Home Главная Фан-клуб Фанфикшены Инфракрасные лучи
Инфракрасные лучи
by New Model


Ах, Стивен! Как мне трудно с тобой расставаться! Полчаса без тебя и я уже впадаю в депрессию… Любимый, как я бы хотел поехать с тобой… Но эта проклятая ангина! – Молко для убедительности закашлялся. – Боюсь, что если я выйду на холод, то окончательно застужу горло и… кошмар… я ведь могу потерять голос! – Брай хотел еще раз кашлянуть, но получилось какое-то дикое кряхтенье, даже кваканье можно сказать, вместо душераздирающего кашля.
- Брайан. На этот раз ты плоховато выучил роль и можешь дальше не утруждать себя. И не надо передо мной жалостливо размазывать сопли рукавом. Если тебе так уж хочется от меня отвязаться, не беспокойся, я уже ухожу…
- Стив! Милый! – весьма недурно и искренне прохрипел Брай.
- Да, Молко. Я отлично знаю этот эпизод чахоточного суслика, просто глупо верить всему тому что ты там успел наплести. И я бы никогда не оставил тебя одного с явно грешными мыслями в больной голове, если бы мне не нужно было ехать к дочери.
- Ты мне не доверяешь…
- И правильно делаю. Не хныкай. Да прекрати вздыхать, будто тебе весь свет не мил! Сегодня у тебя явно не получается играть трагедию – слишком глаза горят.
Брай понял, что чувства сильнее таланта, поэтому быстро посерьезнел на столько, на сколько мог. Стивен не верил ни единому его слову. Кроме ангины. Хрипел Брайан профессионально, так же как и грел термометр на батарее.
- Нет, Стив, правда, мне вовсе не весело болеть одному. Я очень дорожу нашими отношениями и мне не нравится, когда ты сомневаешься во мне. Ты мне очень нужен, Стиви… - Молко понизил голос до чувственного шепота, - Я буду ждать тебя, любимый…
- Ладно, Брайан, я знаю, как ты можешь ждать. Помни, что если я узнаю, что ты хоть с кем-нибудь… хоть со святым духом… хоть с соседским котом мне изменял… если я узнаю, что ты обманул меня… то я тут же соберу все свои вещи и мы с тобой больше никогда не увидимся, я не поверю больше ни одному твоему обещанию и буду глухим к твоим чистейшим слезам и молитвам. Ты обещал мне хранить верность. Все зависит только от тебя, родной. И прежде чем что-то совершить, мой совет, думай мозгами, а не тем, чем ты обычно думаешь… Мне пора…
- Я не хочу отпускать тебя.
- До свидания, Брай. – Стивен достаточно властно поцеловал Молко, давая ему почувствовать, кто здесь хозяин. Дверь захлопнулась. Некоторое время Бри еще грустно смотрел на стену. «Как я люблю тебя, Стив. Я, правда, не виноват, что так же могу любить кого-то еще. Ведь это хорошо, когда у человека такое большое, любящее сердце…»
Не успел Стив завернуть за угол дома, а запах его парфюма выветриться из комнаты, как Молко уже набирал номер телефона Джона Лавери (как вы знаете, невероятно красивого и талантливого гитариста в группе Marilyn Manson).
- Лавери, ты меня слышишь?
- Да! Ты не мог быстрее его выпроваживать? У меня уже отмерзло все!
- Как! Если у тебя все отмерзло, что мы делать будем? В шашки играть? Давай скорей ко мне, я тебя народными средствами вылечу…
- Ты хочешь, чтобы я поверил в народную медицину?
- Чем быстрее ты дойдешь, тем больше шансов на спасение. Все, жду! – Брайан, улыбаясь, положил трубку, и тут же принялся раскапывать припрятанные бутылки и наркоту.
Примерно в это же время, наблюдательная бабушка из дома напротив, своим острым, никак не старушечьим зрением заметила, как от угла дома отделилась достаточно высокая, стройная тень, которая уверенно зашагала к подъезду №5. Тогда бабуля подняла трубку того, что до технического прогресса могло называться телефонным аппаратом, и набрала какой-то длинный номер.
- Красная стрела, красная стрела, отвечай, это черная газель.
- Красная стрела слушает.
- Объект L отделился от угла дома S и вошел в подъезд №5, предположительно к объекту B. Следите за светом и любыми проявлениями порочной жизни в квартире подозреваемого в измене объекта B. Держите связь.
- Сигнал принят.
Та, которая называлась «Красной стрелой» быстро прильнула с биноклем к окну. В жилище наблюдаемого объекта В явно происходило что-то подозрительное. Свет то включали, то выключали. Сначала в окне мелькнул какой-то странный объект, низкого роста, темноволосый и, очевидно, смеющийся. Затем интерес старушки, т.е. «стрелы» к окну еще более возрос, так как появился еще один объект. При этом вовсе не похожий на первого, спутать было невозможно, этот был высокий, белокурый и с более умным выражением лица, чем у первого. Сей факт был немедленно зафиксирован и осмыслен в мозгу «красной стрелы». «Пахнет жареным» - верно почуяла бабушка и продолжила следить за развлекающимися фигурами в квартире. Ровно через полчаса непонятное движение прекратилось. В окне пролетела какая-то тряпка, по форме напоминающая штаны. В 22:17 по настенным часам, в квартире объекта В воцарился интимный полумрак. «Так, время применить новинки техники» - подумала бабушка и уже через мгновение оказалась у своего наблюдательного поста с мощным прибором ночного видения, который с помощью инфракрасных лучей помогал обнаружить любые объекты, их количество и предположить возможные передвижения даже с задернутыми шторами и опущенными жалюзи. Да, нужно объяснить, откуда у простой бабушки такая аппаратура. «Красная стрела», ныне миссис Рэдлер, в прошлом Анфиса Захаровна Шишкина, была в свое время одной из лучших советских разведчиц, с репутацией человека, который знает даже то, чего не было. В секретном штабе Анфиса Захаровна была незаменимым работником, доставая неизвестно откуда самую зашифрованную информацию и раскрывая любые тайны. Но, к сожалению, пришла пора заслуженной разведчице, оставить шпионаж государственного масштаба и отправиться на пенсию. Вот только не сумев распрощаться с профессией, Анфиса Захаровна вместе со своей лучшей подругой Софьей Кузьминичной отправились за границу, по привычке снабжая родину секретами Европы и зарабатывая на жизнь тем, что выслеживали и разоблачали неверных жен и мужей. К этим двум опытным дамочкам и обратился Стив, чтобы они проследили за каждым шагом, как он сказал его «распутного младшего брата», так как он, бывает, безобразничает и время от времени, может привести домой всякую сомнительную личность, не заботясь о своей репутации (и о здоровье).
- Фулюган! Контра! – чисто по-русски выразилась Софья Кузьминична, но Стив приняв сказанное за какой-то старушечий кашель, договорился с Анфисой Захаровной об оплате и поспешил уйти.
Вот так оказались две бывшие сотрудницы КГБ у своих наблюдательных постов. Но вам наверняка интересно узнать, что же происходило в квартире объекта В…
Брайан и Джон Лавери тайно встречались уже два с половиной месяца. Джон, который до недавнего времени считался официальным любовником Мэрилина Мэнсона, в тот период, когда они познакомились, постоянно зверски ругался с этим Мэнсоном по поводу его отвратительного поведения и постоянных, унизительных измен, а Молко, страдая от слишком жесткого режима верности под ботинком Стива, отчаянно искал приключений. Опасные, рискованные, полные страсти свидания безумно нравились Брайану и Джону, и ощутимо трепали нервишки Стиву и Мэрилину. Причем последний чувствовал измену пятой точкой, а доказательств не было, вот и приходилось на концертах отрываться, неистовствуя и вытворяя всякую чертовщину. Так же была возможность «нечаянно» зарядить в Джона микрофон, задеть ногой, толкнуть и громко обматерить – все равно фанаты не поймут: то ли к ним обращение, то ли к непутевому технику. Но, чем больше злился Мэнсон, тем Лавери становился отчаянней. Именно поэтому Джон смылся прямо из-под носа (довольно крупного и с заметной горбинкой) Мэрилина, и прихватив с собой бутыль горячительного помчался к Брайану. Молко принял Джона с распростертыми объятиями, особенно он обрадовался водке, правда, из-за того, что Молко боялся привлечь внимание дотошных соседей ярким освещением и не включал лампы, Лавери полетел ласточкой вперед на пол, но Брайан успел вовремя спасти бутылку, вот только не успел поймать любовничка. Слегка потревожив соседей внизу своим падением, Лавери предложил Браю включить свет. Все люстры были тот час же включены, но охваченный идеей конспирации, Брайан снова вырубил все на хер. К этому же товарищу Херу послал и Джон Молко, когда Лавери грохнулся во второй раз, задев столик с каким-то цветком, по колючести напоминающий противного толстого кактуса. Свет опять был включен, но на этот раз оба дружка сошлись на том, что одного ночника будет достаточно. Создав интимную обстановку, любовники приступили к главному номеру их программы – нажраться. Это дело они успешно начали с водки и блестяще завершили заначкой Стива – его коллекционным виски. Оба были счастливы. Ужратые до одури. Дальше все было как обычно. Да, это штаны Джона полетели в окно. Майка Брая оказалась прямо на полу. Великолепной модели трусы Лавери застряли на полке с книгами. Конечно, никто и не подумал аккуратно повесить одежду на спинку стула или еще лучше – на вешалку в шкаф… Шкаф пригодился потом, а пока Молко отчаянно сдирал с Джона все, до последней мелочи. Когда снимать было уже совсем нечего, когда и часы, и цепочка Лавери затерялись где-то в углу, Брайан буквально рухнул на кровать. Страсти был избыток. Полный пузырь. Даже про кокаин забыли (Вы возмутитесь. Скажете: «Как можно! Это же главное блюдо стола! Подавать рассыпчатым»). И вот, когда старушки разведчицы вплотную прильнули к окнам, когда Брайан чувственно, слегка заговариваясь от алкоголя, стонал: «Матерь твою, Божья…», а Джон не останавливаясь нежно шептал: «Ради тебя хоть на кресте…я тебя на кресте…хочу…». Третий наблюдатель все же не выдержал. Раздался настойчивый звонок в дверь.
Лавери вздрогнул, Брай даже ничего не понял.
- Не останавливайся, по хуй, Джон, еще чуть-чуть…ну же…
- Брай…мне кажется я не выйду отсюда живым…А вдруг это…
- Молчи… пусть там за дверью и развлекаются…Джо-ни, Джо-ни...да…как я…люб-лю тебя…
Не успели искры блаженства разлететься по телу Брайана, как он услышал звук поворачиваемого в замке ключа. Вот тут он очнулся: «БЛЯДЬ! СТИВ! Джон, твою мать, в шкаф! Fuck! FUCK! Большой, ублюдочный Fuck! Иду!»
Лавери немедленно сполз с кровати, утягивая за собой простынь, и спрятался в шкафу. С весьма помятой, хмурой, пьяной рожей Молко предстал перед соответственно невеселым Стивом.
- Ты чего явился? – невежливо буркнул Брай, не сдержавшись.
- Что??? Ты же говорил, что будешь скучать! И какого черта у тебя лицо такое перекошенное? Слушай, да от тебя несет... водкой! Ты что, бухал в одиночку, гаденыш? А ну отвечай!
- Да как ты мог подумать! Я болен. Ангиной. А запах…это от лекарства. Ты что, не знаешь, что микстуру делают на спирту… Совсем с ума сошел, обвинять меня в пьянстве… Я тут чуть не умер… а ты сразу орать… Ни стыда, ни совести!
- Чуть не умер, говоришь, - чуя неладное, Стив не раздеваясь, зашагал в спальню.
- СТОЙ! – истошно завопил Молко. – Кому сказал, падла, стоять!
- Ты одурел? Ты случайно не чумой болен? Это я-то падла?
- Эмм…миленький Стиви…родненький… я не хотел – Бри тут же смягчился – это я от температуры…ты просто не ходи туда…эмм…не ходи обутый по чистому полу. Я…полы мыл.
- Стопроцентно болен мальчик. Как ты мог полы мыть? Или ангина на мозги влияет? Ты же никогда половую тряпку даже в руки не брал! Молко, ты рехнулся?
- Что ты, Стив! Мне просто захотелось сделать что-то приятное к твоему приезду…вот я и помыл. Да, так и было. Ты разуйся пока, а я мигом, халат надену.
- А почему ты в одной простыне? – не замолкая, интересовался Хьюитт, снимая ботинки.
- Как почему? Я спал, - придумывая на ходу оправдание, отвечал ему из спальни Молко, пытаясь кое-как скрыть следы своего страшного преступления. За этим занятием Стив и застал Молко. К несчастью Брайана, Стивен зашел именно в тот момент, когда Молко пытался куда-нибудь деть трусы Лавери.
- Брайан!!! Дьявол! Чьи это трусы у тебя в руках?
Бедный Брай затрясся от страха. Ну почему бы ни сказать, что это его, Молко, трусы, никто бы не стал допытываться, но в тот момент…
- Это…эмм… – Молко заикался, - Это вот…Тебе. Подарок. Хотел подарить к нашей годовщине…да вот…Ты уже видел. На, держи, поздравляю…кхмм… - Бри попробовал улыбнуться и вручил Стиву трусы Джона, в то время как сердце его готово было разорваться.
Стивен был в растерянности. Трусы как трусы. Дорогие, видно…вот только…
- Молко, но почему ажурные? Ты ведь знаешь, что я не…
- Ну…мне хотелось…чтобы ты…я подумал (!) тебе пойдет…ты будешь выглядеть так…как…
- Ладно, я понял, но Брай, это же совсем не мой размер!
- Не твой? Да? Ну и хорошо.
- ?
- Т.е. жалко конечно, не понимаю, как я мог ошибиться. Очень печально…Но…мы можем пойти поменять! Хочешь, прямо сейчас, пойдем и поменяем…Найдем твой размер… - Брай, находясь в одной простыне, потянул Стива к двери.
- Нет, Молко, не сейчас, я только пришел…
- Стив, ну пошли, это же мой подарок…пошли…немедленно…магазин закроется, и мы не сможем их поменять…навсегда закроется…рухнет…да мало ли что…
- Брай, я же сказал, потом обязательно сходим.
- Нет, нельзя потом, только сейчас, я не могу ждать! Стиви, любимый, пошли, по-шли, по-шли!
- Да чего ты прицепился с этими дрянными, жалкими трусами! (Джон в шкафу побледнел от гнева. «Это мои-то дорогие трусы он называет “жалкими”?! Вот урод! Хотел бы я на его позорные рейтузы посмотреть»). – Ты мне вот что, Молко, объясни…откуда на нашей постели вот это? – Стив угрожающе поднял в воздух несчастный, голубенький, явно использованный презерватив.
Брай закрыл глаза и на одном дыхании проговорил:
- Это просто шарик. Ты, что не знаешь, откуда они берутся?
- ШАРИК? Ты меня совсем за дурака считаешь? Это, по-твоему, шарик, да? Всунул бы я тебе этот шарик знаешь куда…
Молко показалось, что Хьюитт сейчас жестко отхлестает его этим презервативом, но продолжал самоотверженно защищаться.
- Но-но. Туда мне шарики не надо. Не для того они предназначены. А это модный, новый, особенный шарик. Я купил…чтобы дома праздник был…типа весело, с шариками…
- Ах, праздник…А в чем это таком странном и непонятном он выпачкан, а? Что-то он скользкий…
- Как в чем? Все понятно. Эх, ты, деревенщина! Это специальное покрытие, чтобы легче надувался…Хочешь, можешь попробовать.
От шока, Стив пошатнулся.
- Лжешь, стерва! Я, что, похож на идиота, из гондонов шарики надувать?! Сукин сын, Молко, отвечай, с кем трахался!
- Не смей на меня кричать, я болен! – заорал во всю глотку Молко, - Все клевета! Ты сам понавыдумывал черт знает чего! Я ни в чем невиновен!
- Когда я уезжал, такого голоса у тебя не было…ты хрипел кажется… Ну, паскуда, признавайся!
- Да, хрипел… - опомнился Молко. – А у меня редкая разновидность ангины, то хрип, то кашель, то непонятно что… - Брай душевно кашлянул в доказательство.
- Кашляй, кашляй, ты докашляешься когда-нибудь… И это, скажешь, твое лекарство? – Стив поднял закатившуюся под шкаф бутылку водки.
- Нет, эту бутылочку спрячь, пожалуйста, обратно, она вообще тут ни причем. Еще небось с твоего дня рождения туда закатилась… Не надо поспешных выводов…
- Да, а какой мне вывод делать, глядя на этот порошочек? – Хьюитт провел пальцем по высыпанному на уголок стола кокаину, к которому любовники даже не успели притронуться.
- До чего ты подозрительный! Это самая обыкновенная пыль насобиралась… Я сейчас дуну и ее не будет… - Молко в одно мгновение сдул кокаин со стола, при этом его сердце сжалось от такой жестокости.
- Откуда же у нас такая пыль музейная прямо… Может, это штукатурка сыпется…
- Вполне может быть - закивал головой Брай – Почему бы ей ни сыпаться. Соседи наверху у нас не самые миниатюрные люди. Не каждый потолок выдержит.
- Хватить дурить мне голову. Отвечай, с кем ты тут ел, пил, спал… шарики надувал. Давай, говори.
- Ни с кем, Стиви, правда! Я спал, но один. Мне было плохо. У меня поднялась температура. Вот.
- То-то в комнате так жарко… Имей в виду, Брай, если я сейчас открою шкаф и не увижу своей драгоценной бутылки виски, то… - Молко не успел даже пискнуть, как Стив распахнул дверцу шкафа. А оттуда, словно бабочка, легко и гордо, обмотавшись простыней, напялив случайно найденные в шкафу шляпу и шарф, выпорхнул Джон со словами:
- Я породистая королевская моль редкого вида. Живу в шкафах и не только…
Но Стив, задыхаясь от гнева, прервал его:
- МОЛЬ??! Я сейчас как прихлопну тебя гадина шлюшастая, паразит ты эдакий, к стене, так ты больше по чужим шкафам уже летать не будешь!
…Но тут в драме появился новый герой. Из-под кровати выполз весь в пыли и паутине Мэрилин Мэнсон собственной персоной. Очевидно, он тоже заинтересовался пребыванием своего личного любовника в чужом шкафу.
- Эх, набрехал ты Молко, скотина, про полы… пыль жуткая…- начал было Мэрилин, отряхиваясь, но тут же перешел к главной теме, - А вы, товарищ Стив, моего любовничка извольте не трогать, пока я сам у него не спрошу. Джоооон! Какого Дьявола ты, блядское отродье вздумал трахаться с кем попало?
- Это я-то «кто-попало»? – уже было возмутился Бри.
- Молчать! - в один голос проревели Стив и Мэнсон.
Четыре злобных и два сочувствующих глаза уставились на Лавери, который, не смотря ни на что, спокойно и уверенно начал речь в свою защиту:
- Я имею право…
Мэнсон тут же оскалился.
- Это я сейчас поимею тебя и вправо и влево и в зад и куда только можно…
Неизвестно, что было бы дальше, если бы ковер под Мэнсоном не зашевелился. Мэрилин, подумав, что земля уходит у него из-под ног, в испуге отскочил к стене. Ковер отодвинулся и, откинув доски пола, вылез из ниоткуда Твигги (бывший гитарист вышеназванного Мэнсона). Вдыхая чистый воздух, Твиджи с упреком покосился на Мэрилина.
- Мэрилин! Гад сатанинский! Теперь ты сам видишь, на какую куклу ты меня променял! Я же всегда говорил, что Лавери смазливый болван! Иначе бы не трахался со всякими тут..
Тут снова завопил Брай.
- Ты на что, твою мать, намекаешь? Еще раз вякнешь, и я твои патлы вокруг люстры обмотаю!
- Мелюзга недобитая, будешь возникать - руки-ноги бантиком завяжу…
Не успел Твиг договорить, как из туалета внезапно выскочил Стефан.
Молко схватился за голову и страдальчески вздохнул.
- Не трогать Брайана! – настоятельно потребовал Стефан. – Он мне кое-что обещал, и уже полгода кормит меня честным словом, что выполнит обещание. Можно я сначала с ним разберусь, а то потом точно ничего не вытребуешь… не с кого уже будет…
За все это время Молко кажется, поседел. А после того, как он увидел этого осла Стефана, плавно выходящего из туалета, ему совсем поплохело. И где он там прятался? В бачке унитаза что ли? Брайан от ужаса закрыл глаза руками.
Не успел Стив спросить, что это такое интересное задолжал Брай Стефану, а Твигги наконец-то расквитаться с Лавери, как в дверь ворвались две знаменитые бабушки-разведчицы с пулеметами.
- На пол, фулюганы! Контра! Одно движение - пуля в лоб! Всем лежать! Немедленно! А теперь – продолжила Софья Кузьминична, не сводя дуло пулемета со лба Брайана. - Кто украл прищепку с моего балкона? Их было 14, а стало 13! Ну и где здесь самый главный Дьявол?

17.02.04 - 22.02.04