I'm Unclean, a Libertine

Автор - J33-3, перевод с английского - Lady Mo


Примечание автора: это моя собственная версия того, к чему имеет отношение Брайан, и что рассказано в интервью в Select, посвященном релизу WYIN, "I thought I was good at handling pussy". Это интервью действительно повлияло на то, как я относилась к группе и всему подобному, он действительно заставляет задуматься. Оно тронуло меня, и я подумала, а не преобразовать ли ту ночь в фик, согласно тому, что сказал Брайан...


Тик-так
Тик-так
Тик-так
смаргиваю.
Что за шум? Откуда он?
Какое-то время я не слышу ничего, кроме этого звука.
тик-так
тик-так
Будто я под гипнозом.
Я нова смаргиваю. Я ничего не вижу, может быть потому, что мои глаза до сих пор закрыты...
Похоже, у меня нет необходимой силы поднять веки.
тик-так.
стон.
Гудящий звук присоединяется к тиканию, становится все громче и громче, и вдруг моя голова начинает болеть настолько, как будто она в огне. Я крепко зажмуриваюсь и Стараюсь удержать боль.
Я их вообще когда-нибудь открывал?
Ещё один стон.
Я не могу дышать. На мне сверху что-то тяжелое. Я не могу двигаться. Мне слишком жарко.
Ещё одна попытка открыть глаза. Расплывчатый мир поджидает меня.
Где я?
Все двигается, причудливые образы переформируются друг в друга, переливаясь красками и играя с цветами. Все выглядит так, будто оно переплавляется в один единый удушающий мир.
Мне печет глаза, я снова смаргиваю.
Гудение становится громче, и, похоже, что доносится откуда-то непосредственно у моего уха.
Думаю, я потерял сознание и снова пришел в себя.
Где я?
смаргиваю.
Мое зрение немного проясняется в то время, как я концентрируюсь на этом нескончаемом тикании.
Ощущения постепенно возвращаются к моему телу. Что-то вдавливает меня в матрац...
О, так значит, я на кровати? Оно подминает меня и двигается на мне сверху. Я могу слышать, как оно стонет и охает, я могу слышать, как оно вдыхает воздух, в котором я отчаянно нуждаюсь.
Ногти глубоко впиваются в мои бедра. Я ничего не чувствую.
тик-так.
смаргиваю.
Обвожу глазами вокруг себя. С белого потолка на красные стены, которые не выглядят знакомыми... или выглядят? Я видел столько стен...
Темно, но слабый свет наполняет комнату. Шторы закрывают солнце, запрещая ему погрузить меня в свое тепло.
Мне холодно.
Новый звук достигает моих ушей. Теперь, смешиваясь с шумами поблизости у моей шеи, это другие голоса. Смех, вопли, стоны, крики, охи...
тик-так.
смаргиваю.
Я не один. вижу, как повсюду двигаются формы. На полу, кушетках, у темно-красных стен. Тела. Прижатые друг к другу, двигающиеся вместе. Они все вокруг меня, окружая меня.
Мне слишком жарко, мне нужен воздух.
У них громкие голоса, а в следующую секунду настолько отдаленные, что я едва слышу их, пока они снова не ударят меня со всей полной силой.
Меня тошнит. Я не могу дышать. Где я? что происходит?
Мое сердце колотится быстрее и быстрее. Думаю, это мог быть конец.
Я отключаюсь.


тик-так
тик-так
тик-так
Смаргиваю.
Обстановка та же. Они все ещё здесь, хотя кажутся настолько далекими.
Я стараюсь дотянуться до них, но моя рука остается бездвижной и безжизненной конечностью на холодных простынях.
Вздыхаю.
Определяю знакомое лицо на кушетке. Стэф трахает какого-то прелестного темнокожего мальчика с выражением абсолютного блаженства на лице.
Я знаю это выражение. Знаю его настолько хорошо. Прошлой ночью оно было для меня. И позапрошлой, и позапозапрошлой, и вероятно накануне той тоже...
Кто знает? кому какое дело?
Чуть левее, повернувшись ко мне спиной, фигура с длинными черными волосами стоит на коленях на ковре в красном вине, сигаретном пепле и сперме.
Стив.
Он лижет какой-то девице, скорее жадно заглатывая её. Его руки терзают её тело, её руки - в его волосах.
И он низко стонет. Я знаю этот стон. Прошлой ночью он дрожал вокруг моего члена, сквозь все мое тело, в каждой частичке. Прошлой ночью, когда он стоял на коленях, погрузив лицо в мою промежность, жадно отсасывая у меня.
Совсем как ночью накануне, и накануне той также...
Другие люди, чьих лиц я не узнал, да и те, которых я вероятно даже и не заню, трахаются на полу.
Мальчики. Девочки. Группы по три, четыре, пять...
Воздух в комнате влажный, тяжелый и слишком пахнет сексом.
Меня все так же мнут и лишают кислорода.
тик-так.
Гудящий звук снова наполняет мои уши, отрезая меня от мира вокруг.
В комнате становится темнее и в то же время светлее.
Какого черта?
Мне так жарко. Я задыхаюсь. И больше ни одного звука, нет больше комнаты вокруг меня.
Я теряю сознание.


тик-так
тик-так
тик-так
смаргиваю.
Моя рука падает в сторону, я чувствую, как мои пылающие щеки прижимаются к холодной подушке.
Что-то влажное и теплое лижет мне шею.
Я понимаю, что уставился прямо в пару зеленых глаз. Остекленевших, безжизненных. Их выражение шокирует меня. Отсутствующее, пустое...
Лицо мальчика выглядит безразличным, практически скучающими бледным, несмотря на невыносимую жару, заполняющую комнату, и тонкий слой пота, покрывающий его кожу.
Он смотрит на меня, будто не видит. Невыразительный.
Черные пряди волос падают мне на глаза, закрывая обзор. Я поднимаю руку и отталкиваю их. Он в точности повторяет жест.
Его рука настолько дрожит, что даже трясется.
Его черный макияж размазался вокруг глаз и по щекам, где смешивается с красным оттенком его стершейся помады.
Другой парень со светлыми волосами лежит на нем сверху, быстро подталкивая его бедра. Он поднял и держит бедра брюнета, а тонкие и бледные ноги обхватывают его ягодицы.
Он истекает потом и меня пробирает дикая дрожь от этого зрелища. Черноволосый парень тоже содрогается. Я прикован декадентской красотой этого мальчика. Он выглядит как шлюха после того, как если бы её трахали снова и снова каждую ночь на протяжении месяцев. Распутство в своем чистейшем, первозданном виде.
Похоже, его оставила какая-либо форма жизни, как будто только химические вещества поддерживали его в живых. Он уже не часть этого мира.
Он как призрак... в некотором роде...
Его пустые глаза все ещё прикованы к моим. Говорят, глаза - зеркало души... тогда, наверняка, он потерял свою душу... Ничего не осталось за теми глубокими омутами зеленого.
Смаргиваю. Брюнет тоже смаргивает.
Мои глаза перемещаются на рамку, в которую заключен образ мальчика. Позолоченная, деревянная, старинная. Висящая на красной стене гостиничного номера.
Смотрю в зеркало.
Те глаза - мои глаза. Я смотрю на собственное отражение...
тик-так
тик-так


Мое тело дико трясется, как скоро совершенно омерзительная волна ужаса хлынула по всему моему телу. В горле и в груди встает комок. Я вынужден побороться, чтобы кислород достиг моих легких.
А член того парня до сих пор глубоко вогнан в меня. Я не могу вспомнить, кончил ли я уже, или ещё нет. Я отталкиваю его. Он скатывается с меня и приземляется на пол. Похоже, он и не заметил. Там он находит другую дырку, чтобы трахать. И в долю секунды я позабыт.
Я соскальзываю ногами с края слегка влажного матраца, и обнаруживаю, что они исключительно отяжелели. С достаточным усилием я заставляю себя принять сидячее положение.
Все до единого мышцы моего тела вопят от боли.
Черт.
Слишком много крови сражу приливает к голове.
Меня мутит. Меня тошнит. Очень тошнит.
Я быстро наклоняюсь вперед и меня выворачивает на застеленный ковром пол, совсем чуть-чуть не доставая головы какой-то девицы.
Вдруг комната становится ужасно яркой.
Я не собираюсь отключиться, нет, не в этот раз.
Я делаю глубокий вздох.
Мои глаза тяжелеют, и я роняю голову на руки, липкие от холодного пота.
Мутящее чувство не исчезло. И не удивительно, если подумать о количестве всего дерьма, что я проглотил за последние несколько дней. Шампанское, кокаин, сперма, героин, спид, никотин, трава, прозак...
Кто сказал, что мне не следует смешивать? Кому какое дело?
Я ещё немного освобождаю свой желудок, издавая стон от боли и отвращения, так как в этот раз забрызгиваю плечо той девицы. Она даже не замечает... Вероятно, она настолько же убрана, как все в этой комнате...
Матрац двигается сбоку от меня, и рука проводит вверх-вниз по моей спине, за которой вскоре следуют теплые губы и влажный язык, лизавший вверх от позвоночника к плечу.
Я отталкиваю их, пожимая плечами. Они настаивают.
Я встаю, тогда как мои ноги подгибаются под моим весом.
Я замечаю дверь в ванную и хмурюсь оттого, в каком состоянии она. Я помню, что кто-то отрубился в запертой ванной на четыре часа, значит, поэтому дверь теперь не на петлях. Хотя, я не догоняю, почему слово "идиот" написано на ней.
Я снова глубоко вздыхаю и начинаю прокладывать путь к ванной, практически запинаясь о занятые тела, подобные трупам и неподвижные тела неизвестных людей, давно бывших в отключке.
Я как только могу отталкиваю с пути дверь, чтобы войти в комнату, а затем с трудом ставлю её на место, или хотя бы так, чтобы добиться хоть какого-то уединения.
Я уставился в одну точку, можно сказать, навечно, не смотря ни на что в особенности, полностью погруженный в свои мысли.
И в конце концов я смотрю на свои руки. Они безудержно трясутся.
Я чувствую себя таким слабым, я прислоняюсь к кафельной стене, мои ноги, наконец, подкашиваются, я соскальзываю на грязный пол ванной.
Я закрываю глаза, стараясь отогнать от себя слишком многочисленные мысли, проносящиеся в голове, тошнотворное ощущение в желудке и дрожь в теле.
Мне не холодно, так что это может означать только одно. Отходняк.
Я вздыхаю, снова потирая лицо и в порядке опыта открываю глаза.
Ванная комната маленькая и грязная. С края раковины даже стекает каплями немного крови, а крышке унитаза лежат крошечные остатки кокаиновых дорожек. Я намереваюсь пододвинуться в том направлении и нюхнуть. Но тот образ пустых глаз преследует меня. Слишком часто я оглядывался и думал - мне не следовало на это решаться. Те моменты, когда я доходил до "не могу поверить, что я только что это сделал". Не в этот раз. Я отвлекаю глаза от этой белоснежной пудры, и мой взгляд останавливается на моей гитаре. Почему она в ванной, я не знаю. Гриф покалечен, как сломанная шея. Моя бедная крошка..
Я передвигаюсь, чтобы подобрать её, отбрасывая в сторону свисающий с её держателя использованный презерватив. Я возвращаюсь обратно на пол в сидячее положение, и обнимаю свою гитару, как будто она может обеспечить мне какой-то комфорт.
Я чувствую себя таким грязным здесь. Я чувствую себя использованным, никчемным и опустошенным. Мне противно от самого себя и от того пути, что я для себя выбрал....
Проходит несколько минут, что кажется целой вечностью, и я вздрагиваю оттого, что наигрываю медленную и унылую мелодию, наполняющую едкий воздух.
Через некоторое время я понимаю, что это именно я сочиняю её.
Мои пальцы сами передвигаются на сломанной гитаре, как будто ими завладела какая-то абсурдная сила.
У себя в голове я представляю свое отражение в зеркале.
Strange infatuation seems to grace the evening tide.
I’ll take it by your side
(Необъяснимое влечение, кажется, придает изящества течению этого вечера.
Я взгляну на это твоими глазами.)

Слова приходят из ниоткуда. Они продолжают появляться из моего рта, минуя мои припухшие губы, врезаясь в мои плоть и разум, пробираясь до моей души.
Tick – tock – tick – tock – tick – tock.
(Тик-так-тик-так-тик-так)

Обрывки внешнего мира достигают моего приюта. Крики, резкие вскрикивания, вопли, смех. Похоже на то, что вечеринка полностью достигал своего нового уровня разврата и наслаждения.
Я изо всех сил стараюсь отключиться от этого.
I’m unclean, a libertine
And every time you vent your spleen
I seem to lose the power of speech
You’re slipping slowly from my reach
You grow me like an evergreen
You’ve never seen the lonely me at all.
(Я отвратителен, я – распутник,
И каждый раз, как ты срываешь на мне свою злость,
Я, кажется, теряю дар речи.
Ты медленно ускользаешь от меня,
Растишь меня как вечнозеленое растение,
Ты никогда не видишь, насколько я одинок.)

Как и ощущения ранее, так же эмоции и чувства сейчас распространяются по мне. Спустя столько времени...
Take the plan, spin it sideways.
(Строю планы, и совершенствую их.)

Что-то мокрое струится по моим щекам. Я плачу.
I… fall…
(Я… Падаю...)

Я чувствую себя грязным... все это бессмысленное блядство.. Боже, это наихудший посткоитальный отходняк, который я когда-либо испытывал. Я чувствую, словно.. словно утрахался до состояния пустоты (like I fucked myself empty).
Without you, I’m nothing.
(Без тебя я ничто.)

Может, пора все это прекратить.. может быть.. но что это заменит? Мне никогда не нравилась неизвестность... она заставляет меня неметь.
Кому-то надо уйти. Мне или моему образу жизни, но вместе мы больше не протянем долго...
Without you I’m nothing at all.
(Без тебя я абсолютно ничто.)

P.S. Перевод Without You I'm Nothing: maritime