Elaborate Dream

by New Model

Е.С. посвящается…
Надеюсь, ты больше никогда не заставишь написать меня такое.

 


Часть I.
Beauty lies inside the eye of another youthful dream.


Эта паранойя мучила Брайана уже около трех месяцев. Сны были настолько реальными и явственными, что Молко казалось, будто он живет двумя жизнями. Снился ему все один и тот же человек с красивейшими, изящными губами, необыкновенно привлекательными голубыми глазами и платиновыми прядями волос…В каждом сне образ лица слегка менялся, но в общем все оставалось одним и тем же и по несколько раз в неделю к нему являлся ночью этот роскошный блондин не слащавой модельной внешности, а истинной красоты. Это были чудесные, счастливые ночи…но шокирующими были моменты, когда мозг Брайана включался, трезвел и говорил, что Молко с этим мужчиной никогда в жизни не встречался! Кто-то будто взломал ему сознание, поставив туда картинку с изображением этого мужчины.
Поначалу, такие сны дарили Брайану некое смутное наслаждение. Можно сказать, он влюбился в эти сны, так как утром чувствовал тихую радость и тепло. И все бы это не сильно тревожило Брайана, если бы эти сны не стали ужасающей закономерностью, превращаясь в его ночные фильмы и своей яркостью и насыщенностью подавляя реальные события, происходившие днем. Он видел все чересчур четко и ясно, причем картина зачастую была сюжетной и осмысленной. И когда эти сны на второй месяц их существования стали превращаться в настоящие рассказы, Молко испугался, что завтра это может стать его действительностью. Этот блондин словно преследовал его ночью, но в дневной жизни и не думал показаться или даже намекнуть на свое существование! Тогда Молко стал заглядываться чуть ли не на каждого светловолосого юношу, надеясь, что после встречи «того самого» игры сознания прекратятся. Перед его глазами, на концертах проходили тыщи блондинчиков, но они явно не были похожи на того единственного, который посещал Молко во сне. В магазинах, барах, кафе и просто на улице при виде чего-то блондинистого внутри Молко поднималось какое-то волнение. А к концу второго месяца несколько потрясающих снов просто обрушились на него, совсем выбив из колеи. И все дело в том, что Молко ушел в страшенный запой, пытаясь отвязаться от сновидений. Он мешал все напитки подряд, убираясь в полный недееспособный хлам, чтобы отрубиться и не видеть ничего, но взамен получил сон, где он был невестой!

…Все было уже готово к свадьбе, приезд гостей вот-вот ожидался. Он суетится в свадебном платье в каком-то помещении, напоминающее ресторан или другое место для проведения подобных масштабных празднеств. На столах уже поблескивают бокалы и рюмки. Но только когда Молко с волнением взглянул на себя в зеркало, то понял, что платье ему совершенно не нравится. Оно было слишком простое, невзрачненькое и даже безвкусное…никак не подходящее для такого невероятного события! Ведь он хотел быть самой красивой невестой (именно «невестой», он это явно ощущал), и свадебное платье в такой торжественный день должно поражать великолепием…Жутко портило настроение и то, что туфли у него тоже были не высшего полета…уродские галоши какие-то, даже без каблуков, коричневого цвета…такими только по конскому навозу шастать, а не на свадьбе как лебедь шествовать. Брайану хотелось содрать с себя все это убожество, ведь он достоин лучшего! Почему он не может позволить себе роскошную одежду в такой торжественный день? Как вдруг, среди этих подготовительных забот, Молко пронзает мысль, что у него нет мужа! Точнее, он знал, что его супругом может быть только тот самый блондин…но как ему об этом сказать? Дело даже не в том, что он не согласен на свадьбу, а в том, что он просто не знает, что нужно прийти! Что за парадокс, когда сам жених не приглашен? Брайан был уверен, что если бы он знал, он бы пришел…обязательно пришел…Молко стало совсем горько и обидно…хотелось плакать. Даже в день свадьбы ничего не может идти как надо. За что? За что он так страдает? Прячась через черный вход, явно от фанатов, Брайан пошел жаловаться свой матери на такую несправедливую судьбу. Ну как это? Ведь не бывает свадьбы без мужа! Почему, почему нет блондина? И мать утешала его, что жених обязательно появится, но Браю было жутко тревожно…что он скажет толпе гостей? За кого выходить замуж? Кто наденет кольцо? Кто будет целовать, в конце концов? Все это обещало превратиться в мутный кошмар, как внезапно картинка изменилась и…Брайан уже едет в нарядном, великолепном свадебном платье с фатой и букетом белых роз рядом в машине…а рядом был он…в сером костюме, спокоен и по-сумасшедшему красив…его блондин, его муж. И Молко улыбался сквозь слезы, сквозь пережитые страдания…Свадьба состоится.
С таким каламбуром Брайан проснулся, но чувство страха и тревоги больше не было, лишь радость оттого, что он….как бы вышел замуж.
Не зная, как воспринимать такое поведение мозга, Молкс все рассказал Стефану.
- Ну, Молко, - задумчиво произнес швед, – все это ведет к тому, что тебе пора заводить семью…
- Ты сегодня не падал головой об асфальт? Какая нахрен семья? С этим блондином из сна?
- А что, в нашей матушке-Британии как раз разрешили гей-браки.
- Сукин сын, не издевайся! Как я выйду замуж за продукт своего воображения?
- Молко, тебе просто-напросто нужно хорошенько потрахаться с каким-нибудь блондинчиком и тогда, увидишь, полегчает! – Стеф красноречиво посмотрел на Молко, погладив его по коленке…
При всей любви Брайана к Стефу, Молко чуть не стошнило.
- Фу, паразит похотливый! Я схожу с ума, а ты клеишься ко мне со своими предложениями интима…
- Как хочешь. – Стеф отсел подальше, - Я всего лишь предложил верное лекарство.
- От геморроя найди мне лекарство, а я пока лучше выпью… - отчаянно бросил Молко и заперся один в комнате с пятью бутылками водки.

Но после этого водочного плавания Брайан получил еще один сон, краше прежнего. Этот сон можно было бы назвать неким рациональным продолжением предыдущего, так как Молко оказался беременным. Ага, у него был такой огромный живот, на котором он любовно складывал ручки и смотрел на окружающих с эдаким материнским умилением и добротой. Он определенно чувствовал гордость, что носит под сердцем сына своего любимого мужчины…ведь у него обязательно роится голубоглазый мальчик, похожий на папу…Этот шикарный блондин был только его и Брайан знал, как скрипели зубами все неудачницы, которые видели их красивую пару…А теперь у них родится ребенок. Сын, о котором он всегда мечтал…Брайан зашел в магазин одежды для беременных…даже тут его мозг не терял чувства юмора, так как Молко нацелился выбирать специальные трусы…нет, ему не нужны были скромные бесшовные рейтузы…он хотел красивого белья, удобного, но с кружевами…а потом он присмотрел себе черную майку и все думал, а понравится ли она мужу…Но вот, кадры меняются, и настал день родов. Снова кошмар. Брайан родил не сына….а крысенка. Да, самого настоящего крысенка, с длинным хвостом и коричневой шкуркой…Он был напуган, он не мог отойти от шока, держа в руках эту хищную, изворотливую тварь…Как, как он покажет зверя своему любимому? Как объяснит, что это их ребенок? Он ведь не сможет одевать на крысу чудесные распашонки…когда Брайан с отчаянья оказался снова в магазине он уже выбирал не детскую коляску, а клетку для этого крысенка…Нет, он решил что родит еще…а крысу спрячет…он родит нормального ребенка, красивого и здорового…у них обязательно будет сын…
Молко подскочил на кровати, жадно ища по сторонам признаки реальности и щупая свой живот …а, ну вот, все сходится…пустые бутылки из под водки…черт возьми, да как же их много! Треклятая жидкость! Это она заставляет его мозг зависать и глючить…но самое странное, что его не преследовала головная боль или состояние преотвратного похмелья…он лишь где-то внутри ощущал тихую радость предстоящего материнства. Не было ужасной крысы…только счастье, что ты носишь под сердцем сына от самого дорого тебе мужчины…
- Ну и ну! – выдохнул Молко, поспешно засовывая сигарету в рот, - Я и с таааким пузом! Бляяя, неужели пора записываться в общество анонимных алкоголиков? Или шизофреников? И туда, и туда примут…
Show me the way to the next whisky bar
В этот же вечер, перед концертом, Стеф и Стив обнаружили Молко нервно шаркающего по гримерке с бутылью Evian в руках. Хьюитт издал издевательский смешок, а Стефан потянулся носом к горлу бутылки.
- Вот бля, там даже не спирт, а реально вода!
- Брайан, с такими вкусами тебя просто не пустят на сегодняшнюю вечерину…там будут взрослые дяди, пьющие напитки для взрослых…кхм, а может твоя мама решила посетить наш концерт – задумчиво протянул Стивен, не сдерживая распирающей его иронии.
- Сволочи, хватит ржать! Вот родите во сне крысу, всю жизнь, крепче молока ничего пить не будете!
- Господи, Молко, насколько я помню, когда ты гонялся за зелеными муравьями размером с собаку ты так не паниковал…
- Парни, ну хватит…меня просто преследует этот чертов блондин. Может, мне показаться психоаналитику?
- А может, ты просто кого-то недотрахал? – вставил Стив.
- И ты тоже двадцать первым пальцем думаешь? Сукины дети, достали! Я схожу с ума и вы первые, на ком это отразится!
- Да ладно, не первый день, привыкли…Если ты напишешь песню «мой белокурый принц, ты у меня один» все быстро привяжут это к «белому принцу», т.е. в любом случае – к кокаину…так что, на чем бы ты не сидел и кого не трахал, журналюги у знают наперед всю твою жизнь. Хотя…я всегда тебе говорил, что с этим делом нужно быть чрезвычайно осторожным…
- Но я ничего не употреблял! Ни единого даже самого тоненького косячка, ни одной крошечной дорожки!
- Тогда повторяю. Ты сексуально неудовлетворен.
- Да ну? Значит, когда ты неудовлетворен, тебе снится, что ты женишься на негритянке и рожаешь черную крысу с косичками? – пытался обороняться Молко.
- Нет, когда я неудовлетворен, я ночью не сплю…а решаю эту проблему.
- Черт с вами со всеми, налейте мне лучше водки…По-братски. От души. И побольше, ага.
- Да откуда у нас такая радость, Молко, что ты? Иди давай на сцену, а опосля будет тебе и водка, и кокс с чаем! – бодро отнекивался Стив, выпроваживая Молку на сцену и пряча своей широкой спиной непочатую бутылочку, которую он надеялся выглушить после концерта со Стефом.
Этой ночью мозг дал Брайану передышку и Молко практически повеселел. А следующим вечером, когда он трахал непонятно кого, Брай вдруг представил, что на месте этого безродного, безымянного парня тот самый прекрасный блондин. И Брайану захотелось вновь увидеть его во сне. Он даже специально вспомнил все предыдущие сновидения, чтобы еще раз увидеть его роскошные золотые волосы и величественные глаза. Но утром Молко проснулся разочарованным. Блондин не появился. Что это такое? Неужели все так и закончится? Всю неделю Брай ходил хмурый и на выходные решил сильно-сильно напиться со своего странного, даже ему непонятного, горя. Стеф уже сам подносил ко рту Брайана стаканы, так как малыш уже успел затерроризировать всех этим своим блондинистым чудом. Олсдал не скупился на водку, наливая с каждым разом все больше и больше, лишь бы сознательно довести Брайана до отключки…пусть уж лучше отрубится, чем еще раз упомянет про этого нарцисса нах…
- Да, Молкс…всем обычно снятся феи, а тебе так сразу голубоглазые красавчики! Даже во сне везет! – размышлял вслух Стефаня, но Молко кой-как оторвал половину лица от барной стойки и пьяно промямлил:
- Знаешь что…я, кажется, влюбился…
- О, Брайан, милый, ты мне давно этого не говорил!
- Не…ты не правильно понял…я хотел сказать совсем о другом…- Брайану было очень тяжело соображать.
- А…опять какая-нибудь дама атаковала твое сердце?
- Дама? Где дама? У кого? У меня?…нет, ты опять меня не понял…я все о нем…о бля…блу…бле…о блондине…
- Родной, ты бредишь. Его не существует. Нигде. Кроме твоих снов…но это не считается.
- Но я люблю его! Мне хорошо с ним ночью и я хочу, чтобы он был рядом, сейчас, здесь!
- Ой, угомонись…давай лучше еще глоточек…
- Ты меня специально спаиваешь…не хочу я эту гадость…зачем ты мне ее пихаешь?
- Чтоб спалось лучше…
- Нет, от этой дряни только хуже встается…встает…у меня больше не встает ни на кого…кроме него…встает во сне…ой, чего это я гоню?
- Черт, Брайан а чем я тебе могу помочь? Объявить этого блондина в розыск? Развешать объявления? Чего ты хочешь?
- Его. Его одного…
- Бля, ну и иди! Спать! Один.
- Вот и пойду!
- Катись!
- Ублюдок!
- Шизофреник!
- Доска тощая!
- Аппендикс!
- Я уйду, и больше ты меня никогда не увидишь!
- Ой, пожалуйста, избавь меня от своего общества!
Брайан попытался сползти со стула, но Стефан видя, что эта затея грозит лишь неудачным падением, взвалил собирающегося пускать слезу Молко на себя и потащил домой.
-Ну-ну, дорогуша, все будет хорошо…и приснится тебе этот блондин, и может не один, а целых семеро…
И Брайан покорно обмяк в руках Стефа.

Are you hiding in the dreams?
Вечером в студию Брай влетел окрыленный.
- О, боженьки, Стеффи, как это было прекрасно!
- Что именно? – басист насторожился.
- Сегодняшняя ночь…
- Не вижу ничего потрясающего, ты назвал меня ублюдком и вообще откровенно бредил.
- Нет, Стеффи…Я снова видел блондина во сне! И мы…мы целовались…
- Cпаси меня мама, ты говоришь прям как девственник.
- Послушай, это было волшебно…он лежал на диване, а я примостился у него на груди.
- Звучит уже лучше!
- Я нежно целовал его шею, перебирая рукой золотые пряди его потрясающих волос…это ощущение…оно настолько волнующе-приятно…а потом я поцеловал его…и мы целовались снова и снова….сначала осторожно соприкасаясь языками, словно пробуя друг друга…а потом мы перестали сдерживаться и я жадно ловил его язык, я впился в его губы…такие мягкие и нежные…он был так ласков, чего иногда не скажешь по его слегка надменному лицу с небесного цвета глазами, которые с небрежностью и отрешенностью смотрят на все…но со мной он был совершенно другим…он хотел меня, я чувствовал его желание…я чувствовал его тепло….я ловил его прерывистое дыхание, кода покрывал поцелуями его грудь…
- Брайан, стой, слишком горячо…подожди…ух, такое впечатление, что ты действительно спал с ним вчера…Молкс, к тебе вчера в комнату точно не залез какой-нибудь фантом? Тайный любовник, которого ты от нас скрываешь? Я не знаю, что думать…а может, это болезнь? Ты случайно не падал в последнее время? А на грабли не натыкался?
- Я-то не падал, а тебя, следопыт хренов, мама точно уронила об угол два раза.
- Нет, может, найдем тебе хорошего психоаналитика?
- Не нужен мне этот психоблядонитик! Найдите мне лучше моего блондина!
- Да? Хорошо, Молко, как только я встречу эту распрекрасную заразу, я обязательно притащу его сюда, привяжу к стулу и отдам тебе на съедение! – сказал Стеф, обидевшись на Молко за грубость и принялся чересчур усердно брынькать на гитаре. Когда же Брайан слегка остыл, вспомнив подробности своего сна, то воспрял духом и репетиция прошла без дальнейших стычек.

Часть II.
Is it any wonder I can't sleep?
All I have is all you gave to me.

Так шли дни, и Брайан все грезил блондином – иногда это чувство затихало, а иногда накатывало как лавина, окутывало, как дурман…стоило блондину напомнить о своих чарах и Молко еще неделю ходил привороженным (и приторможенным). Когда они выступали в Варшаве 29 апреля заканчивался третий месяц, как Брайан жил вместе со своими сновидениями, пытаясь их разгадать и увидеть в них знаки и пророчества…
После мощно отгроханного концерта Брайан все не мог успокоиться, и они всей группой воспользовались приглашением и дернули в мега-крутой частный танцевально-бухальный клуб, где Молко, оказавшись вне поля зрения камер и фанатов, так разошелся, что начал пить с локтя и занюхивать рукавом соседа (еще и не таких привычек наберешься после поездок в Россию…). Внезапно обругав к чертям бармена, Брайан выкинул через плечо бокал и выхватил собственно бутылку абсента, присосавшись к ней как прирожденный алконавт, но тут какая-то парочка в угаре танца случайно имела неприятность задеть Молко, что привело к пролитию зеленой жидкости на его горячо-любимую-эксклюзивную-нигде-вы-мне-такой-не-купите рубашку…
- Ах вы, бля, бегемоты толстозадые, да я ща вас тут всех кастрирую, твари безмозглые…да вы посмотрите, во что вы превратили мою рубашку! Да я…- Молко начал истошно вопить, и на эти знакомые звуки вовремя объявился Стив, который во избежание скандала быстренько решил проводить Брайана в туалет, понадеявшись, что уж там Молко никого не достанет. Недослушав возгласы Брая о мировой несправедливости, Хьюитт вернулся к процессу охмурения некого женского тела, оставив мелкую заразу плеваться от злости на туалетные стены. Брайан, совершенно уже себя не контролируя, заперся в кабинке и вылил в раковину все жидкое мыло, хоть как-то пытаясь отомстить за испорченную рубашку…он хотел напоить эту парочку слабительным и ни за что не пускать в его (!) туалет, пусть они корчатся от боли и спазмов, мечтая лишь об унитазе, но он специально не выйдет отсюда…и вообще, он порвет всю туалетную бумагу, чтобы ничего! ничего не досталось этим слоноподобным кобылам! Но вскоре Молко почувствовал, что его нервные силы на исходе и плавненько начал сползать по стенке, примостившись на унитаз…перед глазами все плавно начинало меркнуть….хоть здесь его никто не тревожит…никаких папарацци, никаких фанатов, никакого опекунства Стива или Стефа…Только он и его унитазик…Потихоньку Брай стал выключаться и возможно, его бы так и нашли утром посреди туалета в клочьях разодранной туалетной бумаги, но вдруг кто-то постучался в дверь…
«Вот людишки поганые, и сюда добрались, паразиты!»
- Пшли-ка все нах из моего тубзилета! – пьяно протявкал Молко.
Ручку еще раз дернули.
- Заебали суки, неее выйдууу я ооотсююдааа! Ха-ха-хааа!
- Простите??
До Брайана донесся какой-то поразительно знакомый мужской голос…но он никак не мог определить, кому же этот голос принадлежит. Тогда Молко, движимый любопытством, все еще не отрывая задницы от унитаза, со всей дури пнул ногой дверь, набрав в легкие побольше воздуха, чтобы выдать очередную порцию мазерфакеров…только челюсть его так и осталась открытой, готовясь совершенно отвалиться. Перед ним стоял шикарный до умопомрачения блондин, слегка взъерошенный, что придавало его совершенной красоте еще большую сексуальность, и который надменными голубыми глазами рассматривал Молко, тут же осознавшего всю ничтожность своего положения.
- Господи…это ты…ты… - понимая, что перед ним стоит тот самый белокурый принц из сна…его-то ни с кем не спутаешь, нет он был уверен! О, это идеальной красоты лицо, изящные, чувственные губы и легкая наркоманская отрешенность, обособленность в его манерных движениях…
Блондин хитро улыбнулся.
- Кхм, но вы когда-нибудь встанете отсюда?
Тут уже Брайан несмотря на всю свою убранность буквально подлетел, правда, ему все ж не хватало опоры и он тут же облокотился на стенку.
- Я…я…извините, но, кажется, я вас знаю…
- Все может быть…у меня плохая память на лица, – с притягательной небрежностью ответил блондин…
- Извините, пожалуйста, а я не помешаю, если я просто здесь постою…я так…постоять…просто…полюбоваться…- Молко нес одно бредовое слово за другим.
- Твое желание. Только…эмм…можно у тебя спросить?
- Ага, конечно!
- Ну… как ты относишься к наркоте? Не против, если я здесь пару дорожек приму….
Молко совсем потерялся, когда мужчина его мечты достал две пластиковые карточки, и, положив одну, высыпал на нее кокаин, а другой карточкой быстро разделил две нехилых дороги…Он в один момент втянул все это в себя, слегка запрокинув голову, и его действия были точны и так непринужденны, будто он делает этот каждое утро перед завтраком…хотя кто его знает…Брайан как полный недоходяга смотрел на все это и быстро прокручивал в голове все свои наркотические пристрастия...
- Так как ты говоришь, тебя зовут? – совершенно ровным голосом, лишь пошмыгивая носом, спросил блондин несколько минут спустя принятия дозы.
Молко никогда не думал, что можно будет забыть свое имя, но все же не слишком уверенно выдал:
- Брайан…
- Дориан.
- Я знаю!, - внезапно ляпнул Молко, - т.е. я хотел сказать вы с ним похожи, точнее у тебя очень красивое имя…как ты…т.е…эмм…мне кажется, мы точно раньше встречались (Молко совсем запутался, так как не мог откровенно сказать, что видел его во сне).
- Может быть…один мой знакомый говорил, что я похож на того блондина, который сейчас играет у Мэрилина Мэнсона басистом…
Тут Брайан совсем потерял голову:
- Нет, нет, ты гораздо красивее, я точно знаю! (Ой, бля, что ж я такое сказанул!)
Дориан улыбнулся и, прижав руку к сердцу, слегка поклонился:
- Спасибо…
- Нет, правда…этот гитарист…(Брай все никак не мог сформулировать мысль, что сейчас с Мэнсоном играют одни придурки – своими глазами видел)…он…ты гораздо лучше…прости, ты никуда не спешишь?
- Ну, вообще-то это ночное заведение и работает до утра.
- Ах, да, я подумал (ну-ну), что, может, я тебя отвлекаю…
- От чего? Выпить? Я уже достаточно выпил.
- Да я вот тоже…- виновато протянул Молко, как тормоз уставившись на свою грязную рубашку, выглядевшую вовсе не респектабельно. Брай душой чувствовал, что конкретно тупит, но не мог собраться, не мог оторвать взгляд от этих платиновых волос, от столь волнительного изгиба губ нежно-розового цвета…
- Ну так может дашь свой телефон, встретимся еще когда-нибудь?
Этот роковой вопрос Дориана совсем подкосил Молко, чуть не лишив его жизни…именно в этот момент он продал свою душу…продал этому Нарциссу.
- Да, конечно! Конечно! - лепетал Молко, - это было бы просто сверхъестественно! Пообщаемся там…я бы очень хотел тебя еще раз увидеть! – Молко уже не принадлежал сам себе. Он был покорен. Он добровольно бросился в пропасть.
Они обменялись телефонами и Брайан парил на невидимых крыльях уже где-то около потолка…а глаза его остались заворожено смотреть на блондина.
- Тогда я пойду…
- Да, до встречи! Очень рад был тебя увидеть! Я позвоню, обязательно! – с жаром говорил Молко, еще не веря в то, что только что произошло. Ему хотелось смеяться от счастья, хлопать в ладоши и ликовать. Его распирало огромное чувство радости, так что хотелось целовать туалетный пол, на который только что ступал его полубог…
Пулей (не хочу писать «ракетой»), вприпрыжку и вприскачку, Молко побежал к барной стойки с безумными глазами, хватая ртом воздух, и приземлился прям рядом со Стефом.
- Ты чего там, утопился? Или решил дури принять?- спросил Стеф подозрительно глядя на трясущегося от возбуждения Брайана.
- О боже, боже Стеффи!! Я встретил любовь всей своей жизни! – откровенно выдал Молко то, что чувствовал. Щеки его пылали пурпуром, а глаза светились такими огнями, что хватило бы осветить всю Варшаву.
- Брай! Брай! Мне страшно слышать такие вещи! Посмотри на свои руки…у тебя что, абсентовая лихорадка? Да тебя всего колотит? Брай, может поехали домой? Ты как себя чувствуешь?
- Стеф, я счастлив! Я влюблен. Да, я люблю, люблю его! Ты даже не представляешь, но я встретил его. Я встретил моего прекрасного блондина!
- Да ты, однако, уже невменяем! Молко, давай, дыши глубже, сейчас я чего-нибудь придумаю, как тебя спасти…
- Да, может я и не трезв, но я тебе честно говорю, я видел его! Свою любовь! Я нашел его, понимаешь! И у меня теперь есть его номер телефона. Шведская моя котлетка, это судьба…я знаю, его мне подарила судьба…я никогда, никогда еще так себя не чувствовал.
- О боже…- теперь уже повторил Стеф. – И где вы встретились? В туалете что ли? Ну уж и правда судьбоносная встреча! – Олсдал еще не верил в бредни Брайана.
- Слышишь, сука, не зли меня – зашипел Молко, - ты еще будешь слюни пускать, когда его увидишь. Потому что он божественно красив!
- Так может это был Святой Дух?
- Ага, который нюхал кокаин у меня на глазах!
- Ну ты и вляпался, парень…
- Нет, я увижу его снова…я обязательно ему позвоню…мне бы еще пару минуточек побыть с ним…я не смогу без него…его красота…мне бы еще лишь увидеть его…любоваться его глазами…знаешь, они какие? Они ещё прекрасней чем небо!
- Молко, умоляю, я не очень разбираюсь в том, что сейчас с тобой происходит, но будь осторожней… слышишь меня? Кхм, да и когда ты в последний раз на небо смотрел-то?
Ты ж ничего кроме стаканов и снов своих не видишь вокруг…
-Ничего, ничего…вы еще все обломаетесь, когда увидите нас вместе! Потому что у тебя никогда не было такого парня и не будет! Он – совершенство!
Стеф промолчал и предпочел выпить, так как Брайан всегда хвастался, что спит с суперзвездами, а потом жаловался, что ему попадается сплошное говно…впрочем, зачастую эти вселенские супер-мегазвезды и были говном, так что Молко не слишком заморачиваясь, трахал потом все, что около него двигалось…начиная от актрисок и заканчивая боями в отелях…

Но все же утром Олсдал решил поговорить со Стивом и рассказать, что ему вчера наплел Молкс.
- Да, нашего Брайана серьезно переклинило – задумчиво произнес Хьюитт. – Но ты ж знаешь, как с ним бывает: потрахается и успокоится, а уже через три недели будет ему сниться очаровательная брюнетка…фея, ну там и все дела…
- Стив, но меня что настораживает. Три месяца уже он бредит этим блондином…и тут такая мистика! Может, он, конечно, был сильно пьян и это вообще был уборщик, а не его полубожественное существо…
- Да, наш голубчик эти три месяца и не просыхал, пугая фэнов своей бледно-зеленой рожей. Не удивляюсь, что он и старпера-инвалида какого-нить мог принять за прынца.
- И все-таки я за него беспокоюсь…
- Так и надо, Стеф. За Молко всегда нужно беспокоится, потому что никогда не угадаешь, как творчески вывернуться его наркоманские мозги.
- Точно, Брай тебе даст понять, что около него все другие проблемы меркнут. Но ты тоже поглядывай за ним, Стив.
- Не боись, Молкс еще расскажет, какой размер у этого Блондина…

What have I become?
My sweetest friend…

После той встречи Молко ни на секунду не забывал о Дориане и носился с ним, как больной со своим диагнозом. И хотя Брайан больше не сильно распространялся о своих чувствах, наличие блондина в его мыслях ярко проявлялось во всем. Брайан парил в своих воздушных замках две недели ровно до того момента, когда ближе к вечеру не раздался весьма неожиданный звонок. Он услышал голос Дориана.
- Привет.
- Здравствуй, - Брайан ощутил знакомое волнение ниже живота и колени его начинали вздрагивать.
- Послушай, у тебя есть какие-нибудь планы на завтрашний вечер?
- А ты…что-то хочешь предложить?
- Дело в том, что у нас тут намечается небольшая корпоративная вечерина с моим редактором, так что мы могли бы пойти вместе.
- Я? Я…О, боже…Конечно! Я был бы безумно рад! Да, просто супер…спасибо большое, что позвонил…
- Так ты согласен?
- Безусловно! Я…да я очень бы хотел, это было бы просто потрясающе…
- Тогда за тобой заехать?
- Заехать? – Брай уже смаковал картину, как этот шикарный блондин встречает его на машине и все вокруг просто падают, увидев их вместе…но тут же осекся. Нет, нельзя. Он же все-таки Брайан Молко, солист группы Placebo, тыщу вопросов возникнет у Стефа и Стива, и у репортеришек и вообще тогда у него отнимут право на частную жизнь…поэтому он сказал совсем другое – Да нет, не надо, благодарю, но не беспокойся, давай лучше встретимся где-нибудь.
- Хорошо, завтра созвонимся и все точно обсудим.
- Буду с нетерпением ждать. До встречи…
- Давай, счастливо!
Молко все еще держал в руках телефон, пока до него окончательно доходило все сказанное…Он сам, Дориан сам пригласил! Они проведут весь вечер вместе…а может и ночь…Значит, это не просто так! Значит, он ему понравился…вот это да!
От всех эти гипер-радостный размышлений Молко уже просто заскакал по квартире в приступе неописуемой эйфории…он весь дрожал от волнения и предвкушения чего-то особенного. Он будет рядом с ним…что еще можно добавить?

Часть III
It seemed a place for us to dream.

Утром этого знаменательного дня Брайан стал нехило нервничать. В голове билось кучу мыслей. Почему он так бездумно согласился? Почему с легкостью повелся, лишь стоило Дориану поманить…Он знает этого человека всего несколько минут. А вдруг он окажется каким-нибудь маньяком? Вдруг им просто воспользуются, изнасилуют впятером поочередно и тогда резко и трагично оборвется его жизнь вместе со всякой многообещающей музыкальной карьерой, а фанаты толпами будут нести черные розы на его могилку…Сегодняшний вечер…что будет? Молко стало страшно. Он до умопомрачения влюбился, вот что происходило с ним. И пусть его хоть там разрежут на кусочки, будут пытать и мучить, но если это будет делать Дориан, он ко всему готов. Первый раз что ли жажда приключений заносит его темные дебри? Нет, нет, все обязательно будет хорошо…все будет хорошо…Дориан не может его обидеть.
Собирался Молко с особой тщательностью, проторчав в ванной столько времени, что можно было переплыть океан. Затем он суетливо бегал по комнатам, стараясь ничего не забыть, начиная от идеальнейшего мейк-апа и заканчивая сексуальнейшим нижним бельем. Да, в их первую встречу Брайан выглядел не совсем так, как ему бы хотелось, вытирая грязной рубашкой стены туалета…но теперь, ему хотелось благоухать, хотелось поражать и быть красивым, потому что он все равно внутри чувствовал, что до Дориана не дотягивает. И не имеют значения ни прилипчивые ухажеры, расстилавшиеся у его ног самыми льстивыми комплиментами, ни целые отряды фанаток, восхвалявших его как недостижимую звезду. Нет, на самом деле, издеваясь и смотря свысока на своих поклонников, он лишь поднимал себе цену, взращивая свой эгоизм и тщеславие. Но когда он оказался рядом с Дорианом, то его эта броня спала и он был совершенно беззащитен со своими оголенными и искренними чувствами. Вся его блестящая упаковка померкла, его жеманство, ирония, красноречие иссякло и остался лишь тот самый Брайан, с вечными комплексами и сомнениями, с привлекательной мордашкой, но вовсе не идеал.
Молко встал перед зеркалом, всматриваясь в свое лицо. Попробовал улыбнуться, но из-за сильного внутреннего напряжения пластилиновая улыбка напоминала больше какую-то страдальческую гримасу. Ну что ж, пора идти…
Then the clouds will open for me
Gonna meet my Jesus Christ.

…И как всегда, он пришел раньше и все его тревоги возросли с утроенной силой. Он трусился так, будто это его первое свидание. Но стоило Молко увидеть Дориана и все его беспокойство тут же улеглось. Сколько же силы таит в себе истинная красота, с которой Дориан обращался так просто и небрежно, но которая имела над Брайаном огромную власть. С его стороны не было ни кича, ни самолюбования…хотя ведь он мог бы пользоваться своей внешностью и это ему бы прощалось. Рядом с ним весь страх Брайана прошел. Был только ангел, с сигаретой в зубах, с отблескивающими золотом волосами и завораживающим, проникающим в самую глубь сознания голосом.
Этот вечер Молко запомнился надолго. Краешком мозгов, он предполагал, что будет нечто, но точно не мог предугадать, во что эта вечерина превратится. Пьянка происходила на корпоративной квартире редактора, причем они искали эту квартиру хер знает сколько, гремя бутылками в пакетах. Народу набилось доброе количество и все конечно, были журналюгами и в общем, людьми творческими. От такого количества прессы в одном месте Молко чуть не обезумел, но по разъзжающимся в пьяных доброжелательных улыбках лицам быстро понял, что он может вытворять здесь что хочет. Быстро представив Брайана своим знакомым, Дориан тут же отвел его в отельный закоулок квартиры, как-то смутно объясняя, что не хочет больше ни с кем делиться. Молко уже думал принять эту фразу на свой счет, но тут Дориан заботливо вытащил из кармана пакетик. Любовно посмотрев на белый порошок, он обратил свое внимание на Брайана:
- Будешь? – заботливо поинтересовался Дориан.
И Молко к превеликому удивлению, вежливо отказался. Он твердо решил не обдолбаться и не напиться сегодня, каких бы нечеловеческих усилий воли ему этого ни стоило, чтобы потом помнить каждую минуту, проведенную с его принцем. Впрочем, наркота теряла смысл рядом с Дорианом. Он с таким же эффектом мог нюхать растертую в порошок аскорбинку как кокаин, потому что уже был счастлив. И стимулирующей дозаправки не требовалось. Уже через пару минут они вышли из комнаты, так что никто даже не заметил их отсутствия, зато Дориан был просто обворожителен. Вся журналисткая компания довольно быстро пришла в соответсвующую кондицию от льющейся через край водки…спиртное било фантаном…вулканом…било по мозгам в том числе. Брайан впервые наблюдал за подобным действом со стороны и он видел, как постепенно на лицах людей появлялось бездумно-веселое выражение, их движения становились более раскованными, а смех уже откровенно пьяным и свободным. Он видел ссуженные зрачки Дориана и остекленелость в его взгляде…и когда они уже сидели на полу вместе, Брайан непроизвольно потянулся к его золотым волосам, получая огромное удовольствие оттого, как его пальцы касались этих драгоценных прядей. Дориан мягко положил голову Брайану на плечо и их лица были совсем рядом…Молко не знал, стоило ли избегать этой неминуемой близости. Он хотел быть частью этого человека…этого сна…но все же поднялся и отошел к стенке, путаясь в собственном рое противоречивых мыслей и немного пугаясь происходящего. Тогда Дориан встал прямо напротив него и пальцами пробрался в задние карманы джинс Молко, таким образом притягивая его к себе…И сейчас, закрывая глаза, Брайан все еще помнит столь удивительное прикосновение его губ и мягкое, нежное скольжение их языков, как будто заново открываешь всю прелесть поцелуя…окружающих больше не существовало. Брайан обхватил руками шею Дориана и хотел раствориться в этом поцелуе, блаженно ощущая вкус никотина и самого Дориана…это было наивысшее чувство, которое он когда-либо испытывал. Ох, если бы этот поцелуй длился вечность! Молко больше не дрожал. Сладкое удовлетворение, спокойствие и стремительно нарастающая любовь разливались в его венах. Он прижался еще сильнее к своему любимому мужчине…единственному, обожаемому божеству…он легонько касался губами его шеи, желая покрыть поцелуями все его тело…он таял в объятиях Дориана, таял от его тепла, таял от особенной нежности, которую он так давно искал. Тут Дориана кто-то окликнул, а Молко так и остался стоять около той стены, не отрывая взгляда от человека, которого, он точно знал это, полюбил выше всех своих возможностей. Он мечтал о такой любви, зная что все тщеславие, эгоизм, вся театральность уйдет и останется только огромное желание любить…Больше он не отрывался от Дориана ни на шаг. Он гордился тем, что именно он! Он и никто-то другой не может так подойти к нему со спины и так обнять…это он его целует и сейчас, все самое прекрасное в мире принадлежит тоже только ему.
Там было еще несколько парочек, но они смотрелись слишком бледно на фоне Брайана и Дориана. К Браю пытались даже приставать, но он шарахался от этого чрезмерно веселушного люда…он уходил от их нетрезвых объятий и слов к Дориану, прижимаясь к нему всем телом, слушая биение его сердца, вдыхая его запах…Брайан знал, что его друг будет ласков и нежен, пока его мозги работают под действием кокса, но Молко стремился вобрать в себя все, что было можно, он хотел быть поглощенным этим чувством, этой любовью. Когда же действие белого топлива начало спадать, Дориан погрузился в некое постнаркотическое пространство и Брайан знал, что сейчас, он может отвести его в любую комнату, ванную, туалет, а можно прям здесь…получить то, чего ждал, о чем грезил, чего безумно хотел…Но также Брайан знал, что на следующий день Дориан вряд ли захочет его видеть. Он понимал, что это всего лишь один такой чудесный вечер…и Молко просто не стал его портить бессмысленным трахом. Ведь для него это впервые значило бы очень многое… Он хранил сладкую нежность его поцелуев на своих губах, но секс точно не дал бы оставить все происходящее как хорошее воспоминание…он не сможет тогда отпустить Дориана, он не сможет просто распрощаться с ним…а ведь ему придется проститься с Дорианом. Что значит для него этот вечер и что значит для Молко? Два разных полюса. Дориану нужно было развлечься, и какая ему разница до всех брайановских чувств? «Ведь ты получил гораздо больше, чем мечтал, остановись Молко, иначе будет еще больнее» – говорил себе Брайан. Глупо было пробовать привязать к себе Ангела, который и создан для того, чтобы появиться лишь раз, как яркая звезда, зажечь все и затем превратить это в пепел. Поэтому Молко лишь отчаянно прильнул к Дориану, любовно проводя ладонью по его спине и считая последние минуты своего блаженства. Тик-так, тик-так…
Вскоре, все творческие товарищи, убранные в хлам, стали плавно пробираться к выходу…это были те, кто еще мог ходить. И Дориан вместе с Брайаном тоже покинули это чудное место. Белокурого принца слегка качало и вся голубизна его глаз сосредоточилась в созерцании одного большого Никуда.
- Ты поедешь домой? – спросил он у Брайана.
- Да, наверное, надо…
- Ну хорошо…
Нарики. Каких эмоций тут требовать? Молко в последний раз обнял его, чувствуя, как счастье утекает сквозь пальцы…
- Давай тогда…пока…
- Спасибо тебе за все…спасибо за этот вечер. До свидания… – сказал Молко шепотом, не в силах оторваться от его лица. И видно, столько несказанного было во взгляде Брайана, столько гораздо больше этого «спасибо», что губы Дориана сами нашли губы Молко. Всю страсть, всю любовь, Молко спешил отдать в этом последнем поцелуе, в этих сверхчувственном скольжении, сплетении их языков.
Все. Все закончилось. Молко быстро сел в такси и не оборачивался до тех пор, пока не был уверен, что Дориан давно позади, чтобы не сорваться и не вернуться к нему. «Дориан, Дориан, Дориан…ты стал богом для меня…как же я буду теперь жить?». Он ехал домой и все еще чувствовал волшебный вкус поцелуя Дориана у себя на губах. «Да, да все это было, но теперь закончилось. Не строй иллюзий. Смирись с этим и живи, потому что сегодня был самый лучший день в твоей жизни!» Но то, что жить не получится, Молко осознал уже на следующий день.

Часть IV.
I've been washing the sand with my ghostly tears.

Потом была не жизнь, а такой кошмар, который Брайан сумел вынести только потому, что считал себя мертвым. Поначалу он проснулся с полным ощущением счастья, так как эту ночь он все равно завершил с Дорианом…во сне…они обменялись кольцами и нашли себе уютную квартиру-чердак с окнами выходящими на узкие старинные улочки Парижа…В памяти тут же воскрес прошлый вечер. Его нежные поцелуи в которых тоже чувствовалось изящество, его крепкие объятия, когда Брайан ощущал себя совсем маленьким и тонким в его руках…когда он вжимался в грудь Дориана с такой страстью, чтобы стать некой формой, повторяющей все изгибы его тела, чтобы проводя рукой от шеи к самому низу живота, делать остановки, чтобы почувствовать кольца в его сосках и пупке… пальцами касаться его вен на правой руке, украшенной татуировкой…Всего этого больше не будет. И Брайан зарыдал.
And everything I'd ever want
Is inside a tear.

Он плакал жутко, колошматя руками подушку в горьком отчаянии оттого, что у него не получилось оставить эту ночь просто как хорошее воспоминание, просто одним счастливым моментом в его жизни, который не должен ни к чему обязывать и не должен был вызывать столь глубоких чувств…Пойманная им звезда угасла. Брайан провел в слезах весь день. И следующий тоже. Временами он поднимался с постели, смотрел на свое заплаканное лицо в зеркало, делал два шага по квартире, опираясь как слепой на стену, и снова сползал на пол, не в силах заглушить судорожные рыдания. Постепенно эти слезы превращались в истерику, и он уже кричал. Он кричал от боли, разрывавшей его изнутри. Он выкрикивал его имя в пустоту, умоляя вернуться…Брайан делал попытки кое-как втянуться в обычную жизнь, но с каждым днем ему становилось все хуже. Он таял на глазах. Нет, они не могут быть вместе…не могут… Дориан не звонил. И не позвонит. С какой бы жалостью или злостью, Молко не смотрел на телефон, тот не выдавал ни звука, что тоже заставляло Брайана лить слезы. Соленая жидкость текла из его глаз неиссякаемым потоком по поводу и без повода. Иногда, заранее предупредив, что он не сможет нигде появиться по причине своей болезни, Молко просто бродил бессонными ночами по одиноким комнатам, затем нараспашку открывал окно, садился на подоконник, курил и глотал слезы вместе с горьковатым дымом сигарет. Потом он пытался позвонить Дориану. С каким страхом, с какой дрожью он слушал эти гудки…которые были слишком продолжительными. Никто не брал трубку, и Брайан окончательно раскисал и к тому же чувствовал себя тупицей. А чего еще можно было ожидать? Одна ночь и все. Неужели он подумал, что будет нужен Дориану? Меньше всего Брайан хотел быть назойливым и надоедливым. Это вконец убивало его самолюбие. Нет, он не будет больше терроризировать телефон. Надо смириться. Все прошло и нужно это принять. Нужно утихомирить боль, которая сталкивалась с огромной, невостребованной любовью, поглощая все живое, что было в Брайане.

Cross my heart and hope to die.
Слез не стало, когда наступило полное опустошение. Дни были одинаково туманными, бесцветными и безжизненными. Он что-то делал, что-то говорил, а страдание проникало все глубже и глубже, пока не выжгло дыру на месте развороченной, окровавленной раны. Брайан стал привыкать к такому ощущению вечной боли. Потому что он не пытался забыть или спрятать подальше свои воспоминания. Нет, он носил их в своем сердце, как самое драгоценное, что у него осталось. Месяц он провел в бесконечном бреду, в череде резких вспышках горя, тупикового отчаяния, депрессивных припадков, будто каждый день стал для него трагедией. И его любовь…она не проходила, не утихала, не уменьшалась…Когда он начинал петь, ему хотелось выплеснуть ее из себя всю, упасть на колени и кричать: «Да, я действительно тебя люблю, черт побери!». Он страшно похудел и даже ослаб за это время, так что на его бледном лице стали еще сильнее прорисовываться темные круги под глазами и пропитанный страданием взгляд…Потянулся второй месяц. Будто выжженный. Уже не хватало эмоций, не хватало чувств. Все казалось бесцветным и пустым. Брайану стало все равно, что произойдет с ним дальше. Ему было все равно, где находиться, во что одеваться, чем питаться…какая разница, если его нет? Нет человека, перед которым он готов был упасть, и высшей наградой для Брайана было бы обнимать его колени, отдавая себя всего…Вся жизнь текла рядом, у других, тогда как для Брайана жизни не существовало. Он был пустым сосудом, заросшим паутиной. Склепом, в котором теперь гниют пышные похоронные букеты…Эти цветы, эти розы, лилии, орхидеи могли бы украшать свадебный букет, но их повязали черной лентой и приговорили к увяданию в гробу. Молко шел по улицам и смотрел сквозь людей, ощущая, что у него из груди можно выгребать пепел лопатой. И когда Молко был в очередной раз поглощен созерцанием собственного пепелища, вмешался Стеф.
- Брай, ты не можешь так больше работать.
-Нет, со мной все хорошо…
- Ну ни хуя себе! Да от тебя уже веет мертвечиной какой-то, и если это хорошо, то я предпочитаю не ждать, когда станет плохо! Дорогуша, тебе пора отправляться в отпуск.
- Чего, ты предлагаешь мне съездить в Зимбабве? Оттянуться на солнышке?
- Да хоть в Зимбабве, хоть в Японию, хоть в Австралию, но еще месяц такого дерьма и ты загнешься…
- Может быть ты прав. Я, наверное, слишком устал…
- Решено! Махнем в Австралию! Там все равно все под косяками ходят, так что кто из них голубоглазый – хрен различишь по этим наркоманским глазам…
- Ладно, ради настоящего веселья и здорового загара, я готов сесть в самолет и пересечь океан.
- Ради отборнейшей австралийской дури я готов этот океан переплыть!!
- Ах ты шалун!
- Пойду лучше сообщу Стиву, чтобы готовился к вылету…

ЧастьV.
I can still feel you, even so far away.

Австралия – это было позитивно. Брайан снова почувствовал тягу к безумствам. Его уже не заботили последствия. Нет, он ни на день не хотел забывать произошедшее, он просто старался отложить это в такой дальний ящик памяти, чтобы чувства и переживания не ранили его так сильно. И у Брайана стало это получаться. Хотя того капризного, эгоистичного ребенка-Молко было не вернуть, но он знал, что будет жить дальше, что будет продолжать делать то, что ему нравится…да, он все еще верил, что они с Дорианом обязательно встретятся когда-нибудь…лет эдак через девять…Наверное, он даже тогда будет его любить, но уже не будет ползать перед ним на коленях. Брайан представлял, как со спокойной улыбкой скажет Дориану, что когда-то был безумно влюблен в него, так любил, как навряд ли смог любить другой человек, да и не стоило так любить…Дориан потерял первейшее богатство в мире. Тогда…тогда…Молко вдруг с унынием подумал, что даже девять лет спустя, он бы все равно захотел быть рядом с Дорианом и преданно смотреть в его небесного цвета глаза. Он бы бросил все, ради него одного. Но зачем, зачем такие мысли лезут в голову? Он должен найти человека, который любил бы Его…а Дориан… он лишь останется принцем из снов. Брайану захотелось поверить, что те поцелуи тоже были из сна. И он привык. Привык жить постоянно с Дорианом в голове, будто это было неизбежно. Все, что произошло было высокой ценой, которую заплатил Молко за свое издевательское обращение к людям, любившим и боготворившим его. Белокурый принц нужен был, чтобы все изменить и сделать из его жизни ломаную кривую. Вернувшись из Австралии, Брайан снова был готов к трудовой музыкальной деятельности. Он даже стал ощущать тихую радость. Но эта мирная, наполненная философским созерцанием окружающих явлений жизнь очень скоро резко ушла у Брайана из-под ног, заставив его снова пошатнуться над пропастью. Сердцу Молко, которое, казалось, умолкло, был нанесен еще один мощный удар, заставивший этот ценный орган сгустками выплевывать кровь вместе с черной болью. Никто не знал, что так получится.

Days before you came freezing cold and empty.
Забираясь в самолет Сидней-Лондон, Брайан поглаживал рукой припрятанный заранее сосуд с водкой. Ну их нафиг, эти полеты! Он уже продумывал схему, как побыстрее откупорить свою заначку, чтобы не слышать воплей «фу, с нами в салоне едет тот самый педераст Молко, и он алкоголик!», как вдруг врезался в какого-то мужчину.
- Эй, болван, чего застрял… - Молко глянул выше, на лицо мужчины и заткнулся.
- Привет, Брайан.
- Трент...
Молко мог бы любить Резнора, если бы еще сильнее не любил своего блондина.
- Рад тебя видеть, друг мой.
- А ты один?
- Можно сказать и так.
- Ага, тогда можно я переберусь к тебе поболтать? Не хочется в очередной раз доставать Стива и Стефа, они еще свежо помнят наш полет сюда из Лондона, когда парни еще два дня не хотели иметь со мной ничего общего, называя не иначе чем «пьяная истеричка». Ты не против моего общества?
- Я терпелив, ты знаешь.
- Одну секунду тогда, я скажу им, чтобы отдыхали на этот раз.
Брайан сел рядом с Трентом и почувствовал себя в относительной безопасности. Чтобы не сильно думать о полете и высоте, Брайан начал жаловаться на прессу, которая замучила его со своими нелепыми слухами и попытками проникнуть в его личную жизнь.
Резнор ухмыльнулся.
- Знаешь, Брайан, ты как мой друг Дориан, вроде бы в зеркало смотрится и знает, как выглядит, но недоумевает и жалуется, что о нем незаслуженно ходят грязнейшие слухи.
- Дориан? – только один человек, которого знал Молко, мог выглядеть так красноречиво и иметь такое имя.
- Ты побледнел так, будто с ним знаком.
Знаком ли он с Дорианом…о да, этот ангел начал вмешиваться в его жизнь еще до их знакомства, что уж говорить…
- Да…я знаю этого человека…примечательная личность… - Молко осторожно подбирал слова, словно боялся, что сейчас из него поползут совсем другие сведения…- Ну и как он там?
- Весело, я предполагаю. Он разругался со своей невестой из-за какого-то парня и не знаю, помирились ли они…скандал был ураганный просто.
- У…у него есть невеста?
- А ты не знал?
- Ну так, догадывался.
- Он лихо гульнул на какой-то своей корпоративной вечерине с премилым юношей, насколько я знаю…это было, правда, уже месяца два-три назад, но страсти до сих пор не утихают. Невеста узнала об этом, закатила сцену, а он ее послал, так как хотел быть с этим парнем и вообще порвать помолвку…но этот юноша ему не позвонил или кинул…знаешь как: провели ночь и расстались без претензий…ну вот, невесте стало страшно, она просила прощения, умоляла и извинялась. А так как парень, из-за которого они поссорились, исчез куда-то, то Дориан снова вроде бы вернулся к своей невесте…хотя отношения у них напряженные.
Железное кольцо сдавило сердце Молко. Как тяжело было это все слышать! Как зло поигралась над ним судьба! Небось сидит сейчас, и хохочет. И просто дрыгает ногами, заливаясь смехом до колик в животе…Он быстро понял, что это был за парень на вечеринке. Значит…о, что это получается, значит у него была возможность быть с Дорианом и он эту возможность сам потерял? Он страдал, но не стал бороться за него. А ведь у него был, был шанс! Теперь, ему очень нужно найти Дориана…нужно попытаться вернуть его…все было так реально…какой же он глупец!
- Да…с Дорианом всегда происходит что-то, - рассеянно протянул Молко, занятый хаосом в своих мыслях. – Подожди, Трент, ты же наверняка знаешь, где обычно проводит вечера Дориан?
- Кхм, знаю я одно темное местечко…люблю там иногда расслабиться.
- Пожалуйста, Трент, - сказал Молко громче, чем положено и, почувствовав на себе посторонние взгляды, нервно заерзал в кресле, - пожалуйста, мне очень нужно его увидеть. Очень. Это просто необходимо. Ты можешь отвести меня туда?
- Хорошо, Брайан. Но прежде, ты скажешь мне одну вещь…ведь это ты был тем парнем с вечеринки, задевшим каменное сердце Дориана?
Брайан молчал, а затем серьезно посмотрел в глаза Тренту.
- Да. И я до сих пор люблю этого человека, как бы я не пытался этому противостоять.
- Молко, я знаю Дориана давно и скажу, что это вовсе не тот человек, на которого можно положиться и уж тем более довериться. Он знает высокую степень своей обаятельности и тонко умеет пользоваться этим. Ты думаешь, только с тобой произошло такое?
- Нет, я очень хорошо понимаю, что являюсь лишь очередным безликим номером в его списке достижений, но с ним я теряю себя…свою гордость…я ведь ничего от него не требовал.
- Ну да, попробуй от Дориана что-то потребовать. Сдохнешь с голода.
- Ты не понял. Будь он хоть маньяком с ангельским лицом, хоть Синей Бородой, я все равно люблю его. Это как болезнь, которая поразила все системы моего организма, и я не знаю, как с ней бороться и, наверное, не хочу этого делать.
- Брай, он использует людей так, как ему хочется.
- Я согласен быть использованным им. Дориан для меня все. И даже больше.
- Я не узнаю тебя, Молко.
- Я сам перестал себя узнавать. Во мне очень многое изменилось с тех пор, как я встретил Дориана.
- Черт, несмотря на то, что я его друг и что я знаю его уже давно, но, поверь, он страшный человек…я не могу отрицать, что он интересный, умный, необычайно красивый, оригинальный…но я встречал людей и лучше.
- Я знаю, что он не идеал, что он не святой, но это не меняет правил. Я люблю его. Люблю в нем все. И мне было бы уже достаточно просто видеть, слышать его. Я был бы уже счастлив.
- Да, Брайан, чтобы это понять, мне достаточно взглянуть в твои глаза, когда ты произносишь его имя. Это твой выбор, но…будь осторожен.
- Я перестал себя любить так, чтобы бояться.
- И все же, Брайан.
- Слишком поздно, Трент. Яд уже действует.

Hey God, can this world really be as sad as it seems?
Резнор сдержал свое обещание. И хотя, с одной стороны, он не одобрял эту затею, но видел, как необходима эта встреча Брайану. Молко волновался и снова сильно нервничал, но много уже было на тот момент выстрадано, чтобы ожидать горячего, страстного свидания. И только мозг его по-прежнему не желал расставаться с иллюзиями. Брайан одел все самое дорогое и выглядел сногсшибательно, что добавляло ему уверенности в себе. Цена одних только солнечных очков с темными стеклами была неоспоримым доказательством его успешности, но все внутри говорило, что эта его подарочная упаковка не имеет никакого влияния и смысла теперь.
Эта встреча состоялась через неделю после возвращения Брайана из Австралии, и Молко уже успел подготовить кучу тем для разговора с Дорианом. Трент встретил его и они поехали в какую-то глубь города, где еще долго пропетляв по закоулкам высадились у клуба «Эквилибриум». Было темно, но глаза Брайана сразу впились в нечто блондинистое, сидящее на ступеньках клуба и методично, с каменным лицом прожигающее себе сигаретой руку. У Молко перехватило дыхание, но он решительно пошел навстречу.
- Ну, здравствуй.
- А? Да…привет, - Дориан, оторвавшись от прожигания собственной руки, поднял глаза и спокойно, без всякого удивления смотрел на Брайана.
- Я думал еще лет девять тебя не увижу, - не сдержав горечь прожитых месяцев, как можно ровнее сказал Молко.
- Ну почему же…- Дориан явно не был в настроении вести разговоры.
Трент, поздоровавшись с Дорианом, решил деликатно свалить под предлогом пообщаться со своими знакомыми, которые тусили в клубе, тем самым, оставив эту пару наедине.

No matter what you think I still love you.
Они молчали и Брайан не мог все еще прийти в себя, глядя на Дориана. Не сдержавшись, он прикоснулся рукой к его мягким, золотистым волосам, удивляясь их шикарному цвету. Как много было в его взгляде, в его простых движениях…как стонала его душа, которая не могла свободно прильнуть к душе Дориана, обвиться вокруг нее, раствориться в ней…Сквозь все чувства, Брайан постарался заговорить о чем-нибудь отвлеченном.
- И часто ты здесь бываешь?
- Почти каждый день. Старая компания и все такое. Но, наверное, пора уже сваливать отсюда.
- Почему?
- Нужно что-то делать…чего-то добиваться, невозможно же так всю жизнь тупо пить, наркоманить и разговаривать об одном и том же.
Брайан мало что мог добавить. Ведь он готов был целую вечность слушать этот голос и сидеть рядом с ним, на этой лестнице.
- А чем ты вообще хотел заниматься?
- Тем, за что бы хорошо платили…Ну, вообще-то…я бы мог работать в каком-нибудь тату-салоне, заниматься пирсингом…
Вспоминая дважды проколотый язык Дориана, его соски и пупок, Молко подумал, что он бы неплохо привлекал клиентов живой рекламой на своем теле…во всяком случае, с таким мастером, Брайан бы истыкал себе все части тела и покрылся бы татуировками до кончика носа.
Они еще долго о чем-то говорили, но Молко знал, что самое главное он так и не скажет. Самое важное застряло у него внутри и Дориану все это нахрен не нужно. Молко часто умолкал и мог только улыбаться, делая вид, что все офигенно. Он чувствовал себя каким-то слабоумным…ну почему, почему когда он смотрит на эти глаза, на эти волосы, его язык каменеет…Их замогильное настроение исправил появившийся Трент, и Дориан тут же оживился, непринужденно болтая с ним на какой-то своей волне, совершенно забыв о Брайане. Молко даже с завистью смотрел на Резнора, на его способность шутить и явно не комплексовать в обществе Дориана. Один Брай сидел, словно выкопанный из могилы зомби, и у него появилось вполне конкретное желание убраться в хлам. Чтобы не чувствовать этой свинцовой тяжести, давящей и мучительно острой боли. Он знал, что ничего сверхъестественного не будет. Не будет пламенных объятий и киношных объяснений. Зачем же он тогда пришел? Для того, чтобы вот так медленно убивать себя минута за минутой, проведенной рядом с Дорианом? Чтобы упираться головой в безысходность и рвать в клочья свои итак истощенные нервы? Но ему нужно было это. Нужны эти губы, глаза, волосы…нужен Он. Единственный и обожаемый сукин сын.
Так они просидели всю ночь, пока Трент бурно общался с Дорианом, Брайан тупо смотрел на своего возлюбленного как на божественное изваяние, ловя каждое его слово. Когда нужно было уже уходить, Брайан все также неотрывно смотрел на Дориана. Со страхом, с надеждой.
- Ну ладно, пора идти.
- Да, давай.
Адскими усилиями Молко перешагнул через свою рабскую покорность и осмелился сказать:
- Можно, я обниму тебя на прощание?
- Да, конечно…
Дориан обнял его и Брайан, ощутив так близко его губы, его теплое дыхание не сдержался и отчаянно попытался его поцеловать, но Дориан отвернулся.
- Нет, не надо.
- Извини, - прошептал Молко, резко разворачиваясь и как можно быстрее шагая прочь от этого позора. Нестерпимая горечь разливалась по всему телу. Отвергнутый, разочарованный, неудовлетворенный, одинокий… Он не мог уже плакать. Он достал пачку сигарет и курил одну за другой, быстро и жадно, чтобы как-то спастись от наступавшего приступа нежелания жить вообще. Внутри начинала клокотать какая-то бессильная ярость. Боже мой, ну почему, почему он такой идиот?! Почему он позволяет обращаться с собой как с консервной банкой? Как с отходами, с мусором, с полным ничтожеством! Где его гордость, где его несгибаемый характер, упрямство, воля? Где его обаяние, харизма? Все теряется, все меркнет. Он смотрел на молодых девушек, парней, идущих мимо и твердил про себя: «Не влюбляйтесь, никогда не влюбляйтесь в таких красивых блондинов, никогда не влюбляйтесь в идеальное по своим тонким чертам лицо! Сколько же горя приносят эти голубые глаза!»
Дома он еще долго не мог прийти в себя, не выпуская сигарету изо рта и бесцельно раскидывая вещи по квартире. И тут его постигла совершенно безумная мысль. Он позвонил Тренту.
- Трент, привет, я тебя не сильно отвлекаю?
- Эмм, здарова… Вообще-то уже поздновато, но ладно, у меня все равно бессонница пока я не выпью хорошенько, - сказал Резнор, зевая.
- Это, ты извини, что я так ушел, даже не попрощавшись.
- Да ничего, я видел, в каком ты был состоянии.
- Что, совсем хреново?
- Ага, Молко и это заметно.
- Тебе, но не ему.
-Ты плохо его знаешь. Дориан тоже все отлично видит.
- Тогда почему, почему он так ко мне относится?
- Ну…после того вечера, он считал что это ты бросил его, забыв о нем на следующий день, поэтому тебе будет очень тяжело вернуть его прежнее расположение…я бы сказал – нереально.
- Но, черт возьми, Трент, я люблю его, он же видит, как я люблю его!
- И что? Ты не первый такой. Он просто будет наблюдать, как долго ты продержишься. Видишь ли, в этом плане он душевный калека…он больной. Не знаю, представишь ли ты такое, но ему также сотни раз клялись в любви и через две недели бросали. Поэтому я бы даже сказал, что он боится…и теперь ведет себя так жестоко со всеми пассиями.
- Нихрена себе! Покажите мне эту уродку и я первый кину в нее камнем!
- Но это было. И невеста ему служит защитой. Да, он может гулять на все стороны света, но все равно…к ней он всегда сможет вернуться.
- Бля, что ж мне теперь делать? Я готов терпеть, ждать, ночами лежать под лавкой у его дома, но он нужен мне…
- Брай, не думаю, что он стоит этого…я тебе повторяю – забей.
- Не могу! Не могу и не хочу!
- А…вот это уже другое дело. Ты не хочешь.
- Трент, я действительно не могу.
- Не знаю…что я тебе буду советовать? Это твое дело.
- А я тебя очень прошу, поучаствуй в нем. Пошли еще раз завтра туда.
- Тебе не хватило сегодняшнего раза? Впрочем, мне все равно. Мы с Дорианом неплохие друзья, у нас с ним всегда найдется темка пообщаться…
- Хорошо, общайтесь, только возьми меня с собой.
- Твое желание.
- Знакомая фраза…Да, мое желание, - произнес Брайан вспоминая слова Дориана. – Мне просто нужно видеть его…хотя бы так. Видеть и наслаждаться, хоть это и сложно назвать счастьем.
- Да уж, у тебя странное понятие о наслаждении.
- Пусть. Но мне это жизненно необходимо.
- Молко, ты свихнулся.
- Я знаю. Ну что, до завтра?
- Уже сегодня…увидимся вечером. И спокойной ночи, безумец ты мой.

We'd drink and get high until…fuck…and now we’re all alone.
Следующий вечер не слишком отличался от предыдущего. Только, может, был еще хуже, так как Дориан теперь совсем перестал реагировать на присутствие Брайана. Будто его вообще не было. Он разговаривал со своими друзьями, с Трентом, блистал во всей красе посреди этого маргинального наркоманского общества, но на Молко даже не смотрел. Когда Брайан пытался сесть рядом, он вставал, когда Брайан пытался что-то сказать, он не слышал. Полный игнор. Тут Молко и потянулся к бутылке…и не расставался с ней еще очень долго. Он начал сильно и много пить. Днем он появлялся перед Стивом и Стефом в чумном, совершенно ушатанном состоянии, но каждый вечер он продолжал методично напиваться в этой компании, никак не избавляясь от своих мыслей о Дориане. Даже Трент заметил, что Брайан чересчур много употребляет спиртного. Много даже для музыканта.
И когда они в очередной раз сидели в клубе, Трент аккуратно намекнул Молко, пытающемуся открыть хоть один глаз, что еще одна бутылка будет ему уже лишней:
- Молко, слышишь, не травмируй себя зря.
- Да я итак уже весь протравмированный, какая нахер разница?!
- Забей, Брайан, прошу…прекрати так убиваться.
- Куда уж дальше забивать? Я почти прибитый…размазать только остается…
- Судя по тому, сколько в тебе сейчас жидкости, тебя уже можно разлить.
Брайан не обиделся и положил голову Резнору на плечо.
- Ты такой хороший, Трент…
- Ага, зубами к стенке…
- Нет, правда, - заплетающимся языком начал лепетать Брайан. – Ты так обо мне беспокоишься…
- Хорошо, хорошо, только успокойся…
- Да со мной все в порядке! Подумаешь, перепил…это лучше, чем недопил…- продолжал морозить какую-то чушь, Брайан опустил свою голову уже на колени Трента…
Резнор знал, в каком состоянии сейчас Брайан, но не удержался и любовно провел рукой по его шее, мягко перебирая черные пряди волос.
- Ммм…как приятно…- Брайан сладко улыбнулся.
- Все, тшшш…лежи так…
-Трент, мой любимый Дори…мой любимый Трент…
Резнор закрыл глаза, чтобы скрыть как задела его последняя фраза. Было очень хорошо, когда Брайан, такой красивый и податливый, лежал у тебя на коленях…но если заглянуть в его мысли, то там не будет «любимого Трента», там, конечно же, будет «любимый Дориан». Через несколько минут Брайан с трудом, но поднял голову.
- Пожалуй, мне нужно идти…
- Давай я тебя провожу, а то, боюсь, ты сейчас так и уснешь под каким-нибудь забором.
- Нет, зачем мне забор? Я усну рядом с тобой…
Трент отвернулся, ничего не ответив. Ох, Брайан, зачем же ты так говоришь? Он помог Молко подняться. Брайан все также преданно и страдальчески взглянул на Дориана и попытался идти, но Резнор вовремя подхватил его.
- Да, друг, только не говори, что эту прямую рисовал какой-то пьяный…
- А что, я практически иду – выдал Молко, выписывая кренделя ногами.
- Благо, не ползешь…

Трент приволок тело Брайана (так как сам мозг его явно находился в отключке) к квартире и только попытался нащупать в карманах Брайана ключи, чтобы открыть дверь, как Молко обвил его руками и уткнулся носом ему в грудь.
- Брайан, я понимаю, что тебе офигеть как удобно, но уже поздно и тебе необходимо хорошенько поспать.
- Угумс…- просопел Молко, не отрываясь от теплой груди Трента.
Тогда Резнор, одной рукой удерживая Брая за талию, чтобы тот не грохнулся на пол, другой рукой осторожно приподнял его подбородок и глядя в его ушатанные, блестящие глаза, спокойно сказал:
- Наверное, я чересчур серьезно ко всему отношусь. Поэтому тебе пора спать, хорошо?
Но Трент не дождался ответа, так как неожиданно ощутил вкус мягких губ Брайана и он не посмел прекратить поцелуй…наоборот, с жадностью отвечая на это пьяное, неконтролируемое ничем желание Молко. Брайан прижался к нему еще сильнее и Резнору казалось, будто он держит в своих руках маленькую, хрупкую девочку, а не взрослого парня.
Сладко облизываясь, даже не открывая глаз, Молко снова прижался к трентовской груди…Резнор наконец-то откопал в кармане Брайана ключи и, открыв дверь, завел Молко в комнату.
- Спасибо Трент…ты такой хороший - сонно протянул Молкс, плюхаясь на кровать.
И Трент, все еще ощущая никотиновую пряность их поцелуя, несколько минут смотрел на распластавшегося Молку, который практически сразу вырубился и аккуратно закрыв дверь, вышел из квартиры.
«Спокойной ночи, Брайан», - прошептал он уже самому себе. «Ничего значительного не произошло…Ему просто не хватало нежности, а он оказался рядом…И если завтра Брай сам не вспомнит, то он ничем себя не выдаст…Но что если Молко действительно понял о бесполезности его затеи по возвращению Дориана? Тогда, может…Да. Ему нравился Брайан. Очень нравился. Но только судьба распорядилась не в его пользу и отдала сердце Брайана в безжалостные руки его другу…»
Часть VI.
I sold my soul but don't you dare call me a whore


На следующий день у Трента был повод понервничать, хоть внешне он и сохранял безразличие. Когда он увидел Брайана, тут же повеселел – Молко был хоть и потрепанным после вчерашнего, но улыбающимся. Он с едва заметной робостью подарил Тренту сверхъестественный поцелуй. Как так получилось, никто не заметил. Они ведь были только друзьями, а теперь, когда Брайан срочно нуждался в человеке, который бы его согрел и утешил, Трент оказался в доступной близости. И Резнор наслаждался таким неожиданным, фантастическим обладанием Брайаном, его обществом, его вниманием и пылкостью, пока не явился Дориан. Трент не мог не заметить, как глаза Брайана предательски впились в его по-королевски надменное лицо. И если теперь Трент пытался обнять или поцеловать Молко, он ускользал. Те глаза, которые еще совершенно недавно ему улыбались, становились отрешенными и чужими. Только одно в нем осталось неизменным: чувства к Дориану. Тут Резнор четко осознал, в какую ловушку попался, как сильно обманулся на счет Брайана. Он всегда будет принадлежать только Дориану. Именно поэтому следующим вечером повторилось тоже самое. Брайан отдавал себя в пользование Резнору ровно до тех пор, пока не приходил Дориан, к которому Трент даже начинал чувствовать некоторую враждебность. Поведение Молко унижало Трента, но он понимал, что Брайан тоже страдает от такой двойственности, и тут же опять обвинял его. Зачем он тогда затеял всю эту игру? И зачем он сам ее поддерживает?
…Они полулежали на диванчике в клубе, и Трент любовался особенной красотой Молко, его чувственным ртом…Резнор наклонился, чтобы поцеловать Брайана, но тот повернул голову в другую сторону. Резнор машинально посмотрел в этом же направлении. Ах, конечно же, Дориан! Трент был в бешенстве. Какого черта? Чего Брайан добивается? И Дориан…Сколько уже можно? Резнор молча встал, сдерживаясь, чтобы не схватить Брайана и как следует не вправить ему мозги.
- Я ухожу…
- Ты вернешься? – Молко со страхом смотрел ему в глаза.
Трент ничего не ответил и быстро зашагал к выходу. Он не вернулся, так и оставив его на том диванчике в обществе Дориана. Он знал, насколько неосмотрительно с его стороны было начинать отношения с Молко…Дориан, Дориан…везде был этот Дориан! И сейчас, оставив Брайана с ним, Трент сгорал от ревности, представляя как смотрит на него Молко, с каким благоговейным трепетом наблюдает за каждым его движением…как предупредительно достает зажигалку всякий раз, когда Дориан хочет закурить, но тот даже не обращает на этот рабский жест внимания…ха, скоро он превратится в служанку этого блондина! Сколько же было невысказанной любви в глазах Молко и ведь он никогда не смотрел так на Трента…И не посмотрит.

You are the one I want and what I want is so unreal.
Брайан не отрывал восхищенный взгляд от лица Дориана, от того, как он изящно курит и выпускает дым кольцами. И Молко думал, что он стал последней тварью. Думал, как больно он сделал Тренту. Ему стыдно и паскудно было признаться, что когда он целовал его, то представлял перед собой Дориана, вспоминая его поцелуи и объятья…Он знал, что ведет себя как последняя шлюха, но словно покорился этой своей болезни, этой страшной инфекции, которая распространялась на каждую клетку его мозга. И как раз тогда, когда ушел Трент, в их отношениях с Дорианом что-то изменилось. Он больше не был так холоден, так безразличен. Они мирно общались, точнее, преимущественно говорил Дориан, но Молко порой тоже вставлял свои мысли. Это было так хорошо, просто сидеть и разговаривать с ним. На равных? Еще нет, но так близко к этому… Дориан не отталкивал его. Он позволял подойти близко, позволял любоваться им и прикасаться к нему. Он позволял кормить Брайана самообманом. Потому что ему это стало выгодно. И наверняка не хотелось, чтобы Трент увел его верного подданного. Но для Брайана уже такое отношение много значило, а слепота скрашивала все темные и подлые стороны. В конце ночи они расстались почти как друзья. В какой-то мере это было больно, но и отравляюще приятно. Безразличие бы добило Брайана. Он бы смог оставить Дориана как огромную часть своего сердца, но смириться с этим…он бы полюбил Трента или кого-нибудь другого, но теперь Дориан не отпускал его, привязывая к себе все крепче. Будто бы хотел, чтобы Брайан принадлежал лишь ему, одновременно не давая ничего взамен. Сверх-эгоистично и очень похоже на Дориана. После того, как они распрощались, Молко еще долго перебирал все свои чувства, словно запутавшиеся нити в его руках. Ему очень не хотелось терять Трента. Ему нужен был такой мужчина, к которому можно было прижаться…мужчина, чтобы не чувствовать себя одиноким и незащищенным…быть любимым…А Дориан…это останется…это, конечно, останется и никуда не уйдет, но и больше ничего не будет. Просто бы видеть его иногда…ведь больше ему ничего вроде как и не нужно.
Зато брайановская судьба имела на этот счет совсем другие планы. Молко становился слишком скучной жертвой, поэтому его просто необходимо было хлестануть по обеим щекам.

You never ever believed in me
I am your tourniquet.

Брайан пришел в клуб в надеждах уладить отношения с Трентом, но обнаружил там из знакомых лиц только Дориана. Опять мучительно всхлипнуло сердце и Трент был забыт.
- Привет.
- Привет, - как всегда поздоровался Дориан показывая пальцами «V» - победу (за свободу двух полов, в общем, храните дети мир…).
- А что, еще нет никого? – чтобы хоть как-то снять напряжение спросил Молко.
- Нет. А тебе кто-то нужен?
- Да...это…типа…да нет…
Брайан закурил, дабы снова не выглядеть примороженным. Но Дориан не дал ему опомниться, заговорщически спросив:
- Слушай, а ты не хочешь уйти отсюда?
- То есть как?
- Ну так. Вот мы бы сейчас взяли водки, кока-колы, сигарет, и пошли бы ко мне домой смотреть что-нибудь из Линча.
- Ты и я?
- Ну да.
- А как же остальные?- все-таки конкретно недогонял Молко.
- Нет…только вдвоем…остальные не поймут фильма. Вот знаешь, мне приятно находится в обществе человека, который умеет хорошо выпить…ту же самую водку и держаться…со мной на равных.
«Боже, - подумал Брайан, - неужели я такой запущенный пропойца, что кажется, могу хлестать водку ведрами? Нет, ну конечно, я в последнее время что-то очень много пью…» - его мысли сбились в кучу. Перед глазами Брайана тут же промелькнуло строгое, мрачное лицо Трента, который явно будет не рад этой затее и все составляющие их компании тоже. И тут его охватил былой дух авантюризма. Они, вдвоем с Дорианом, и никто об этом не будет догадываться! Ведь Дориан сам предложил, значит…Вот оно! Его опасное, сокровенное желание!
Брайан согласился. В принципе, он никак не мог отказать Дориану. Даже если бы сейчас на него смотрел Трент, он все равно бы пошел на этот рискованный, многообещающий номер. Так, втихаря, пока не появился кто-либо из знакомых, они вышли из клуба, закупились водкой, запивкой и сигаретами в каком-то захудалом ларьке и отправились к Дориану домой. О, сколько же безмолвной гордости испытал Молко, пока они шли вместе с Дорианом. Ведь на Дориана нельзя не смотреть…он великолепен. О себе Брайан забыл.Он даже уже начинал не верить в происходящее. Особенно, когда он очутился в квартире Дориана. Просторные и уютные комнаты. Черт возьми, разве он мог когда-нибудь об этом хотя бы мечтать, чтобы сидеть на кухне с Дорианом и пить водку? После пары-тройки рюмок они решили смотреть фильм. Смотрелся он также легко и быстро, как шла водка. Но ничего не происходило. Они вниматель следили за действием на экране, лишь изредка, случайно прикасаясь друг к другу. Брайан боялся сделать что-то большее, а Дориан вел себя совершенно обычно, без всяких намеков на более интимное сближение. Что-то очень странное было во всем этом. Иногда Брайану дико хотелось обнять Дориана за плечи и поцеловать его шею, но он крепко сдерживал себя (насколько позволяла выпитая водка), понимая что все его ласки наверняка будут отвергнуты. Потом просмотр фильма плавно перешел в распивание алкоголя. Они пили уже не закусывая и не занюхивая, рюмку за рюмкой. Иногда, Брайану приходилось хитрить и незаметно выливать содержимое рюмки в вазу с цветами, чтобы как-то выглядеть стойким и сохранять почти человеческое состояние. Но Брайану становилось уже безумно хорошо. Он думал, что мог бы каждый день просыпаться в этой квартире с Дорианом, пить на этой же кухне кофе или что-то покрепче. Он бы освоил в совершенстве все изыски кулинарии, чтобы готовить для Дориана его любимые блюда (кошмар, скоро он начнет скупать книги по домоводству и стирать фартук!) Он был готов отказаться от роли ветреного, капризного денди, чтобы хранить любовный уют в этих комнатах, чтобы это его фотографии стояли на полках вместо скверных изображений невесты Дориана. И вот сейчас, когда они пили вдвоем водку, и он сидел напротив в домашних тапочках и полосатых носках, Брайан пытался определить в себе грань между безумным обожанием и болью, которое приносит это обожание. Он никто здесь. Просто гость, чудом попавший в райское местечко. Но как убить в себе желание быть постоянно рядом с Дорианом, пусть даже спать на коврике около его квартиры? Можно ли это желание убить вообще?
Когда Молко опять начал грузиться подобным образом, зазвенел телефон. Телефоны почему-то всегда звонят в самые странные моменты. Пытаясь оторваться от созерцания своего белокурого ангела и выровнять голос, Молко пьяно протянул:
- Яяя слууушаюю…
Это был Трент. Без всяких приветствий, он сухо спросил:
- Дориан с тобой?
Проклятие! Солги, обмани, спрячь правду, скажи, что ты не помнишь кто такой Дориан и уже мирно спишь в своей постельке, выпив чаю с бабушкиным вареньем, но вместо этого, Молко лишь утвердительно вякнул: «Ага» (доказывая теорию, что много пить – вредно, мозги разжижаются) и протянул трубку Дориану. Похоже, этим коротким утвердительным словом Брайан тиранически жестоко убил все иллюзии Трента. Дориан с непроницаемым лицом что-то ответил ему и, очевидно, там том конце провода связь просто оборвали. Молко тут же попробовал перезвонить еще раз, но получил в ответ лишь длинные гудки.
- Это плохо, - резюмировал Молко.
- Не заморачивайся, все уладится.
Ну да, Дориану в общем-то было наплевать, а вот Молко в который раз почувствовал себя безмозглой потаскухой. Впрочем, когда они выпили еще раз, Резнор благополучно вылетел у Брайана из головы. Все неприятности они будут решать потом, а сейчас…дайте понежиться в собственных розовых (голубых?) облаках. Молко тянуло сказать, что Дориан ему безумно напоминает Дориана Грея, героя Оскара Уайльда, прекрасного юношу с холодным сердцем и испорченной душой, про которого говорили, что он продал душу Дьяволу в обмен на вечную молодость и неувядающую красоту…Брай считал, что литературный герой материализовался сейчас перед ним...уж слишком много схожих черт было у этого Дориана и вымышленного…что дурно веяло пьяными, сумасбродно-мистическими предположениями Брайана. Но все-таки, он хранил еще какие-то остатки рассудка, чтобы не выдать себя. Он даже вспомнил, что его завтра ждет репетиция, поэтому с горечью осознал, что ему вот-вот придется уходить, чтобы проспаться…Всячески скрывая, что он пьяный в усмерть, Брайан старался применить все свои многолетние навыки и актерский дар, чтобы бодро прошагать к двери, не задевая косяки и стены. У выхода, он поймал себя на мысле, что его изображение в зеркале как-то расплывается и дрожит…Последнюю рюмку они лихо допили стоя на пороге. Им не надо было говорить много слов, все итак слишком очевидно.
- Завтра будешь в клубе? – спросил Дориан.
- Да, конечно, постараюсь, - сказал Молко, подумав как ему невероятно сложно выделять это время на бесцельную гулянку из своего загруженного графика.
- Тогда до встречи.
- Давай, пока, - Молко быстро обнял Дориана и поцеловал его в щеку, взамен тоже ощутив легкое прикосновение его губ к своей щеке.

Оказавшись на улице, Брайан ошалело огляделся по сторонам. Дьявол, он дико пьян. И еще он до сих пор не верил, чью квартиру только что покинул. Хи, и кто поверит, что он сейчас простецки бадяжил с Его Величеством Дорианом? Белокурый принц… Ну почему, почему нельзя остаться? Почему они не могли провести вместе ночь? Но ведь он сам ушел…Да, сам. Не помня как и на чем, Молко добрался до своего жилища. Только теперь на нам в полной мере сказывалось выпитое. Его мутило, поэтому он не снимая одежды уселся на кровать, чувствуя, что отключается. Лежать он не мог, так как все начинало куда-то уезжать и вертеться, как на карусели, отчего его еще сильней тошнило. Как можно было так по-скотски набраться? Брайан уже мечтал о том, что его просто сейчас вырубит. В конце концов, он заснул, но даже во сне не расставался с Дорианом. Пару раз за ночь (утро по нашим меркам) его все-таки тянуло приобнять унитаз, но если бы он дошел до туалета, то там бы и заснул…как в первый день их знакомства. И почему Дориан и унитаз у него становятся неразлучными? Это будет означать крантец его великим возвышенным чувствам, если прекрасный Дориан станет ассоциироваться с сантехникой…черт, что за бред…он действительно перебрал сегодня…

Часть VII.
We are dead and tomorrow's canceled Because of things we did yesterday.


На репетиции в студии Стив и Стеф увидели Брайана в широченных темных очках, подрагивающими руками достающего одну за другой сигареты из пачки, при этом как-то покачиваясь из стороны в сторону. Стеф наклонился и принюхался к молковским волосам.
- Ёптить! Это феноменально! У тебя даже волосы пахнут водкой! Хи, не скажи только, что это целебная притирка для интенсивного роста волос и придания им здорового блеска.
- Иди-ка ты нахрен. Знал бы ты вчера, с кем я пил, вообще бы утопился в бочке с водкой.
- О Великий Мэнсон, неужели к тебе явился сам Сатана? Или еще хуже, сам Бог?
- Да, Бог, как же! Белокурый и голубоглазый Всевышний нах!
- Молко, я тебе говорил, что ты свихнулся?
- Дорогуша, я и сам это понял, когда мельком глянул в зеркало и воспроизвел события этой ночи.
- О, нет! Неужели ты с ним…
- Размечтался! Ничего не было…
- По тебе не скажешь! Может, ты просто не помнишь?
- Послушай Стеф. В моем тяжелом случае, даже если бы я был в коме, я бы все равно запомнил каждую секунду нашего слияния. Но этого, к моему великому сожалению, не было. Так что отстань от меня и иди, давай, брынькать на своем инструменте, а я соответственно попытаюсь не уронить гитару…тебе на ноги.
Как ни странно, процесс пошел. И хотя у Брайана возникали проблемы с попаданием пальцев на струны, его голос звучал потрясающе. В нем появилось нечто такое особенное, что натягивало нервы и завораживало. Это не была глубокая прежняя тоска или депрессия. Это был болезненный стон, шипы от венца страдания, темнота, мрак, потерянность, паутина, сковывающая и приговаривающая к мучительной смерти…это был голос человека, идущего на верную гибель. Молко был на краю. На самом-самом.
После репетиции, когда Брай отрешенно курил, словно выпав из этого мира, к нму подошел Стивен.
- Я вчера видел Трента.
- А? Что? Трента? Вот черт.
- Да, Брайан, ты очень хреново с ним поступил.
- Бля…я понимаю. Я все понимаю.
- Зато он не понимает, почему ты с ним так поступил. Молко, определись пожалуйста в своих пристрастиях и выбери, кто действительно тебе нужен. Не играй с людьми. Не стоит обращаться с тем, кто тебя любит, как с использованным гандоном. Прости, но про гандон - это его слова.
- Стив, мне самому плохо…Я знаю, я подонок, я тварь, но все равно что болезнь…Это было как…
- Брай, мне в общем-то плевать, что у вас было, чья это болезнь, твоя или твоего блондина, а то, может, и ваша общая, но я сам поражаюсь, как ты можешь вести себя столь неразумно, столь легкомысленно и причинять боль стольким людям…
- Мне тоже больно!
- Так в чем дело, Молко? У тебя мозги уже в водке плавают, или в чем проблема? Ты разучился думать, не помнишь как это делается? Я переживаю за тебя, ты знаешь. И ты сам творишь такое, что никакого алкоголя потом не хватит, чтобы потом отделаться от этого дерьма. Если Трент и не дал тебе до сих пор в морду, ты дождешься, что я сделаю это сам. Мало того, что твоя любовь к Дориану до сих пор видна как на ладони, так ты даже не пытаешь что-то скрывать, когда находишься рядом с Трентом. Это видно! Это видно сейчас тоже. Тебя выдает все Молко, не пытайся выкручиваться. И твое бездумное обожание видит и Дориан, поэтому он делает с тобой все, что хочет. Но знаешь, даже Дориан был удивлен тем, как ты поступил с Трентом…
- Достаточно! Хватит, Стив, хватит! Я понял, такого больше не повторится…я все понял - огромная вина повисла на Молко, так что он даже неосознанно сгорбился, втянув голову в плечи, отчего казался еще несчастней. Вид у него стал такой жалкий, что Стив уже пожалел о своих нравоучениях.
- Ладно, извини Молкс, просто я думал, что у тебя с Трентом все будет серьезно, вы так хорошо смотрелись вместе, и тут ты опять прибежал к этому Дориану…
- Больше такого не будет, я тебе обещаю, больше такого не будет – оправдываясь, твердил Брайан, впервые за долго время чувствуя стыд.

«Больше такого не будет», - все еще думал Молко, когда подходил к знаментальному клубу на встречу с Резнором. Не будет такого вечера, не будут они с Дорианом вдвоем незатейливо пить водку, ничего не будет…». Всеми фибрами души, Брай улавливал, что входит в зону больших неприятностей. Он с ужасом осознавал, что именно натворил. Поперся как последняя безвольная скотина на поводу у Дориана к нему домой, спокойно алкашил с ним, когда должен был это делать с Трентом! Нет, это была не просто авантюра, это был подлейших поступок с его стороны. Можно ли сказать, что он сожален о нем? Навряд ли…и из-за этого, ему было еще хуже. Лучше бы Трент сразу закопал его в асфальт, прибил бы совсем, чтоб не мучиться от укоров совести…какая же он сука! Как же он опустился, как низко он пал! Лучше умереть, чем услышать от Трента: «Знаешь, Брайан, ты мне такой и нахуй не нужен». Бляяяя…он на коленях готов просить прощения, лишь бы исправить весь этот кошмар. У Брайана дрожали колени, когда он, делая жизнерадостный вид, подошел к Тренту. Вместо губ для поцелуя Резнор подставил щеку и то, с большой неохотой.
«Таааак… хорошо, что ты еще не плюнул мне в лицо», - резюмировал Молко.
Дальше Трент, не обращая никакого внимания на попытки Брайана приласкаться к нему, зачастую вообще игнорируя все его вопросы и слова, делал вид, что увлеченно общается с каким-то типом непонятной, нелепой наружности. Молко только и оставалось, что в коротких перерывах между одной и другой сигаретой натянуто улыбаться и всей силой серого вещества искать выход. Все же, хоть криво и тупо, у него получилось увести Трента на разговор тет-а-тет в тихий закоулок.
- Почему ты такой сегодня? – начал с отдаленного Брайан.
- Я что, так плохо выгляжу? Все абсолютно нормально.
- Ну, если это нормально…
- Да, нормально.
- Прости меня, Трент.
- За что?
- Пожалуйста, прости.
- Не понимаю, за что я должен тебя простить? Объяснишь?
- Я прошу тебя…прости…
- Да я не обижаюсь.
- Нет, Трент, я знаю, это было неправильно, это было гадкий поступок с моей стороны, но я умоляю тебя, прости – у Молко язык не поворачивался сказать, чтобы Резнор простил ему ночь, проведенную с Дорианом. – Трент, милый, пожалуйста, ты нужен мне, прости.
- С чего ты взял, что я обижаюсь? Брайан, все в порядке…
- Значит, все так как раньше?
- Ха, нет уж, дорогой, все не так.
- Не бросай меня Трент.
- Я тебя не бросал.
Молко почти плакал. Он пытался прижаться к Резнору, но тот даже не шевельнул руками, чтобы его обнять. Черт, что он натворил! Что он натворил!
- Поцелуй меня, Трент…
- Нет, Брай, не хочу. Пока не хочу…
- Трент, я сделаю все, что ты хочешь, только не бросай меня.
- А помнишь… - на секунду Резнор, казалось, перестал сдерживать себя и уже хотел высказать все, но тут же вернулся в прежнее холодно-безразличное состояние. – Ладно, забудь. Пойдем уже, а то нас ждут.
- Хорошо, - тихо сказал Молко, понимая, что разговор окончен, несмотря на то, что кто их там ждал? Этот хмырь? Но Трент просто не хочет больше видеть его… Он поплелся сзади него, понимая какую глубокую рану он нанес Резнору.
Весь оставшийся вечер он просидел, забившись в угол, не поднимая глаз от пола, потому что ему было стыдно даже смотреть на Трента. Даже если бы его оттрахали на шоссе десять водителей грузовиков, он бы не чувствовал себя такой грязной шлюхой. Вот оно дно, Молко. И ты сам туда скатился. Брайан понял, что это мерзкое чувство отвращения к себе не исчезнет, пока он не вернет Трента. Пока Резнор не простит его.

Два дня Молко упорно ходил в «Эквилибриум», не смея и моргнуть в сторону Дориана. Он всячески старался угодить Тренту, по-собачьи преданно глядя в его глаза, чтобы доказать, что он изменился. Но когда его смирение не привело ни к каким результатам и потепления между ними не ожидалось, Брайан начинал злиться.
- Вот видишь Стив, - говорил он возмущенно, передвигаясь из одного угла комнаты в другой - я сознаю свою вину, знаю свою страшнейшую ошибку и все такое, но я не понимаю, чего теперь добивается Трент? У меня такое впечатление, будто он хочет, чтобы я таскался за ним также, как за Дорианом. Не будет этого! Неужели он думает, что я теперь совсем мало стою? Да, это я изменил ему, но какого черта…Иногда мне кажется, что если бы он сразу послал меня, мне было бы гораздо легче. Ты бы видел, как он теперь на меня смотрит! Когда вообще смотрит…Будто убить хочет. Будто я его неверная жена, которая сбежала от праведного наказания. Он меня презирает.
- Молкс, чего ты возмущаешься? Это ты глушил втихаря водку с Дорианом, а не Трент!
- Да, я знаю, но все-таки…с Дорианом я отлично понимаю ситуацию. Я его люблю, а он этим пользуется. С ним всегда было спокойно, так как я знал, что я ему не нужен…просто или получаешь удовольствие, или нет…никаких претензий, никаких обещаний.
- Твою мать, послушай себя Молко, ты нереально гонишь…И ты еще хочешь вернуть Резнора? Зачем? Зачем он тебе, когда ты до сих пор тащишься по Дориану, и ничуть не меньше, чем в самом начале!
- Нет, Трент нужен мне! Я хочу с ним помириться. И если он вернется ко мне, то Дориан…пусть катится ко всем чертям…
- Кому ты врешь, Брайан? Если Дориан сейчас позвонит тебе и предложит тебе переспать, ты снова пулей к нему полетишь, голубчик мой…
- Нет, нет…не знаю…
- Боже мой, ты до сих пор его любишь?
- …Да.
- Ох, Молко, иногда мне хочется убить тебя за это, а иногда я тебя просто обожаю…кто бы мог подумать, что ты…ты…влюбишься так.
- Стив, зато я сам начинаю себя ненавидеть за это.
- После того, как ты напакостил где только можно? Да, давно пора. Эх, Молкс…мне нечего больше тебе сказать…держись, друг. И береги себя.
- Беречь… для кого?
- Хотя бы для нас со Стефом.
- Ладно, спасибо Стив…спасибо, мне было очень плохо…
- Представляю.
- Ну…мне нужно идти.
- Что??? Опять туда? Ты самоубийца. Я в шоке и я тебя не понимаю.
- Да, иду опять искать новых страданий…

You were from a perfect world
A world that threw me away today.

Но Молко не пробыл в клубе долго. Когда он пришел, то увидел Дориана страстно зажигающего с какой-то неяркой блондинкой. Блядь, еще немного и они бы дошли до немецкого порно прям на танц.поле. Ну вот. Теперь еше какая-то никудышная девица с лица которой если стереть всю дешевую косметику, останется лишь поблекший, ничем не выразительный лист. Обхватив рукой зад своей очередной скучной по всем параметрам подруги (которую Молко тут же окрестил тухлой селедкой), Дориан посмотрел в глаза Молко. Брайан тоже не отводил глаз. «На, нах, подавись, упивайся моей болью». Цирк «Шапито», нах! И когда Дориан снова обратился к своей тупо хохочущей верблюдине двугорбой, Молко уже быстрыми шагами удалялся из клуба.

Нервы тоскливо поскрипывали. Он не был зол. Его воображение не рисовало кровавых сцен расправы с этой девицей. Нет. Он просто прислушивался, как горько плачет сердце внутри. Как оно просит, умоляет остановить эту пытку. Как оно угрожает перестать биться вовсе, потому что ему надоело перекачивать сплошные потоки черной боли.
Придя домой, Брайан в первую очередь потянулся к бару. Подстава, какие-то остатки. Все, что можно, было выпито ранее. Этот последний факт буквально вывел Брайана. Ему захотелось просто утонуть в реке спиртного. Глубоко-глубоко погрузиться в то состояние, когда тебе уже все равно, кто, где и с кем. И он упрямо пошел в ближайший магаз, чтобы затариться алкоголем под завязку, дабы выглушить все в одиночку и счастливо вырубиться. Чтобы хоть на один вечер отдалиться от того ужаса, который с ним творился.

You think this love is bona fide
You're being taken for a ride
Wrap your lip around your head
And slowly blow yourself away.

Но надо ж было так получиться, когда он уже поспешно расплачивался за такое количество бутылок, сколько он мог удержать в руках, его внезапно атаковал миленький молоденький парнишка.
«Только этого здесь не хватало. Ну не могу я сегодня улыбаться и раздавать автографы. Неужели нельзя оставить человека в покое?»
Юноша с горящими глазами уставился на Брайана и, заикаясь, лепетал:
- Мистер Молко, я ваш огромный фанат! Вы стали для меня Богом!...
«Ого, такого я еще не слышал, ведь в последнее время я лишь пресмыкающееся».
- Не могли ли бы вы дать автограф! Пожалуйста…вы очень сильно повлияли на мою жизнь, я восхищаюсь вами, восхищаюсь всем, что вы делаете! – парень буквально трепетал от действия своих фанатских чувств.
И тут, угрюмо молчащий Брайан подумал: «автограф…ну конечно!». И произнес вслух:
- Автограф? Пожалуйста! Хочешь, я напишу автограф специально для тебя у меня дома?
Юноша побелел, а затем покраснел. Брайану было забавно наблюдать все это.
- Вы…вы шутите…а я могу?
- Почему бы и нет? Хочешь автограф, ты его получишь…Но видишь ли, ты наверняка читал во всяких там интервью, что я алкоголик…
- Нет, я так вовсе не считаю…
- Так вот, я – алкоголик, и мне нужно выпить, так как без бухла я не могу раздавать автографы…ну, может, конечно, ты спешишь в более важное место…
- Нет-нет, я очень хочу…вы так добры! Я уже давно слушаю вашу музыку, я не могу и дня без нее прожить и вот… даже не могу поверить!
- Отлично, тогда пойдем, чего ждать…
«Милый друг, ты еще не знаешь, какое потрясающее событие тебя ждет…ты уж точно об этом не мечтал». Брайану захотелось расхохотаться, но он сдержался и повел этого парня к себе домой.
После того, как Брайан сделал пару глотков, даже не удосужившись налить в бокал, этот фанат, застенчиво стоявший около стенки, даже показался ему вполне симпатичным. Долго Молко не церемонился и перешел к главной сути дела.
- Раздевайся.
- Как? Я…я…но…как же…
- До тебя что, плохо доходят мои слова? Контуженный, что ли? Осколок в ухе застрял? Раздевайся, я сказал. Это не просьба, это приказ. Ты хотел автограф? Так я напишу его тебе прямо на заднице!
- Но я…- парень был в полном замешательстве, явно не ожидая такого поворота. Но вся его фанатская сущность не могла бы выдать отказ, даже если бы у этого юноши завтра намечалась свадьба.
- Или ты раздеваешься, или ты уходишь…только прежде чем уйти, я все равно оттрахаю тебя так, чтобы реально понял, каков он, твой Бог…
И этот юноша, под угрозой быть изнасилованным своим кумиром, человеком, к которому он испытывал самые возвышенные чувства, непослушными от волнения руками принялся неуклюже снимать с себя одежду. Каждое новое жестокое слово Молко разбивало тонкую, нежную любовь. Но как фанат, он покорно отдался в руки идола.
- Ну чего ты там копошишься? Руки кучерявые, забыл с утра причесать? Ох, как мне надоели эти неопытные придурки…не умеешь быстро раздеваться, тогда захрена ты вообще ко мне привязался?
- Я сейчас…сейчас… - Путаясь в молниях и кнопках бедняга пытался стянуть джинсы.
- Вот бля, дай я сам. – Молко резко, уже с профессиональным навыком сдернул штаны парня прям вместе с трусами. – О, вот так уже лучше…да ты не переживай, потом всю жизнь будешь гордиться…
Брайан сделал еще глоток, а потом почти с яростью прижал мальчишку к стенке, схватив его за волосы так, что парень стиснул зубы от боли. Ощутив шелк волос в своих руках, Молко машинально взглянул на волосы своей жертвы. О, нет. Белые пряди были зажаты в его кулаке. Черт, черт, твою ж мать! Что это за блядство? Окажись этот фанат брюнетом, шатеном, рыжим, сине-зеленоволосым, а еще лучше лысым, он бы трахнул его без проблем, но это золото…Дориан…он был единственным, чьи локоны не могли сравниться по своей красоте ни с одним драгоценным металлом…любимый, Дориан…Одним движением Брайан отшвырнул от себя парня, попутно пройдясь его лицом прямо по стене. Молко снова сорвался на крик.
- Тварь, блондинистая тварь, убирайся отсюда! Сука, чтоб ты сдох, убирайся вон!
Юноша упал на колени, и Брайан пнул его прямо по голому заду.
- Заткнись, когда я с тобой разговариваю! Больше вообще никогда не смей вспоминать обо мне! Замусорись в своей коморке и засунь все мои диски себе в жопу! Слышишь, забудь о том, что ты вообще меня когда-то видел, иначе я найду тебя и оттрахаю до слез так, что ты ходить не сможешь. Убирайтесь прочь от меня, лицемерные подстилки! Пиздюки хреновы! Стервятники! Гнусные твари…вы не умеете любить! Оставьте меня! Убирайся, ничтожество!
Шатающемуся от обиды и страха мальчику Брайан отвесил тяжелую оплеуху и бедняга-фанат пролетел прямо к двери, теперь всеми силами пытаясь сбежать от озверевшего музыканта. Взбешенный Молко готов был убить парня и схватив бутыль, приготовился заехать ей по лицу этому фанату, но тот вовремя открыл дверь и бутылка с дребезгом разбилась об дверной косяк.
- Подонки, оставьте меня, оставьте…

К горлу подкатывала тошнота, сердце бешено колотилось и его начало трясти. «Все…я выдохся…меня просто нет…пора прекратить так много пить…» Его сильно штормило, но попытка вывернуть из себя всю алкогольную гадость не удалась. «Очень плохо, мне очень плохо…» - с этими словами Брайан повалился на постель. Картинки мелькали одна за другой, как разноцветная карусель. «Что со мной творится? Это конец…это конец…» - отчаянно доносилось из глубин его мозга. Брайан уткнулся головой в подушку. Он не мог двигаться. Ему казалось, что если он поднимет голову, то умрет…он умирает…он уже не дышит…где же Дориан? Дориан…
Дориан пришел под утро во сне. Пришел именно таким, каким его любил Брайан. Они должны были уплыть вместе. Неважно куда. Они сядут на небольшой корабль и уплывут. Только вдвоем. Дориан пришел за ним, пришел, чтобы забрать его с собой. По дороге они не говорили ни слова, но когда Брай потянулся к руке Дориана, он крепко сжал ее, прочно вплетая свои пальцы в пальцы Молко…Они стояли перед кораблем и Брайан не отпуская руки Дориана, всем телом прижался к нему…как тогда, в самый первый раз, чувствуя его тепло. И был счастлив, просто держа его за руку…

Часть VIII
Your tears will multiply, multiply
True love with me will die.


В голове нестерпимо громыхало. И этот грохот вывел Молко из посталкогольного забытья, так как оказалось, что это кто-то настойчиво барабанил в дверь.
«Ой, бля…моя голова…сукины дети…и какому имбецилу вздумалось ломиться ко мне в дверь, пароход ему в рот…» - Молко подгибающимися, слабыми ногами поплелся открывать дверь, не очень устойчиво и четко ориентируясь в пространстве. О безопасности он не задумывался, так как окосевшие глаза все равно ничего не разбирали на мониторе.
- ДОРИАН???– Брайан не скрывал своего удивления. – Я и предположить не мог, что ты придешь…так неожиданно…я потрясен…ой, проходи, конечно…я никогда бы не подумал…я тут как раз вспоминал о тебе и тут ты…это мистика какая-то – Молко ошарашено пялился на Дориана, трезвея с каждой секундой, тогда как его гость выглядел неважнецки.
- Знаю, может, я и не должен был так нагло заявляться к тебе домой, Брайан, но только ты можешь сейчас мне помочь.
В голосе Дориана не было и тени позерства. Он серьезно и с надеждой смотрел на Молко своими голубыми, лихорадочно поблескивающими глазами человека, умоляющего о помощи. И Молко интуитивно почувствовал, что сейчас Дориан втягивает его в глубокую, неприятнейшую лужу.
Собрав все самообладание, Брайан быстро оценил всю выгодность и паршивость своего положения и занял соответствующее место. Он выбрал главную роль.
- Да, я внимательно тебя слушаю.
- Брайан, понимаешь…мне нужен кокаин. Два грамма.
- И ты приперся ко мне только чтобы достать дозу? У тебя что, других знакомых не нашлось…
- Нет, просто ты единственный, который точно может дать мне то, что нужно.
- И все, что тебе от меня нужно, это кокс?
- Я тебе уже говорил, что есть две причины, почему я с тобой…
- Что-то я не помню ни одной их этих причин. И мне кажется, что я ни разу их не слышал.
- Может, ты просто не помнишь то, что я говорю или услышал только то, что тебе хотелось.
Брайан чуть не ляпнул, что помнит каждое слово Дориана, но не стал поднимать этому гаду самооценку.
- Ну ладно…только ты понимаешь, что у меня, собственно нет никаких весомых причин сейчас исполнить твою просьбу…только лишь потому, что это твое желание? Ну а кто тогда будет исполнять мои желания?
Молко самого таращило от собственно дерзости и невидалой резкости в разговоре с его прынцем.
- Брайан…я обещаю, что я в долгу не останусь…я сделаю все, что ты хочешь…я отдам потом, деньгами, тем же коксом…но мне очень нужно, прямо сейчас…
- Милый мой, как ты мог понять, деньги меня не интересуют, да и кокаин в общем-то у меня имеется, так какого черта я должен тебе верить и исполнять такую, знаешь ли, особенную просьбу…знаешь, может еще некоторое время назад, я бы с радостью преподнес тебе то, что ты хочешь…но сейчас…все изменилось. Я изменился. И я не понимаю, какая мне будет от этого выгода…
- Я тоже изменился. В лучшую сторону…для тебя…
- Ой, да можешь меняться обратно. Сейчас ты просто хочешь использовать меня, как использовал много раз…
- Я никогда не использовал тебя! – голос Дориана чуть ли не срывался на крик. Брайан видел, в каком он напряжении и поэтому еще больше изводил его, еще больше заставлял терпеть страдание и предвкушение наступающей ломки… - Пожалуйста, Брайан…я очень надеюсь на тебя…
- Не надо на меня надеяться. Иначе, думаю, тебе будет неприятно испытать разочарование.
- Но ведь я знаю, ты можешь…все в твоих силах, я знаю твои возможности…ты ведь меня не разочаруешь…
- Правила не меняются…наркоманы не делятся…
- Брайан. Брайан…- вкрадчивый голос Дориана стал необычайно глубоким и мягким, словно бархат, он завораживал Молко и сковывал его волю…- Брайан, а если Дориан тебя попросит…
Дориан неожиданно обхватил Молко за талию, прошептав ему на ухо: между нами все изменится Брайан, я обещаю…ведь ты…ты…
- Продолжай – сдавленно попросил Молко, не понимая, что сейчас творится…
- Я хотел сказать, что ты моя охуенная подруга…
Дориан прижал Брайана к стенке, влепив ему жесткий поцелуй, прикусив нижнюю губу. Молко так дальше не мог. Ногой, он пнул дверь в спальню, куда они ввалились не разжимая объятья. Дориан расстегивал змейку брайановских джинс, пока Молко кидал на пол кофту, стягивая с Дориана майку…о боже, его тело! Он приник его груди, проводя языком по его соску…как восхитительно, как же он долго этого ждал! Они обошлись без длительных прелюдий. Дориан вошел в него без всякой смазки, и Брайан застонал от мучительной, но сладостной боли…
- Брай, расслабься…вот так…
- Давай…давай…
Они двигались в сумасшедшем ритме, но вдруг Брайан резко отпрянул к стене, не дав даже Дориану кончить.
*пауза*
- Ты…ты…уходи. Ты продался меня за два грамма кокаина. Я тебе дал огромную любовь, а ты сейчас отрабатываешь свою дозу. Ты ничего больше от меня не получишь. Хватит. Уходи, я прошу. Ты такая же шлюха, как и все.
- Брайан, я знаю, я вел себя как дерьмо…
- Ты и есть дерьмо. Причем редкостное. Одевайся и валяй. Нахуй, слышишь! Я больше не нуждаюсь в услугах проститутки. Без сердца и без души. Ты – ублюдок. Пусть даже с такими шикарными платиновыми волосами, глазами цвета ясного голубого неба и прекрасным лицом. Уходи. И мне плевать, кого тебе придется трахать за очередную дозу. И кто тебя будет трахать, мне тоже плевать. И если ты сдохнешь в какой-нибудь канаве от передоза…или наоборот, загнешься от ломки…знай, я буду совершенно равнодушен. Я ни о чем не жалею. И сны мои были лишь искусной ложью…
Брайан улыбнулся. Он помог собрать одежду Дориана, подождал пока тот оденется, наблюдая какие кошмарные минуты сейчас испытывает его белокурый принц. На выходе он поцеловал его в щеку.
- Прощай, Дориан.

И когда Брайану через несколько дней опять приснился во сне очаровательный блондин, он не придал этому никакого значения.

What if all the world you think to know
Is an elaborate dream?