, его не так будет слышно и он сможет что-нибудь придумать для усмирения разбушевавшейся звезды.
Брайан ворвался в ложу, готовый принести в жертву любого, кто встанет на пути его планов по великой дрочке.
- Какого…ТЫ??? – Молко захлебнулся слюнной жидкостью от гнева и потух, как не извергнувшийся вулкан, отравившись лавой, и чувствуя себя униженным и уничтоженным. – Так ты и есть тот таинственный друг Джуда Лоу? Вот почему Матиас говорил, что при таком любовнике тебе нет смысла покушаться на других, и я ему не поверил…разве такое возможно?
Кристиан сам не ожидал увидеть здесь Брайана, но быстро преодолел замешательство.
- У тебя же есть Матиас…почему же у меня не может быть Джуда?
- У меня больше нет Матиаса. Пока, во всяком случае.
Администратор по-тихому исчез, и они остались в ложе одни.
- Что-то ты не похож на угнетенного горем любовника.
- По крайней мере, я могу быть уверен, что он ушел не к тебе, и эта мысль меня обнадеживает.
- Так может, ты присядешь, Ия постараюсь убедить тебя, что я не такой уж скверный?
- я бы подумал, что ты ко мне подкатываешься, если б ыне узнал, что вы с Джудом в теплых отношениях. – Молко с удовольствием расположился на мягком диванчике, продолжая речь – И как тебе удается цеплять таких блонди?
- Видишь ли…с красотой они получили еще много преимуществ и привилегий. Но по сути, были лишены выбора, ибо не они выбирают, а выбирают их. А я же даю каждому возможность быть равным игроком. В фехтовании тебя не спасет ни твое высокое положение, ни социальный статус, ни деньги…лишь то, как ловко, стремительно, быстро и гибко ты можешь уклоняться и наносить удары. Понимаешь? Я даю почувствовать упоительную свободу быть самим собой, от которой редко кто может отказаться.
- А если кто-нибудь положит тебя на лопатки?
- Или ты, или тебя.
Кристиан буквально полоснул взглядом Брайана, так что Молко решил перевести разговор в другую плоскость, вытаскивая из кармашка кокс.
- Угостишься?
- Нет, спасибо. Спорт и наркотики несовместимы.
Однако от опытного глаза Брайана не скрылось то секундное колебание, мелькнувшее в глазах учителя.
- Да ладно? А не за допинг ли тебя отстранили от соревнований?...я эээ…читал где-то, - добавил Брай, чтоб не вышло так, будто бы он специально интересовался биографией Ван Келлера.
- Я сам ушел. Они ничего не доказали.
- Но ведь было же, а? Поэтому ты и заделался в элитные тренеры, так как знаменитостям похер, что ты там нюхаешь и в каком количестве.
- Послушай, я ушел в тренеры, потому что карьера фехтовальщика не бесконечна, и лучше уйти в расцвете, чем бороться за последние места и поощрительные призы по старости.
- Значит, стал сдавать?
- Как же тебе нравиться жалить, Молко! Но не ты ли сам рассказываешь, что завязал с наркотиками?
- Всё равно мне никто не верит, у меня плохая репутация. – Брайан загоготал и без всяких угрызений совести втянул порошок.

В зале погас свет, предвещая начало спектакля, так что Молко невольно умолк, обратив всё свое внимание на сцену. Брайан с замиранием следил за действиями и речами Джуда, начиная чувствовать острое жжение внизу живота. Украдкой, он бросил взгляд на Кристиана. Интересно, он чувствует тоже самое? На сцене появились какие-то второстепенные персонажи, и Брай позволил себе отвлечься, чтобы украдкой рассмотреть Криса получше. Идеального кроя пиджак (опять что ли Матиас присоветовал?), под ним серная шелковая рубашка, а под ней, как он стыдливо припоминал накачанное тело, сильные руки и рельефный живот. Молко поднял взгляд выше. Нос чуть-чуть длинноват для идеального, но никак не портил лицо, наоборот, придавая ему некую уверенность и устремленность. Пару складок на переносице и около глаз выдавали опыт прожитых дней, а нахально-красивый изгиб губ делал это, в общем, сурово-мужественное лицо, совершенно обаятельным. Засмотревшись, Молко упустил момент, когда рука Кристиана легла ему на колено. Он постарался отодвинуться, насколько это было возможно, но Крис лишь невозмутимо подвинулся вместе с ним, по-свойски погладив коленку.
- Кхм…как бы…это…твоя рука…она…ты не мог бы её убрать?
- Почему? Ты же беззастенчиво рассматривал меня целое действие, что очевидно, тебе нравилось, а мне нравится твоя коленка.
- Ты что, не в себе? - Брайан ошалело уставился на Кристиана, пропустив даже впечатляющую речь Джуда Лоу.
- Если тебе неприятно, я мог убрать.
- Мне не…
- Не ври. Я сижу слишком близко, чтобы не чувствовать, как ты горишь. Это нормально, Брайан.
- Здесь душно. И нет ничего нормального. Я не собираюсь изменять Матиасу.
- А кто говорит об измене? Я разве тебя просил о чем-то непристойном? Вот видишь, ты сейчас сам признался, что думал о таком варианте…
- Ничего я не думал! это все наркотики…
- Ну же, Молко, мы не в том возрасте, чтобы сваливать все свои шалости и истинные желании Яна побочные эффекты препаратов…
- У меня есть Матиас…
- Ты противоречишь сам себе, ибо вначале ещё говорил, что он от тебя ушел, не это ли «празднуем»? Брайан, твои доводы что-то совсем неубедительны и я начинаю терять терпение…
- Ну а как же Джуд Великолепный?
- Тебе лучше об этом не знать.
Буквально одним ловким движением, Кристиан подмял Брайана под себя, тем самым, не давая ему возможности для отступления.
- Ты хочешь?
Молко молчал, отчаянно цепляясь за остатки самоконтроля, который казалось, эвакуировался, бросив его безнадежно-больной мозг.
- Так ты хочешь?
- Дааааа, - выдохнул Брайан, ожидая, что сейчас будет нечто волнующее и невероятное, способное хотя б приглушить его разыгравшуюся похоть. Но ничего не последовало. Ван Келлер ровно сел на свое место с невозмутимым видом.
- Ну вот и хорошо.
Брайан не мог опомниться, ибо в груди колотился целый рой вселенских ругательств. Его провели! Обманули! Заманили в ловушку как последнего лопуха! Молко уже начал обвинительную речь, как его уничижительные слова потонули в бурном всплеске аплодисментов, возвещающие о финале спектакля. Брайан так и не смог в полной величине оценить театральный талант Лоу, ибо события, развернувшиеся в ложе, взволновали его сильнее. Причем действия развивались так быстро, что Кристиан буквально уже тащил Молко за кулисы.
- Ты…ты…- каждый раз, когда Брайан подбирал подходящие слова, посвященные учителю, ему попадалась та или иная знаменитость, так что невольно приходилось умолкать и улыбаться, пока, наконец, Молко лицом к лицу не предстал перед несравненным Джудом Лоу.
Брайан уставился на красавца-блондина, нервно сглатывая слюну и ощущая недостаток воздуха. Он стоял к Лоу так близко, что даже видел на его лице следы легкого макияжа, очевидно оставшегося после спектакля. Своим сногсшибательным голосом, доводящим до оргазмической дрожи, Джуд без лишних предисловий спросил:
- А где тот очаровательный светловолосый парень, что был с тобой в прошлый раз?
Брайан едва не потерял челюсть, но Кристиан держался невозмутимо.
- Это его друг, Брайан Молко, знакомься.
Лоу хитро улыбнулся, чувственно пожимая Брайану руку.
- Можешь передать своему другу, что если он захочет попробовать себя в качестве актера…я помогу подыскать ему сценарий на «Оскар».
- Не беспокойся, для него уже Шекспир про датского принца написал нетленный хит…
- Пусть позвонит мне, мы прорепетируем диалоги…
Молко, никогда не принадлежавший к богеме, тихо презирая ее, отчасти из зависти, сейчас взвился, отчаянно пытаясь защитить свою самооценку от полного краха. Вот гнусный тип!! Уже и на его Матти положил глаз, однако, хорошо они с Ван Келлером спелись, подлые змеи! А он тут стоит как статист, как разносчик бутербродов и кофе (будь так так, он бы несомненно туда плюнул), а не знаменитый музыкант, которого знают даже в Уругвае! Он хотел добавить еще что-нибудь едкое в качестве мести за покушение на Матиаса, но пока придумывал, Лоу уже переключился на Кристиана, в упор перестав замечать Молко и потеряв к нему всякий интерес.
- Тебя ничто не может вывести из себя, правда, дорогой? Ты даже ни капельки не ревнуешь…
- А ты этого хотел бы? – Ван Келлер говорил с насмешливой улыбкой, но даже Брай без труда различил в его голосе угрозу, отметив, что не хотел бы испытать на себе гнев мастера по фехтованию.
- Так по поводу сегодняшнего вечера…
- Именно за этим я и зашел…У меня возникли другие планы, поэтому я не смогу составить тебе компанию сегодня.
- Крис?
Брай не поверил своим ушам, которые сейчас вытянулись как у эльфа. Или у него галлюцинации на нервной почве, или в глазах Лоу мелькнула почти что мольба.
- Я же сказал – нет.
- Тогда я смогу прийти к тебе в пятницу? На..на..тренировку?
- Я не вижу причин отменять занятие. Только потом я занят.
- Я…позвоню тебе.
Джуд выглядел растерянным и виноватым. Крис коротко поцеловал его, а Брайан вообще перестав что-либо соображать, молча последовал за учителем к выходу. Только когда они оказались на улице, Молко удивленно заголосил.
- Подумать только, это же Джуд Лоу!! Как ты мог так с ним разговаривать? Ты видел его лицо? Он был убит.
- Кажется, ты сам был не очень дружелюбен.
- Он нагло подбивал клинья к моему Матиасу! И кстати, какого черта ты и его водил сюда, признавайся! Небось тоже домогался в ложе, подлец! Потешился вдоволь, да?!!
- Послушай, Брайан, - Кристиан внезапно остановил его, повернувшись лицом к лицу. – Конечно, нужно было сказать тебе раньше, но Матиас боялся, что ты вообще тогда двинешься и зарежешь его когда-нибудь в приступе ревности…
- Так значит было!! Ублюдок!! – у Молко окончательно сдали нервы, в глазах помутнело от заполнившей их соленой жидкости. Он попытался уйти прочь, но Кристиан перегородил ему путь, крепко схватив за руку.
- Постой, я не договорил ведь, выслушай!
- Отпусти. Мне больно. – Брайан попытался выдернуть руку, но у него явно не хватало сил. Тогда Молко поднял глаза и заговорил уже без дрожи.
- Хочешь поведать мне подробности? Какая марка смазки у него любимая? Я все выслушаю. А потом ты и на сантиметр ко мне не приблизишься, иначе я сделаю так, что смазка тебе больше никогда не понадобится.
- А теперь стой и слушай. Да, мы действительно переспали с Матиасом…раз, или два…неважно, это было еще до того, как у вас вспыхнул роман. Он только-только вступил в модельный бизнес, а я был на вершине успеха. Я тогда выиграл свой последний кубок, была крупномасштабная вечеринка, девочки-мальчики, выпивка…пригласили целое агентство моделей на любой вкус для украшения праздника. Я заметил его сразу, он был не против, но я знал, что не произвожу на него особого впечатления, - единственное, что Крису пришлось утаить в корыстных целях, так это слова Матиаса, что он переспал с ним только потому, что Ван Келлер был одного возраста с неким Брайаном Молко. Но говорить такое сейчас было не в его планах.
- Хочешь сказать, что когда вы встретились снова, вам не захотелось вспомнить было? Я же видел, как вы друг на друга смотрите!
Тактический выпад Кристиана был молниеносным и сокрушительным.
- Не думал, что я мог смотреть на тебя?
- Не съезжай с темы.
- Глупый, глупый Брайан…ты был так поглощен своей обсессией по Матиасу, забыв, что сам можешь кому-то нравиться и вызывать желание. Ну посмотри же, твои глаза с порхающими бабочками-ресницами, твой чувственный рот с пухлыми, сочными губами, все это действует на меня так, что заручившись твоим согласием немногим ранее, я сейчас намереваюсь поддаться искушению, которое беспощадно гложет меня…
Кристиан говорил так, что Брайан стоял загипнотизированный, позволив Ван Келлеру подойти очень близко. Как скульптор, Крис пальцами чуть-чуть приподнял подбородок Брайана, и не спеша, уверенно поцеловал его. Прохожие, машины, здания, время…все исчезло. Медленное скольжение языка спровоцировало бурный выплеск гормонов удовольствия в кровь и Молко почувствовал, как начинает отъезжать…поэтому схватился за пиджак Кристиана, еще сильнее прижав его к себе. Этого жеста было достаточно, чтобы они как слепые, закружились в немыслимом узоре, протирая дорогими шмотками кирпичные стены, спотыкаясь, задыхаясь, но не отпуская друг друга. Уткнувшись в какой-то тупик, Брайан наступил на крышку мусорного бака, а Крис на хвост ближсидящего помойного кота, в общем, вместе производили так много шума, что из окна высунулась какая-то бабка, обозвав их непотребными словами, и пообещав выйти и накостылять негодникам. Брайана разобрал такой смех, что слёзы полились из глаз, Кристиан хохотал в голос, они смотрели друг на друга несколько секунд, затем, снова начиная безудержно смеяться. Брайан вдруг почувствовал себя беспечным, двадцатилетним юнцом, когда внутри легко, а в голове безмятежно пусто и ты упиваешься ощущениями здесь и сейчас. После того, как прошло первое опьянение, они стояли просто обнявшись, одной рукой Кристиан гладил Брайана по шее, а другой нежно прижимал к себе. Молко не хотелось открывать глаза, не хотелось покидать эти теплые объятья.
- Чувствуешь, дождь?
- Мммм…- Брайан лишь сильнее уткнулся лицом в грудь Кристиану.
- Молко…- учитель затормошил впавшего в забвение Брайана. – Ты бегать умеешь?
- Чтооо?
- Я говорю – бежим!
Брай ничего не успел сообразить, как хлынул сильный дождь, и они побежали в поисках ближайшей забегаловки, где можно было приткнуться. Зарулив в какой-то паб, они уже успели изрядно промокнуть, так что у обоих был не очень потребный вид унесенных ливнем. Заведение кишело людьми, что пошло парочке только на пользу, ибо они незаметно притулились к барной стойке, не привлекая особого внимания.
- Придется выпить что-нибудь горячительное, чтобы не заболеть. Ты не против?
- Да чтоб я? Против? У меня если день без ред-булла – вычеркнут из тура…ред-булл – это така яшняга, куда я подливаю водку, и главное, сделать это так, чтоб никто не заметил., потому что в этом весь фокус. Вот сидишь на таком скучном интервью, что трезвым я б повесился от дурацких вопросов журналюги, рассуждаешь, значит, о здоровой пище, а сам потихоньку потихоньку хлещешь свой энергетический напиток, ха-ха! Журналисты находят тебя общительным, веселыми и остроумным, да и ты неплохо провел время, все довольны! Главное, не переборщить с пропорциями, а то я однажды выпил водку с запахом ред-булла перед одним концертом, и понеслась нелегкая, я перед выходом на сцену запутался в проводах, а в руках у меня была сигарета, кароч я нечаянно пропалил Стефу штаны вместе с трусам, наступив на ногу Стиву (я тогда еще не похудел), за что он тут же мне настучал палочками по башке…
- Брайан, - Кристиан понизил голос, - ты еще на весь зал спой про свой запой, чтобвсе слышали, что ты звезда и бросились просить автографы. Можешь хоть на один вечер представить, что мы секретные агенты, работающие под прикрытием, поэтому шифруйся лучше…
- Ааа…как мистер и миссис Смит?
- Ну пусть будет так. Как Маулдер и Скалли.
- Я все понял! Обычно, конечно, когда я нажрусь всякой дряни, у меня начинается гонка с преследованиями, но агентом я никогда не был…
- Уверен, у тебя получится, если постараешься.
- …Или как у девушка Бонда…можно, я буду твоей девушкой, мистер Бонд?
Крис хотел заметить, что навряд ли избранница Бонда так лихо заламывает с ним на пару уже третий стакан текилы, но лишь улыбнулся этой мысли, представив себе восьмой фильм про супергероя, в которой окажется, что легендарный мачо на самом деле гей. У натуралов исчезнет их последний символ мужественности, они впадут в депрессию и геи поработят мир! Даааа, кажется он сам уже пьян.
Первый раз Брайану хотелось, чтобы дождь длился вечно. Чтобы не покидать этот уютный бар, ставший для него буквально островком спасения на границе между мечтой и реальностью. Но часы неумолимо приближали рассвет.
- Дождь закончился, - проговорил вслух Крис, пытаясь еще не совсем окосевшим правым глазом подсчитать оставшихся посетителей. – Пора идти.
- Пока вражеские шпионы не сорвали наши планы! – Брайан попытался заговорщически подмигнуть, клацнув челюстями, но вместо этого чуть не упал со стула, так что Крис успел его вовремя подхватить.
- Моей главной миссией будет доставить очень важного и ценного агента в убежище, чтобы до него не добрались злобные охотники за такими хорошенькими головами.
Ван Келлер помог Молко слезть со стула и одеться, при этом, ухитрившись чмокнуть Брайана в шею, и быстрее потащив на выход.
- А если они уже ищут нас?
- Ты забыл, что я искусно владею шпагой? – Кристиан принял воинственную позу, сделав изящный выпад в сторону воображаемого противника, правда, от количества выпитого он слегка запутался в ногах и на этот раз его уже от падения удержал Молко. Брайан смеялся.
- Тебе повезло, что сейчас еще слишком рано и мы в глухом месте, иначе если бы на улице проезжала скорая помощь, тебя бы быстро определили в ближайший психдиспансер как Дон Кихота.
- Но я бы был не один, а с моей Дульсинеей!
- Ха, благо, что я хоть не Санчо Панса.
Они шли, шатаясь в разные стороны, отягощенные земным притяжением, поэтому один поддерживал другого, а Брайан еще и умудрялся горланить «Sweeeet hoooomeee Alabamaaa, wheeen the skyyy is bluuuueee» и не было смысла просить его сделать звук тише.
- Брайан, слово «blueeee» у тебя получается особенно хорошо, но людям не обязательно знать про какую-то там гей-общину в Алабаме так рано утром, все еще спят.
- Так в чем проблема? Сейчас разбудим! – И он снова затянул песню своим пьяно-гнусавым голосом, но забыл слова и дальше просто продолжать выть.
- Тебе бы позавидовали многие городские коты.
- Пусть мне вообще все завидуют!! Я сейчас буду ать-ать-ать… - Молко повернул ключ в замке, вваливаясь спиной в квартиру и таща за собой Криса смачным поцелуем.

- Будешь что? Я не расслышал, повтори, пожалуйста. – Матиас стоял, облокотившись на огромное зеркало в холле, руки небрежно засунуты в карманы брюк, на лице мрачная тень тревоги от бессонной ночи, а в глазах лихорадочный блеск, который появляется от очень сильных переживаний. Он был похож на рассерженного молодого Апполона. - Так может, расскажешь мне о своих планах, Брайан? Или я в них не вписываюсь?
Молко соображал туго, онемев от неожиданности, поэтому первым заговорил Крис:
- Ничего не было. Мы просто выпили…
- Хоть ты не ври мне, а? Это такое же «ничего», как и у нас с тобой, да? Ты ведь ему наверняка рассказал. Молко, это что, такая извращенная месть?
- Нет, Матти, не думай…- промямлил Молко, виновато почесав затылок.
- Мы с Брайаном случайно встретились, и как раз всё выяснили…
- Ты бы лучше приглядел за своим любовником, чем что-то выяснять с моим! Ибо Джуж мне ужек оборвал телефон своими предложениями творческого соития… - в голосе Матиаса все жестче проступал датский акцент, отчего слова приобретали металлический оттенок и больно кололи.

Брайан постепенно начал приходить в себя и с восстановлением работы клеточных структур мозга, он вспоминал, что лучший способ защиты – это нападение.
- А не ты ли бросил меня первым?
- Я не бросал тебя. Я предложил взять перерыв, я хотел…
- Посмотреть, как мне будет больно? У тебя будто такая ребяческая страсть на эксперименты надо мной. Выживет или нет. Сначала ты спишь с кем попало на моих глазах. Потом ты спишь с моим близким другом. Затем с моей подружкой. И даже с моим врагом…А давеча решил притащить своего бывшего, или не знаю как там правильней, любовника ко мне домой…
- Надо же, ты заметил, что это не большой черный таракан!
- Нет, скорее это был паук, причем весьма похотливый.
Брайан посмотрел вызывающе на Криса, Матиас тоже соответственно посмотрел на Криса.
- Черт возьми, Кристиан! И когда ты успел?!
- Ты же успеваешь водить шашни с Джудом.
- Ну уж это тебе должна быть известна его распутная сущность. А мне не нужен твой гомо эректус пергидрольный!
- Еще одно дурное слово о Дждуде я…я за себя не ручаюсь…
- Еще один шаг по направлению к Матиасу и я не пожалею свой платиновый диск, чтоб разбить его тебе об голову., - уверенно подал голос Молко.
- Брайан, брось, это смешно, мы ведь…
- Нет, Ван Келлер, это грустно, что мы чуть не начали драться как самцы дикого гомодрила из-за какой-то блондинки.
Брови Матиаса взметнулись вверх, Крис заскрипел зубами, едва сдерживая возмущение.
- Никого из вас не хочу обидеть, - продолжал Молко, но сначала придется уйти тебе, Кристиан. У нас был прекрасный день, thank u very much, но совершенно очевидно, что мы любим других людей и обнимали друг друга только потому, что оказались рядом, и на самом деле, хотели быть с теми, кого мы really fucking love. Так что, думаю, тебе стоит поторопиться, пока Джуд еще кого-нибудь от тоски не подцепил, а ему для этого, ты знаешь, много времени не требуется.
Ван Келлер уже собрался выйти, как остановился и сказал:
- И все-таки, ты fucking amazing man, Молко.
- Тогда пришлешь мне как-нибудь приглашение в ложу на премьеру.
Крис напоследок извиняюще взглянул на Матиаса и вышел. Они оба стояли и слушали удаляющиеся шаги, словно начало финального отсчета, и когда они стихнут, придется пережить межличностный Армагеддон.
- Теперь мы совсем одни…- проговорил тихо Матиас.
- …совсем одни…- эхом отозвался Молко, несколько секунд задумавшись о чем-то своем, но затем снова поднял глаза на любимую модель. На этот раз все лицо Молко выражало спокойствие и уверенность. Он подошел к Матиасу и ласково провел тыльной стороной ладони по его лицо. Лауридсен хотел что-то сказать, но Брайан приложил палец к его губам, затем проведя им дорожку по подбородку, ниже по шее, груди, животу, пока не дошел до ремня на брюках. Здесь он остановился, прищелкнув языком. Затем просто крепко обвил Матиаса руками, положив голову ему на грудь.
- Я хочу, чтоб ты понял, как тяжело мне будет от всего этого отказаться…но тебе тоже придется уйти.
- Я не понимаю… - Матиас не привык к таким обширным потрясениям за один день.
- Я был очень счастлив с тобой, мой мальчик. Я был так счастлив, как никогда в жизни и не знаю, буду ли еще когда-нибудь испытывать такое же сладкое умопомрачение.
- Тогда объясни, почему я должен уйти?
- Потому что я хочу, чтобы ты тоже был счастлив. Больше, чем со мной, и больше, чем я. Я отпускаю тебя, Матти.
- Что за глупости, Брайан!
- Это не глупости. Потом, позже, ты оценишь. Я могу остаться твоим верным другом, я приду в любой момент тебе на помощь, стоит только позвонить, но я не буду твоим любовником, и я не буду твоим тираном, иначе я разрушу все самое прекрасное, что между нами есть. Я изведу тебя ревностью, подозрениями, истериками, своими страхами и паранойями, пока окончательно не свихнусь и не буду следить за тобой по пятам, повсюду выискиваю улики твоей неверности. И ты будешь прав, если изменишь мне, или, устав, бросишь. Это еще я не говорю о том, что с каждым днем я еще буду стареть, становиться брюзгливым и абсолютно несносным.
- Что за ужасы ты тут мне расписал…неужели ты считаешь себя настолько слабым, а меня настолько избалованным и малодушным? -
Нет, милый, пойми, сейчас я считаю себя очень сильным, уж не знаю, откуда ко мне эта сила пришла, то ли от космоса, то ли от гуччи, но так или иначе, я принимаю решение, думая в первую очередь, о тебе. А тебя я считаю очень умным, потому что это ты предложил нам взять перерыв и подумать о наших отношениях, и ты все сказал тогда правильно, а я, соответственно, принял правильное решение. Я предлагаю тебе свою дружбу, хотя ты, конечно, можешь её отвергнуть.
- Но Брайан, я вовсе не хотел, чтобы мы расстались, чтобы так всё закончилось…я тогда ушел, потому что был обижен на тебя, но я и не думал бросать тебя, это не так!…и все, что ты говоришь…я не хочу даже слушать…
- Ты знаешь, у Шекспира был такой сонет…

Будь самой горькой из моих потерь,
Но только не последней каплей горя.

Оставь меня, но не в последний миг,
Когда от мелких бед я ослабею.
Оставь сейчас, чтоб сразу я постиг,
Что это горе всех невзгод больнее.


Матиас крепче прижал к себе Брайана, и Молко не чувствовал ни боли, ни смертельной тяжести, лишь какое-то просветление. Он полной грудью вдохнул исходящий от Матиаса аромат, и тут, прямо ему на щеку упала крохотная прозрачная капелька, которая стремительно скатилась вниз, оставив после себя лишь влажный след. Странно, это были вовсе не его слезы. Молко не стал поднимать глаза, чтоб не видеть, как по гордому, нордическому лицу датского принца катится одна капля за другой. Он не мог себе позволить смотреть, но, кажется, это были самые красивые слезы на свете.

И слез твоих, жемчужных слез ручьи,
Как ливень, смыли все грехи твои.



15.02.08 – 5.03.08