Home Главная Фан-клуб Фанфикшены Image, Image... You Do What You Want...
Image, Image... You Do What You Want...

by Ju


- Иди ко мне, любимый, - прошептал Брайану его новый любовник, высокой, красивый блондин, которому так сложно было отказать.
- Хи-хи, мур-мур-мур-пррр-мяу. - Брайчик заёрзал у него на груди. Они валялись на тёплой кровати, ночник был включен, энергия секса исходила от них с неудержимой силой. Они сегодня были на вечеринке, Брай был дамой, мартини и кокаин у них были в избытке. И теперь они дома у мужчины его мечты на эту ночь… И всё у них было как всегда прекрасно, через несколько мгновений из комнаты стали доноситься характерные звуки, вздохи, охи, ахи, трахи… Брайан и Джей были безумно счастливы. Приближался оргазм, но тут Брайан почувствовал непонятную тревогу, какой-то посторонний взгляд на себе. Он огляделся, не отрываясь от дела, и благополучно продолжил. Когда оба кончили, они ещё повалялись, позабавлялись, Джей уснул, а вот Брайчика сильно параноило это чувство, что он под пристальным присмотром. Оно возникало уже не впервые. А ведь так и было…

Квартира Джея находилась на четвёртом этаже пятиэтажки. А на крыше пятиэтажки напротив, заделавшись под трубочиста, сидела Хелена, его невеста-самозванка, тайная фанатка и потомственная КГБистка из китайской спецслужбы "УЖ" (Узкоглазая Жаба). В руках у неё был бинокль с неограниченными возможностями, способный записывать на камеру, и ещё куча спец снаряжения была всегда при себе. Вечерами у неё было любимое хобби - охотиться на Брайана, выяснять измены, дурные привычки и прочее. Днём же, когда они виделись, она не палилась: играла роль примерной овечки, послушной и покладистой любящей будущей жены, идеальной матери для его будущих детей (это неважно, что дети нагулянные - он то не узнает;)). Он и подумать не мог, что этот ангел о чём-то подозревает, она наверно даже и не слышала о том, что такое гей-секс, наркотики и прочие шалости. Ему и в голову не могло придти, что такая хорошая, неиспорченная, светлая душа, пусть и в не очень внешне привлекательном теле, догадается о его похождениях. Ему было бы очень стыдно перед самой мисс невинность, но ведь он тоже человек, имеющий свои привычки, он музыкант, творец, которому нужно было его вдохновение, ему безумно нравилась его жизнь, и он не мог от неё отказаться. Но, встретив её, сам не заметил, как влюбился в её простоту и чистоту, открытость и душевность. Ведь ему так этого не хватало за последний десяток лет. Но не спроста коварная Хелена показалась ему такой хорошей, она же не дура. Она давно ещё присмотрела себе жертву, и упорно добивалась своей цели. В их, как Браю казалось, спонтанных и лёгких отношениях, основанных на взаимопонимании, сходстве характеров, любви и непринуждённости, не было и грамма всего этого. Она всё коварно спланировала, будучи тонким психологом. И любви, между прочим, там не было и подавно. А несчастный, невнимательный и такой наивный Брайан оставался в неведении. Когда он её встретил, он и не заметил, как она уже стала его невестой, и всё казалось само собой, просто и ясно, но не тут-то было… Стефан не переносил присутствие Хелены не только рядом с Браем, но и вообще в природе. Он жутко ревновал, устраивал ему сцены ревности, стал вести себя как стерва-невростеничка. Пару раз он даже пытался в обществе пролить ей на платье вино или кофе. Он просто слепо её ненавидел, ведь теперь он не мог публично заигрывать с Брайаном, устраивать с ним шумные оргии, должен был ныкаться от неё – в общем, бедный Стэф, он пострадал больше всех… Стив же советовал Брайану лучше к ней присмотреться, он видел какую-то странную поведенческую манеру Хелены, силу её влияния на него. Конечно, Стив чувак умный и был полностью прав - она прекрасно владела техникой NLP и вертела Браем как хотела, а он даже не задумывался почему, якобы всё в порядке вещей. Из-за необходимости теперь вести двойную жизнь, Брай слегка подзабил на музыку, свой пятый альбом отложил на попозже, а про турне даже ещё не думал. Днём ему надо было быть примерным женихом, а ночью жить уже в своё удовольствие. Это очень его изматывало. Он уже терял себя, не видел перспективы, не знал, чего он хочет и почему поступает именно так, а не иначе. Творческие люди оказываются очень внушаемы, если попадают в ловушку хорошего умелого психолога, имеющего на них свои планы. Конечно, для Хелены это слишком шикарный комплимент, естественно психологией она владела в объёме жалкой брошюрки "как заставить его плясать под свою дудку", купленным ею на распродаже барахлишка "всё по 50 центов". Но на её удивление, книжонка содержала очень эффективно действующие советы, и стала для неё надёжным руководством по манипулированию людьми.

Так продолжалось около года. Жизнь завертела Брайана в свой непрерывный водоворот событий, не оставляя времени подумать обо всём, что с ним происходит, всё казалось закономерным, само собой разумеющимся, и он лишь покорно плыл по течению, не подозревая о том, что скоро всё изменится, и судьба подарит ему ещё один чудесный шанс быть счастливым. Ребёночек в животе у Хелены подрастал, она уже примеряла колечко с бриллиантиком, а Брайан продолжал быть марионеткой в её хрупких руках с коварными намерениями. Так и должно было случиться, - думал он, - все распиздяи рано или поздно приходят к семейным ценностям и становятся счастливыми отцами+или просто отцами, ведь счастье уже не имело значения…о чём говорить, когда тебя душит ностальгия вечерами, когда вместо привычных укоматоженных тусовок, безумного секса, радостей жизни, когда тебе всё дозволено, ты просто сидишь с невестой, смотришь новости, и в 10 уже ложишься спать, и о потрахаться даже не возникает мысли…Ему стали сниться сны, тревожащие его по ночам, он их списывал на усталость. Он всё реже вылазил в клубы, за последние два месяца он всего раз пришёл домой позже 11 ночи.

А сегодня он не мог не пойти на тусу, приехали его друзья из Франции, и у них намечалась весёлая попойка, плавно переходящая в оргию, в их стиле. Он уже и забыл как это…а впрочем, он никогда особо ничего и не помнил после таких вечеринок. Предвкушая глоток свежего воздуха, он одел свои самые обтягивающие штанишки, впервые за последние месяцы накрасился как раньше, сделал укладку, накрасил ногти, и долго выбирал одну из трёх старых футболочек, которые он так любил: "don`t hate me because I`m beautiful", "I`m evil" и "teenage wife". Через 40 минут раздумий над этим вопросом первейшей важности он отбросил все три варианта, и одел чёрный пиджак на голое тело+ Ему вдруг вспомнилась фраза Оскара Уайльда: "Если на женщине много румян и мало одежды, это признак отчаяния". Его брови игриво приподнялась, едва заметным стал хитрый блеск глаз. Хелены не было дома, и он мог спокойно собираться на вечеринку в одиночестве, не выслушивая её предпочтений и пожеланий. Брайчика будто неведомая сила тянула туда, он почувствовал, будто просыпается из долгого сна, который больше смахивал на кому. Обувшись, он посмотрелся в зеркало, убедился в своей привлекательности, провёл рукой по щеке, гладенькому подбородку, шее, спустился до солнечного сплетения, затем провёл рукой по единственной пуговице на пиджачке, погладил бедро, бросил ещё один задумчивый взгляд в зеркало - и вышел из дома. Внизу его уже ждал Стэфан. Брайчик сел в машину и со словами "Привет, любимый" игриво поцеловал друга в губки. Стэфа как током ударило - он уже с полгода не видел этого выражения на лице Брайана, и он его почти никогда не целовал…и не называл любимым…эх, что за сопливые мысли, но что-то всё же в нём изменилось…Они приехали на парти, естественно, это был приват. Там можно было встретить много знаменитостей и их приближённых. Стив дожидался их у входа. Там же их встретили их французики, и уже все вместе они зашли внутрь.

К 11 ночи все уже весело ржали, позабыв свои маски и домашние проблемы. Брайан нажрался быстрее всех, а с ним и на радостях окрылённый надеждой Стэфан. Брайчик, уже не церемонясь, взял бутылочку мартини и пошёл покурить из душной комнаты на балкон. Он думал побыть там одному, но на балконе уже стоял какой-то мужчина, нарушавший Молкины планы на 10 минут одиночества. "Не помешаю?" - поинтересовался Брайан, и уверенным женственным шагом подошёл к нему и опёрся на перило. В ответ он ему улыбнулся и поднёс к его лицу зажигалку со словами "Да уж прошу вас, помешайте, мистер Молко. Что это вы так редко появляетесь в свете? Все так ждут вашего нового альбома, а вы даже интервью уже сто лет не давали". Брайан всматривался в лицо собеседника: "Кого-то вы мне напоминаете? У вас красивый голос, если не ошибаюсь…" - "Честер, Честер Беннингтон, группа Linkin Park - вам это о чём-то говорит?" - перебил его собеседник, поправляя прямоугольные очки. И, чёрт возьми, Брайан повёлся! Повёлся на него, на этот его жест, на его приятную улыбку и многообещающий блеск в глазах. Они долго болтали ни о чём, распивая мартини, и в комнату вошли уже вдвоём, чтобы продолжить общение…

К 12 ночи все уже позабыли не только свои маски и проблемы, от которых ещё час назад не осталось и следа, но и элементарные правила приличия, и на этой приватной вечеринке воцарилась фрилав. Стэфан уже видел, что Брайан про него забыл, и решил не фониться по этому поводу, как 13-летняя девочка на школьной дискотеке, и нашёл себе предмет обожания на эту ночь - высокого стройного молоденького брюнетика с пухленькими алыми губками, потерявшегося в толпе.
Брайану и Честеру надо было столько всего обсудить, что от общей оргии они отделились и уединились в отдельной комнатке, оборудованной диваном и бильярдным столом, за которым стоял бар. Они мило общались, присев на диванчик, а когда напитки в их бокалах закончились, Брай демонстративно встал и прошёлся к бару, интригующим взглядом оборачиваясь через плечо на Честера, которому не удалось скрыть от него провожающего взгляда. Бриша довольно хихикнул, поставив Честера в не очень удобное положение. Воротничёк вдруг стал сдавливать шею, и Чес взволнованно и на удивление быстро расстегнул несколько верхних пуговиц. Бриша наполнил их бокалы вновь, и улёгся на бильярдный стол, опёршись на локти и раскинув ноги.
- Знаешь, это так здорово быть популярным, но сейчас я впервые за последние полтора года вспомнил об этом… - Брайан запрокинул голову и его шея прогнулась назад, а свет конусообразной лампы ярко падал ему на грудь и живот. Честеру снова предоставилась возможность вылупиться на него, и его мысли стали играть с его воображением. Он невольно представлял себе, как он проводит рукой от брайановских губ вниз по подбородку, шее, доходит до пуговицы на пиджаке, расстёгивает её, и сильным рывком снимает его с плеч, страстно целуя своего черноволосого искусителя…
- Да, моя будущая жена, она ведь такая вся правильная, хорошая, её даже обидеть невозможно! У меня перед ней жуткое чувство вины, сам её вид говорит мне о том, что она правильная и хорошая, а я полный говнюк, совсем её не ценю, и знаешь - я таки сделал ошибку в жизни, я не могу больше с ней, но и бросить её не решусь, ведь тогда… - продолжал философствовать Бри, наполняя горючим полные баки и смотря в потолок. Он игриво телепал ногами, сводил-разводил коленки. Рука его скользнула по животу до бедра, ненадолго задержалась и вернулась по прежнему маршруту. - И что мне делать? И действительно, нам надо расстаться, и я ей скажу, скажу, вот, утречком, как домой приду… - пьяный бред Молко не замолкал, но Честер совсем не смысл его слов слушал, а интонацию, его очаровала сексуальность этого существа, которая неудержимо вырывалась во всём: в голосе, поведении, жестах, мимике, телодвижении, взглядах, которые он периодически на него бросал. Чес подумывал уже что-либо предпринять, чтобы снять нарастающее в нём напряжение, ведь он выглядел так неловко. Но Бри не дал ему и слова сказать, он продолжал свой монолог:
- Ты понимаешь, всё равно она - не то, что мне нужно, и не знаю, как мы оказались с ней вместе. Тут всё дело не в ней, она идеальная девушка. Всё дело во мне…не знаю… мне так не хватает элементарной мужской ласки! (обнимает сам себя крепко-крепко, лёжа на бильярдном столе, спина его застыла в красивом изгибе) Так хочется прижаться к кому-то тёплому, пушистому, ты меня понимаешь? Не к ней… - Молко чуть было не перешёл на хныкание, как ему не хватало этого, и как было себя жалко. Честер почувствовал к нему какую-то неведомую ему доселе близость, смешанную с сексуальным влечением. Но его голову не покидала одна мысль, тормозящая все его порывы: перед ним мужчина, а не женщина, как было всегда. Красивый, бесподобный, волшебный, сексуальный, нуждающийся в нём, женоподобный, но - мужчина! И сам он этот барьер преодолеть не решался. Но тут Бриша приподнялся, посмотрел на него своими огромными, серьёзными, блестящими от обилия косметики и алкоголя глазами, и спросил:
- Зачем мне жить? Вот зачем, если всё хорошее осталось в прошлом??? - и снова откинулся на спину и стал хныкать. Тут чувствительная психика Честера не выдержала, он подошёл к Браю и хотел поддержать его хотя бы своим присутствием, несмело положил руки ему на колени или чуть выше, и не успел сказать что-то типа "не плачь, всё будет хорошо" - как Бри молниеносно подорвался и впился в его губы страстным поцелуем. Он ответил, но глаза не закрыл - он не мог не видеть этих порхающих ресниц на его щеках… На бархатную поверхность бильярдного стола легла белоснежная спина Брайана. Пиджак полетел в сторону. Расстегнулась молния на джинсах. Раздался нежный шёпот, и после минутной суеты из бильярдной донёсся пронзительный крик, за которым последовали ритмичные стоны.
Спустя полтора часа они оба лежали на том же столе обнажённые, курили и смотрели в потолок. Раскачивающаяся над ними лампа уменьшала свою амплитуду. Они сделали это 3 раза. Брайан словно пришёл в себя после долгого помешательства, а Чес открыл для себя свою бисексуальность.
- Ага, ты не снял носки! - молниеносно подорвался Бри и набросился на него после определённой паузы. - Вот что за неуважение к девушке? - он продолжал игриво хлопать ресницами и его губки надулись. Такую красоту просто нельзя было не поцеловать, и Честер резко откинул его на спину, прижал своим телом и отвесил ему дооолгий поцелуй, ведущий аж за ушко и к шее. - Нееет, не смей, я обиделась! - продолжал игру Брайан, заливаясь смехом и в шутку брыкаясь.

- Прости засранца, ну прости, ну как мне искупить свою вину? - расплываясь в улыбке говорил Честер, носом касаясь носика Бриши и зарываясь в его чёрных как ночь волосах. - Проси что хочешь, всё к ногам моей принцессы…

Из комнаты они вышли и оказались в атмосфере полного разврата, и Брай вспомнил клип к своему релизу Protege Moi. Все оставшиеся "в живых" не спеша шевелились в ритме музыки и друг друга, кокаина было больше чем нужно, включили приглушённый свет, каждый был занят своим. Направляясь к бару за руку с Честером, Брай увидел явно объебошеного Стефа, откровенно склоняющего миловидного брюнета к оральным ласкам. Вечер продолжался, и ночь всё не кончалась. Солнце будто не решалось подглядывать за тем, что творилось на земле, и поэтому не спешило включать свет. И когда сквозь мощные шторы пробились его настойчивые лучи, на комнату было страшно смотреть. Брай уже ехал на такси домой, его терзал алкогольный мандраж и одновременно небывалая ясность мыслей.
Зайдя домой, он постарался не шуметь дверью. Тихонько, чтобы никого не разбудить, он залез в шкаф, напихал сумку своими любимыми вещами, забрал паспорт, записную книжку, диски, любимого плюшевого мишку и бионик. Через минуту его уже не было дома.
Проснувшись, неудавшаяся жена прочитала в прощальной записке: "Извини, но я слишком ценю жизнь, чтобы оставаться с тобой. Квартиру и всё имущество я оставляю тебе и ребёнку".