Медиа-шлюха

by Starfucker


Мне нравится твоя улыбка.
Не так, как ты улыбаешься сейчас...
Впервые я услышал твой голос на деньрожденной вечеринке у одного друга. Там была довольно весёлая ужратая компания. Там был проигрыватель. И там была твоя песня... Nancy boy, да, кажется. Мне было плевать, какая музыка там играет. Но когда я услышал тебя... Это твоё Alcoholic kind of mood, Lose my clothes... бла-бла-бла, и это так меня зацепило! Твой развязный акцент, твоя манера петь, и главное - текст...... р-р-р... Тогда я почувствовал, что это меня невероятно возбуждает. Мне еле хватило времени, чтобы успеть добежать до туалета и закрыться изнутри на задвижку прежде, чем я засуну руку в штаны и начну дрочить. Оргазм наступил почти сразу, гораздо дольше времени я отходил от этого, валяясь на полу возле своей же спермы - ну, минут пять, наверное. А потом я вышел из туалета, вернулся в комнату, залпом выпил полбутылки виски, заново включил твою песню и исполнил зажигательный стриптиз! Плевать, что на словах Greatest lay I ever had я навернулся вниз со стола и больно стукнулся задницей об угол дивана. Зато той ночью у меня был охрененный секс (хотя, конечно, не greatest I ever had). По-моему, именно с тем другом, у которого был дэ рэ. Но это детали. Самое главное...
Самое главное, что я обрёл нового идола в твоём лице. Я постоянно думал о тебе, я слышал твой голос (мьюз ин май хед, ага) и больше всего я хотел тебя увидеть. Мне было чертовски, просто до боли в заднице, интересно, какой ты в жизни? Такой же, каким представляешь себя в песнях или (мммм) ещё круче?
Я увидел тебя по телеку, интервью какое-то там. По иронии судьбы, в этот момент я снова находился у какого-то там друга. На включенный телек никто не обращал внимания, у нас были полные карманы (а потом и полные мозги) экстази и нам было хорошо. И когда я услышал твой голос, и снова эту же песню, ну да, я подумал, что это мои глюки. Но мне было хорошо, меня сильно растащило, так что я довольный подполз к телеку и уставился на твой клип. А после клипа было интервью, и ты говорил о своей группе, о современном обществе и его предрассудках, стереотипах... короче, чё-то умное загнул. А я ловил твои жесты. Твою интонацию. Твои взгляды. И скрытый смысл твоих фраз. И вот что я понял.

Класть ты хотел на это общество. Ты имел его, и втайне надеялся, что оно поимеет тебя. Потому что, если это случится, оно поимеет и само себя, потому что ты - то, что это общество прячет друг от друга за утренним кофе и выставляет на каждом углу за вечерним абсентом. Ты его суть, отражение его идеалов и его преступлений, и потому тебя так любят и ненавидят, но - хотят. Вообще-то, мне такие глубокомысленные фразы в голову редко приходят, это всё из-за таблеток, но я запомнил эти мысли вместе с твоим образом, каким я увидел его в первый раз.

Я никогда не думал, что ты выглядишь так - э-э... да чё тут говорить, ты ж знаешь, как ты выглядишь (ай мин, как ты тогда выглядел). Все знают. Когда я представлял тебя, я думал, что ты такой высокий и притягательный. И что у тебя набедренные джинсы и колечко в соске, ага. И что ты напоминаешь нечто среднее между молодым Боуи и Орландо Блумом. Не, я не говорю, что у кого-то из них сосок проколот, я вообще о другом, ю си? Я о том, что когда я тебя увидел, ты был невысоким (да ладно уж - мелким) (хотя почему "был", ты и сейчас не подрос, гы) парнем, с блестящими уложенными по-женски волосами, с ярким и притягательным мейк-апом, да и эта твоя кофточка, открывающая светлую нежную кожу - короче, я поменял своё мнение. И я поменял своё отношение к тебе.

До этого, когда я представлял тебя таким высоким брутальным (би)сексуальным самцом, я хотел, чтобы ты трахнул меня.
Теперь я захотел трахнуть тебя.
Понять, каково это.
Ты такой маленький, ага, но ты такой смелый. Наглый, развязный, и ты никого не боишься. Ты дразнишь людей, и каждый из них, из тех, кого ты дразнишь, горит желанием добраться до тебя и хорошенько оттрахать, чтоб ты знал своё место. Потому что ты для них всего лишь медиа-шлюха, ага. Но если они до тебя и доберутся, если даже нагнут тебя и задерут твоё дешёвенькое платье, разве ты испугаешься... разве ты перестанешь их дразнить?
Стоя так, ты будешь поворачивать назад голову и дразнить их ещё больше.
И они поимеют тебя ещё жёстче.
А ты только получишь больше удовольствия.
Потому что ты и есть медиа-шлюха.
И поэтому я тебя хочу. Ты посмел бросить вызов обществу... на это немногие способны. Я доберусь до тебя, чего бы мне это не стоило. И мы займёмся сексом. Но мне этого мало. Я останусь с тобой рядом, чтобы только иметь удовольствие наблюдать, как мелкая, но поистине королевская медиа-шлюха имеет весь мир. Я останусь с тобой рядом, и буду отслеживать каждый твой жест и наслаждаться им, как я наслаждался тем интервью. Каждый твой жест, каждый похотливый взгляд, адресованный оператору, молоденькому ведущему или зрителям, которых только созерцание тебя прибивает не хуже, чем героиновый укол... Кстати, что-то такое связанное с наркотиками недавно мелькало в голове.
А, вспомнил!
Я подбираю с пола какой-то энциклопедический словарь и перелистываю его. Именно здесь это было написано. Я искал по словарю название твоей группы. Дурацкое такое название... Placebo, ага. Но я посмотрел в словаре, что это значит, потому что мне интересно о тебе всё. И вот это Placebo - это такая таблетка, которая ничего в себе не содержит, а люди с неё тащатся. Пустышка, ага. Фальшивый наркотик. Интересно, что ты хотел этим сказать? Это ещё один из твоих вызовов обществу, я уверен. Но ничего, я обязательно его разгадаю. (Швыряю словарь обратно на пол.) Так вот, на чём я там остановился? А, ну да, что хочу не просто с тобой переспать, а ещё и понаблюдать потом за тем, как ты имеешь людские массы. Но переспать всё-таки важнее. Я уверен, что в сексе ты такой же - ни капли не раскрываешься, только притворяешься нежным и продолжаешь издеваться. Чёрт, я снова думаю о тебе, и я снова возбуждён. Как всегда, когда я думаю о тебе. Пора уже с этим кончать...
(кончаю..............кончил)
...так о чём я говорил? Фак ми, я шизофреник что ль, сам с собой разговаривать?! Пора с этим кончать... нет, я ж кончил только что. Это просто умопомешательство, до чего я хочу тебя. Может, я в тебя типа влюбился, а, Брай? Гы-гы. Во всяком случае, хочу я тебя, это точно. И я иду к тебе.

Это... произошло после одного из твоих концертов. В каком-то клубе, маленьком, тесном, но заполненном до отказа. Ну да, все хотели увидеть эту продажную шлюшку - я сейчас о тебе, малыш - которая этим вечером будет иметь их лично, а не с экрана. Я тоже был там на концерте. Я был среди тесного скопища людей, которое бесновалось там, почти доведённое до экстаза, и я был таким же. И прямо передо мной стоял какой-то парень, молодой и смазливый, немного похожий на тебя. Думаю, он чувствовал моё возбуждение физически, когда задевал задницей мои джинсы. И вот посреди песни у тебя выключился микрофон. Ты прокомментировал это парой факов, извинился перед толпой на французском и выбросил в неё окурок, вызвав шквал эмоций. Пока выбежавший техник торопливо возился с микрофоном, ты подошёл к своему гитаристу (хорошо, пусть будет басист, если это так важно) и позволил ему положить руки на твою задницу. После этого парень обернулся ко мне и, на мгновенье прижавшись ко мне бёдрами, протиснулся мимо и нырнул в толпу. Ни секунды не сомневаясь, я последовал следом. Мы встретились с ним в туалете. Ага, как ты догадался? Ну да, мы сразу же набросились друг на друга, он порвал мою футболку (любимую между прочим... каз-зёл) и стащил с себя свою. Я так же яростно накинулся на него, но почему-то остановился и медленно провёл языком по его спине вдоль всего позвоночника, вызвав дрожь в его теле. Чем ниже я спускался, тем сильнее его трясло, и он уже сам сдёрнул с себя джинсы, при этом стоя на коленях. Я продолжал вести языком по его телу, стянул с него трусы, потом решил что хватит уже его мучить и заставил перевернуться на спину. В этот момент тебе, наверное, принесли другой микрофон или тот починили, не знаю уж - короче, мы услышали, как ты продолжил свой идиотский концерт. Вместе со звуками твоей гитары ко мне вернулось то нетерпение, та несдержанная страсть, которая исходит от тебя и действует на тех, кто тобой зачарован, и я вошёл в него резко и почти полностью - при этом без всякой смазки, ага, где бы я её взял? Он вскрикнул так, что заглушил вопли твоих поклонников, и вцепился в мою спину (ногти хоть иногда стричь надо, вот идиот-то). При этом и я, и он, накрытые эйфорией, мысленно трахали именно тебя... Слушай, ты никогда не пробовал трахаться на холодном гладком кафельном полу? Это в общем не совсем удобно, потому что, двигая телами, мы скользили там, как коровы на льду, и мне приходилось за что-то держаться, хоть за пол тот же самый, а ведь мне ещё хотелось поласкать руками его член, чтоб он не разочаровался...
(ладно, успокойся, Брай, я не издеваюсь, я серьёзно обо всём говорю - примечание гл. героя.)
...но всё закончилось грейт, мы оба кончили примерно одновременно. Потом я отправился в ближайший бар и взял себе выпивки. Не думаю, что я соображал, что делаю, потому что я ведь ещё планировал переспать с тобой после этого концерта. Но мне странным образом повезло - ты сам нашёл меня, сам выделил меня из остальных (я ухитрился тебя даже не заметить - прости мне это, я в ту минуту смотрел на оранжевых эльфов), сам взял меня за руку и отвёл к себе. Мы переспали, ага. И знаешь, что было самое кошмарное - я ничего не вспомнил утром. Я просто обалдел, когда осознал это. Я должен был снова найти тебя и снова переспать. Ты знаешь, что было дальше.
Твой следующий концерт был через неделю. Кстати, меня всегда удивляло, что ты этим занимаешься - всей этой своей музыкой, лирикой... Ведь это не давало тебе ни капли денег! Тебе не на что было героин покупать! И я находил единственное объяснение - ты проделываешь это только потому, что взамен получаешь шанс хорошенько оттрахать это общество, показать ему, кто здесь ничтожество, а кто шлюха-Принцесса, гы. Так вот, прошла неделя, и я ждал тебя после концерта - на этот раз я не заходил на сам концерт, чтобы всё не повторилось, а ждал снаружи, хотя и слышал отголоски музыки. Когда концерт закончился, появились твои чёртовые фанаты, они решили дождаться тебя. Охрана клуба погнала их прочь, и меня вместе с ними. Но я вернулся. Я ждал. И ты вышел ко мне. Ты заметил меня не сразу, поглощённый своими мыслями; только когда я демонстративно переменил позу, ты поднял глаза, и на твоём лице полыхнула странная радость и уж совсем странное смущение, так нехарактерное, неподходящее твоему образу. Ты подошёл ко мне, поздоровался; завязалась беседа, и мы неторопливо пошли вперёд. Меня неприятно поразило твоё смущение, твоя скованность в движениях, словах, даже взглядах. Ты оказался совсем не таким, каким я ожидал тебя увидеть. Ты был странно напряжён, и я предложил тебе зайти в ближайшую наливайку и немного выпить - "расслабиться", ага; как будто ты был трезвый после концерта... Ты принял моё предложение, мы зашли внутрь, заказали какие-то коктейли и ты, извинившись, оставил меня, чтобы "попудрить носик". Я смотрел тебе вслед, пока ты не исчез, потом отпил алкоголя, чуть подумал и пошёл вслед за тобой. Я не мог знать, что ты стоишь перед небольшим зеркалом (в мужском сортире повешали, наверное, для метросексуалов........или принцесс вроде тебя, ага) и уговариваешь себя успокоиться. Я зашёл в туалет, ты резко отпрянул от зеркала, враждебно взглянул на меня, но твой взгляд поменялся в ту же секунду, когда ты меня узнал. Ты снова смутился. Я был заинтригован и начал подозревать, что ты ведёшь вокруг меня какую-то свою игру, дразнишь меня, как привык это делать. Мне понравилась эта мысль, я невольно подумал: чем больше ты меня дразнишь - тем жёстче я тебя оттрахаю - тем больше удовольствия ты получишь... где-то это уже было, ага? Моментально возбуждаясь, я подошёл к тебе и, поддерживая твою игру, нежно, пытаясь сдерживаться, поцеловал тебя, притянув к себе. Вкус твоих губ особый, он хранит сигаретный привкус и что-то сладкое. Ты отвечаешь на мой поцелуй, но не обнимаешь меня, а твоё тело странно дрожит в моих руках. Я отпускаю тебя и, прежде чем ты успеваешь задать какой-нибудь вопрос, говорю:
- Я просто заскучал.
Несказанные слова умирают в твоём сознании, ты наклоняешь голову лицом вниз и молчишь. При этом твоя гордость, твоя уже зародившаяся звёздность не позволяют тебе сыграть вот так пассивно, и ты заставляешь себя сказать:
- Интересно, с чего бы это?
- Я жду тебя, - говорю я, игнорируя твою фразу, и иду обратно к своему коктейлю.
Это немного странно, но ты вернулся более оживлённым; на этот раз именно таким, каким я ожидал тебя узнать. Мы говорим о музыке, о людях, которые слушают музыку, о современном обществе, которое днём осуждает однополые связи, а вечером ищет себе партнёра, абсолютно не заботясь о том, какого он пола окажется, о сексе вообще, об интересах человека и постепенно переходим к личным интересам, моим и твоим... Мы практически не вспоминаем об алкоголе, ты потому, что и так уже пьяный, я потому, что слишком занят тобой. Я иногда даже забываю вслушиваться в смысл твоих слов, наслаждаясь твоей вызывающей сексуальностью, сквозящей во всём. Около трёх часов ночи недовольный бармен выгоняет нас из закрывающейся забегаловки, и мы идём пешком к тебе, потому что автобусы давно не ходят, а такси ловить нам неохота, и говорим, говорим, говорим... Уже почти на месте меня снова накрывает желание, и я, остановившись, наклоняюсь к тебе и целую. Ты удивлён, изумлён, ошеломлён; а я доволен. Ю ноу, куда-то ушло безудержное желание горячего и резкого секса, которое зародилось когда-то, где-то, сейчас уже не вспомнить, где и когда... Теперь я стараюсь быть аккуратным и по возможности спокойным, чтобы доиграть в твою игру до конца, но теперь вдруг ты становишься страстным и провоцируешь меня на дерзости. Я обхватываю твоё тело, приподнимаю тебя и прижимаю к стене ближайшего дома. Ты обвиваешь меня ногами и покусываешь мочку уха, а потом целуешь в шею. Мои руки проскальзывают под твою одежду, и тут мы как-то разом соображаем, что до твоего факин дома осталось совсем немного.
В общем, всё понятно... Мы переспали, ага. Это было именно так, как я себе это представлял. Ю ноу, мне это нравится в тебе, малыш, ты даже трахаешься с каким-то вызовом. Ты действительно удивительный; не подумай, что я расчувствовался, ай мин, ты, наверное, такая единственная в своём роде загадочная и неповторимая шлюха, ага. Мы лежим рядом на влажных от пота простынях, курим, и сизый дым не вылетает в открытое окно, а поднимается к потолку и висит там. Мне неожиданно вспоминается твоё странное поведение, когда мы встретились после концерта, и я спрашиваю тебя об этом:
- Брай, когда ты меня сегодня увидел, ты засмущался, или мне это показалось?
К моему удивлению, ты снова впадаешь в это состояние, смущаешься и отворачиваешься (покраснеть ты не можешь, потому что после секса мы оба и так раскраснелись). Ты мне напоминаешь влюблённую школьницу, и я едва удерживаюсь, чтобы не заржать.
- Ты знаешь, когда мы в прошлый раз виделись...
- Переспали, ты хочешь сказать? - довольно поправляю я; я знаю, что такая классная шлюха, как ты, тащится от такого цинизма, ведь ты и сам такой.
- ...Хорошо... хорошо, переспали, - с запинкой отвечаешь ты, - так вот, с того раза я постоянно думал о тебе, всё время, и когда я увидел, что ты стоишь и ждёшь меня, это было так неожиданно...
- Постой, - удивлённо перебиваю я, - ты так типа стегаешь, да? Бри, ты меня разводишь?
Ты выглядишь напуганным, когда я начинаю говорить, но когда я договариваю фразу до конца, ты уже сидишь с закрытыми глазами, и, наверное, чувствуешь себя так, как будто случилось то, чего ты больше всего боялся, и теперь осталось только вытерпеть это. Несколько секунд ты продолжаешь так сидеть, потом начинаешь говорить и одновременно открываешь глаза, и на твоём лице отображается такая боль, что она сверкает лучом света в твоих глазах... А, не, это снаружи проехала машина, и свет её фар, попав в окно, отразился в твоих зрачках... гы, а я-то подумал...
- Я... говорю правду... можешь мне не верить...
- Нет, что за бред! - Я подскакиваю и начинаю бегать кругами по твоей спальне. - Ты ещё скажи, что ты в меня влюбился!
Ты поднимаешь глаза. Это не глаза самоуверенной шлюшки, которая так зацепила меня когда-то (всего месяц назад! - примечание обиженного Брайана; Брай, малышка, он это не вслух сказал - примечание автора; да ладно?! ой, упс и всё такое! экскьюз ми, ай эполоджайз - примечание Брайана), это уже глаза какого-то обычного человека; сентиментального, зависимого... влюблённого?
- Я в тебя влюбился, - безжизненным эхом подтверждаешь ты, отведя глаза в сторону; теперь ты рассматриваешь свои поджатые колени. Я изумлённо смотрю на тебя и вдруг понимаю, что это всё правда, что ты действительно самый обыкновенный человек; ты часть такого же общества, как и то, которое ты упорно ненавидишь... впрочем, как выяснилось, ты только делаешь вид, что ненавидишь его. Как же я в тебе разочарован!!! Как я мог так в тебе ошибаться!!! Да знаешь что?!.. Да ты просто!.. Да ты!.. Да... ФАК Ю!!!...
(э-э... это я вслух сказал? - примечание гл. героя)
(да, детка, вслух. увлёкся ты что-то. - примечание автора)
....и я внезапно понимаю, что это уже не мысли, что я кричу это всё тебе в лицо, а ты смотришь на меня огромными испуганными глазами, и они в темноте кажутся большими тёмными пятнами, главным образом из-за чёрной косметики, которая ещё не стёрлась, и твои глаза сверкают, потому что подступили слёзы, а ты сдерживаешь их из последних сил и только смотришь на меня, словно не веришь, что всё может оказаться вот таким фальшивым. И, ю ноу ит, у меня тоже слёзы подступают к глазам, потому что я тоже не верю, что всё может оказаться таким фальшивым, всё, чем я жил последний месяц, всё, чему поклонялся, вот так взяло и рассыпалось из-за твоего идиотского признания, из-за того, что ты оказался не тем, кем подавал себя в своих песнях и интервью. Катись ты к чёрту!
- Я не требую от тебя ничего взамен... Никаких обязательств... Я просто прошу у тебя позволения любить тебя!! - Ты не можешь больше сдерживаться, и слёзы сбегают вниз по твоим щекам, чертя от уголков глаз чёрные стрелки растаявшей тушью. - Разве я прошу многого?
Словно сумасшедший, я бегаю по комнате, то натягивая джинсы, то ища рубашку; ты беззвучно плачешь, отвернувшись от меня. Наконец всё собрав, я устремляюсь к двери, но замираю возле неё, как бы что-то вспомнив. Ты поднимаешь глаза, вдруг одарившись надеждой, хотя разумом понимаешь, что надеяться не на что...
Так вот, с чего я всё это начал.
Мне нравится твоя улыбка.
Мне нравилась твоя улыбка.
Не так, как ты улыбался сейчас - открыто, доверчиво и искренне, в надежде на понимание и взаимность, нет!!
Мне нравилось, когда ты улыбался на интервью, так самоуверенно и похотливо. Ты, наверное, похож на Наполеона - ты такой же упрямый и самоуверенный. Ну, и короткий, конечно.
Мне нравилось, когда ты улыбался со сцены на концерте, заставляя всех присутствующих в зале захотеть тебя. Впрочем, ты всегда заставлял всех захотеть тебя.
Мне нравилось, когда ты улыбался в клипе с экрана запылённого телека.
Мне нравилось, когда ты улыбался сегодня вечером.
Мне нравилось, когда ты улыбался в лицо обществу, тем людям, которые осуждали тебя за твои выходки и... тоже тебя хотели.
Мне нравилось, когда ты улыбался. Просто нравилось. Всегда.
Просто я считал тебя другим.
Больше мне никогда не понравится твоя улыбка. Я разочаровался в тебе. Слишком сильно. И навсегда.
Я замираю у двери. Медленно поворачиваюсь к тебе и говорю:
- Я понял теперь, почему ты выбрал слово Placebo. Placebo - это такая таблетка, которая ничего в себе не содержит, а люди с неё тащатся. Пустышка. Фальшивый наркотик. Так вот, Брайан Молко, ты такой же. Ты такой же, понял?!!! Ты был для меня всем, ты олицетворял самое лучшее, а оказалось, что ты ничто! Такая же пустота под ярким фантиком! Я никогда, слышишь... я больше никогда не захочу тебя видеть.
Я открываю дверь и ухожу. Небо потихоньку приобретает серый оттенок. Позже мы все узнаем, что это называется пьё'а мо'нин (твой французский акцент) - самое подходящее время для совершения неудавшихся самоубийств. Об этом однажды расскажешь ты.
Уже на улице меня посещает странная мысль. Я любил тебя за то, что ты открыто издеваешься над всеми, кто загнан в рамки общества - то есть вообще над всеми. И я возненавидел тебя за то, что ты оказался не таким, но ты ведь точно так же обманул, поиздевался надо мной. Ты показался мне одним, потом обернулся другим и вдоволь посмеялся надо мной. Выходит, я предъявил тебе ложные обвинения - ты не притворялся, ты на самом деле дразнишь всех. Ты остался верен себе... Я задираю голову и бессмысленно хохочу, стоя в абсолютном одиночестве среди предрассветных сумерек. Мне становится немного стыдно... Может быть, стоит вернуться? Посмотри, Брайан, посмотри в кого ты меня превратил! Раньше я был циником, таким как ты... как твой образ, который ты создал... Который я себе создал? Я снова хохочу, потом ухожу домой.
P.S. Когда мои шаги стихают за дверью, ты некоторое время всхлипываешь, потом лежишь в тишине, потом неожиданно встаёшь, одеваешься, идёшь умываться, заново делаешь мейк-ап, и наконец, закончив со всем этим, достаёшь из только тебе известного места припрятанный героин, перетягиваешь себе руку жгутом и абсолютно сознательно вкалываешь дозу гораздо больше обычного.
(Внутренний голос Брайана: Нет! Не делай этого!
Брайан: Докатился... Ещё не догнался, а уже голоса слышу... )
Ты задумчиво смотришь на своё отражение в зеркале, потом медленно оседаешь на пол. В твоих галлюцинациях твоя неудавшаяся любовь ещё разок режет тебя чем-то острым и раскалёным по чему-то тёплому и кровоточащему (каждый понимает это в меру своей испорченности, автор вот, например, уверен, что это значит железными когтями по трепещущему сердцу, а никакое не обрезание, Бриша не еврей! Хотя...). Через какое-то время ты теряешь сознание, а на твоём лице застывает немного удивлённая улыбка, словно ты никак не можешь поверить, что кто-то мог так разочароваться в тебе только из-за того, что ты не оказался медиа-шлюхой...
Утром тебя находят твои друзья и отправляют в наркологичку, где добрые дяденьки в белых халатиках спасают грёбаного наркошу.

P.P.S.
Прошло какое-то время. В моё поле зрения мельком попадает какой-то журнал. В глаза бросается надпись: "Я оставил за собой след крови и спермы по всей стране..." Смутно мелькает неоформившаяся мысль, что я знаю только одного человека, кто мог бы заявить такое. Я отворачиваюсь и тут же забываю об этом.

P.P.P.S.
Прошло восемь лет, или девять, или десять... Не помню. Я плохо помню всё, что на целый месяц сделало тебя, Брайан Молко, моим идеалом, и я плохо помню всё, что с этим связано. Но ты снова вошёл в мою жизнь. Я стал слышать слишком много упоминаний о тебе, которые разковыряли то, что казалось засохшим. Я узнал о тебе всё то, что обсуждали твои фанаты, так получилось; шестнадцатилетняя сестрёнка моей жены слушает Placebo. Фанатка... Это горько и смешно, когда я думаю, что десять лет назад я не сказал бы "фанатка", я скорее сказал бы "Фанатка, ага."...
Мне чего-то не хватало последние месяцы. Кого-то. Я узнал, где группа Placebo находится сейчас (это было несложно), взял билет на самолёт и вернулся к тебе. Я вернулся к тебе, понимаешь? Наверное, это было странно, вот так пытаться вернуть двоих людей на десять лет назад, но это жгло меня изнутри, это осознание необратимости.
Я жду тебя у выхода. Я не захожу туда, где проходит твой концерт, на этот раз всего лишь потому, что ты гораздо популярнее, чем был тогда. Я жду тебя у выхода. Концерт заканчивается. Выходят фанаты. Их прогоняет охрана. Проходит около часа, и выходишь ты. Ты проходишь мимо, поглощённый своими мыслями. Я демонстративно переменил позу.
Ты поднял глаза.

Ты посмотрел на меня.

Ты прошёл мимо.
Ты меня не узнал.
Мы оба сильно изменились, Брайан. Но ты изменился больше. Ты всем говоришь, что очень повзрослел с того момента, когда говорил ту фразу, которую я заметил в газете. Ты правда очень вырос.
Или всего-навсего отступился от самого себя?
Всё меняется, Брайан. Это всегда грустно. Мне жаль, что ты больше никогда не будешь таким, каким я тебя запомнил.
Ты женат. У тебя есть ребёнок.
Ты коротко подстригся. Ты носишь обычную одежду, как и все другие мужчины.
Ты уже никогда не скажешь в интервью ничего шокирующего.
Ты уже никогда не будешь пытаться соблазнять журналистов, прискакавших узнать, что начудили накануне после окончания концерта пьяные пласы.
Ты уже никогда не будешь молодым.

Твои фанаты любят тебя только по многолетней привычке. По старой памяти, так сказать.

Потому что ты уже не так молод. И уже никогда не станешь молодым.

Уже никогда, Брайан.

Никогда...
(Неправда! Да я... Да я такой красивый! И сексуальный, вот! Да я даже Боуи соблазнил! А ты мне завидуешь! - примечание Брайана.

Ну-ну... - примечание автора.)

16.12.2007г.