My Own Private River

by Placebka

Памяти Ривера Феникса (1970-1993). Жаль, что тебя вовремя не остановили.

22 октября 1993.

- Мне и не снилось, что Лос-Анджелес - такой огромный. Это просто невероятно! Да, конечно... Сансет Бульвар... господи, да там так и тянет трахаться часами! Ну не знаю, как насчет Тома Круза, но Шер я тебе могу привезти, если она еще жива. Ага, да. Ну все-этот fucking телефон говорит, что у меня кончились деньги. Пойду, убью его. Ну все, давай. Пока.
"Гребанная связь. Ненавижу Америку. Надо бы сегодня напиться... только вот...эй, хрен с ним.".
- Мне Bloody Mary.
Пока смешивают коктейль, я смотрю на сидящих рядом со мной. Сто раз видел эти американские пивнушки в кино. В жизни, собственно, то же самое: какие-то водители, пара щебечущих друг с другом клерков в выглаженных костюмчиках - после работы немного спирта- самое оно!.
"О, а вот это уже... стоп. Я определенно видел это лицо раньше".
Слева от меня парень пьет Jack Daniels. У него довольно длинные светлые волосы, они красиво заведены за уши. Я не рискую пялиться на него - отвожу взгляд на пару секунд.
- Твоя Mary, sweetheart.
- Ага.
"Да перестань ты на меня таращиться... эти бармены...".
Ага, и водка у них отвратительная. Я откашливаюсь.
- Все в порядке?
- А? что?
Я поворачиваюсь на высоком стульчике. Мистер "посмотри- какие- у- меня- волосы" решил заговорить.
"Прогресс".
- Все нормально. Американская водка - это не мое.
- А...
Он отворачивается. Вот черт. Хм, недурные черты лица. Весь такой мужественный, с высокими скулами. Кажется старше, чем есть. На нем куртка, дорогая черная рубашка и битые джинсы.
Я достаю зеркало.
"Вот чертова тушь!"
Она осыпается, мать ее, и эти кусочки, как черная пыль, у меня под глазами. В остальном выгляжу, так сказать, отпадно. Нужно только сделать чертовски сексуальное личико - и все, можно идти на охоту. Тем более, что на мне платье из серии "Трахни меня" и бордовая помада. все это- как броня.
- не заплатишь за меня?
- А? - мальчик поворачивается. - что, прости?
- не заплатишь?
- А! сейчас... - он достает из кармана пару купюр, кладет на барную стойку.
"Черт, я что сегодня - не секс-акула?! Но его лицо определенно знакомое..."
- Почему такой грустный?
- Мм? - он поворачивается. - я, что ли?
- Ну да.
- Не знаю. Октябрь- вообще грустный месяц.
- Это точно. Я всегда плачу по ночам в октябре. Поэтому не в ладах с соседями.
Я говорю эту глупость только чтоб увидеть его улыбку -и вижу ее. Хороший мальчик. Ровные белые зубы. Очень белые. Он уже немного пьян, у него видны сосуды в уголках глаз.
- Ты ведь не отсюда, верно?
- Кто? я?
"Черт! Теперь я переспрашиваю каждое слово..."
- Из Лондона. Здесь - так...на недельку.
- Ясно. Оттуда такой голос?
- Да. Всю жизнь с гайморитом. Скоро выйду за него замуж.
Снова улыбается, но только уголками губ. Длинных, красиво изогнутых губ. Они довольно тонкие, но это очень по-мужски.
- Ты это пьешь?- он берет бутылку за горлышко.
- Я все пью!
- Отлично, - он наливает виски в свой стакан, двигает его ко мне своими длинными тонкими пальцами. Сам берет бутылку в руку.- Раздели это со мной.
- Это был тост?- я улыбаюсь.
- Ну...сойдет и за тост.
Мы чокаемся. Он пьет спокойными глотками - явно не как неопытный юнец. Ему от силы 23, но глаза ужасающе грустные. Нежного серо- голубого цвета, брови вразлет. И ямочка под верхней губой.
"Господи, до чего соблазнительный тип!.."
Он долго молчит. Я успеваю выпить довольно много за это время, и у меня уже кружится голова. Когда тебе 21 и ты в Лос-Анджелесе, терпение- недосягаемая вещь.
- мне нужно покурить. Пройдешься со мной?
- Конечно!

Мы выходим на улицу. Я потираю ладонями плечи- ветер разгулялся по прибрежной улице.
- Черт, здесь слишком светло. Пойдем. - Он берет меня за руку и мы сворачиваем в плохо освещенный переулок. Здесь ветер свищет еще сильнее.
Он на секунду останавливается, закуривает. Смотрит на меня пару секунд.
- Тебе холодно?
Я киваю. Парень зажимает сигарету зубами и снимает куртку. Набрасывает её мне на плечи.
- Лучше?
- Ага.
Я пытаюсь спрятать щенячью радость в глазах. Вряд ли это получается. Пока он молча курит, я следую подле него и купаюсь в запахе, который парень, вместе с курткой, подарил мне.
"Какой-то парфюм с мятными нотками...Bogart? Похоже...чуть-чуть - сигаретный дым... он много курит..."
Я, закусив нижнюю губу, смотрю на него и беру за руку пальцами. Он не возражает, и я погружаю пальцы глубже в его согнутую ладонь, переплетаю их с его.
"Черт, мне трудно дышать. Никогда не было такого раньше."
В груди как-то странно холодно, и все звенит. Я выдыхаю воздух из легких, сглатываю. Мы идем все глубже в темноту переулка, но мне совершенно не интересно, куда.
"А хоть куда..."
Звенит мобильный, мое сердце едва не раскалывается на fucking кусочки от неожиданности.
- А?. Не хочу, Лиф. И ей передай. Да пошел ты!
Он вдруг останавливается и швыряет телефон на асфальт. Наступает на него каблуком ботинка, долбит по нему ногой, пока не становятся видны микросхемы. Потом хватает меня за руку, мы проходим еще пару шагов и он останавливает меня.
- Стой. Иди сюда.
Мне страшно. Он берет меня за лицо, притягивает к себе, и я поддаюсь ему, глядя прямо в глаза. Он целует меня в покорно открывшийся рот.
Я открываю глаза на секунду. Иссиня-черное небо и мерцающие размытые точечки звезд. Я закрываю глаза и обвиваю руками его шею.
"Если и было что-то лучше, то... нет..."
- Так лучше.
Он отстраняется от меня и снова берет за руку. Я пытаюсь отдышаться. У него невероятный вкус - сладкий и очень свежий.
Теперь я через каждый шаг смотрю на него- не могу удержаться. Он тоже иногда - на меня, но тут же отворачивается, снисходительно улыбнувшись.
"Даже если ты толкнешь меня под машину - я лягу, без вопросов..."
- Безумно красивая ночь.- говорю я, снова сплетая с ним пальцы.
- Ага.

Переулок кончается, и я вижу перед собой узкую полоску пляжа, не освещаемую ни одним фонарем. Мы переходим дорогу, и тут же я чувствую, как туфли утопают в песке. Мелкие частички режут ступни, проникают меж пальцев.
Он отпускает мою руку и разувается. Я тоже. Беру обувь в руки.
- У тебя длинные ступни.
- А? да...- мой голос дрожит.
"Да что такое, мать вашу?!"
Океан шумит так же, как ракушка, если приложит к уху, это мерное "П-ш-ш" утопает в шуме пальмовых листьев. Они бьются друг о друга, колышутся от ветра. Я ложусь на песок и кладу рядом туфли. Прошу у него сигарету, заталкиваю в уголок рта. Когда он прикуривает от очередной своей, у меня начинает кружиться голова.
- Спасибо.
- Да.- говорит он, затягиваясь. - когда закончишь, можешь кое-что сделать для меня?
- Все, что угодно!
- Хорошо.

"Секс на пляже...интересно, это так же хорошо, как в фильмах про Бонда? Вряд ли... не хотелось бы потом вычищать песок из задницы... но, черт, какое дело? С ним - все, что захочет..."
- Абсолютно все...
- А?
"Я сказал это вслух?! О, нет, примет меня за дешевую шлюху... Бля, ну когда я кончу так палиться?!"
- Ничего. - я бросаю бычок, засыпаю песком из ладоней.- Я- все.
- Отлично.
Он достает из кармана коробок, открывает.
- Мне лечь?
- Нет. Так не получится. сиди.
- Хорошо.
Я закрываю глаза. Похоть... она накатывает волной, она начинается задолго до набухания сосков или члена. Сначала она раздувает тебе мозг, и эту эрекцию уже ничем не заглушить.
"Ну чего ты медлишь? Что бы ты ни хотел- делай это!"
Я приоткрываю глаза...
"What the fuck?!.. "
- Эй, ты чего? Не бойся. Это всего лишь кокаин.
Я смотрю на него, впитывая расплавленным взглядом каждое движение. Его пальцы зачерпывают немного порошка и высыпают на мое плечо. Ребро ладони придерживает, не давая частичкам рассеяться по ветру. Потом он формирует ровную дорожку.
Я чуть наклоняю свое лицо к его, заглядывая в глаза, умоляя, отдаваясь... мысленно. Я вижу его светло- коричневые ресницы, они касаются моей кожи, когда он втягивает дорожку, зажав правую ноздрю.
Он ложится на спину, закрывает ладонями лицо.
- Господи, черт... как хорошо, черт... мать твою... о, бл*дь, как хорошо... боже... боже...
Он замолкает. Я так и остаюсь сидеть, застывши, глядя на его лицо. Но по-прежнему...
"Делай со мной все, что хочешь..."
Вдруг, он берет меня за руку и, глядя прямо в глаза, тихо шепчет:
- запомни меня. Запомни меня очень хорошо. Именно таким. Прошу тебя.
- Да. Конечно...
Он ложится головой ко мне на колени. Так, что я могу видеть его лицо и гладить мягкие волосы. Он целует мое колено и закрывает глаза.
"мне и в голову не приходило, что можно вот так...просто... и при этом чувствовать себя... на вершине мира...да, я именно там... господи, но почему его лицо кажется таким знакомым? Может, он мне снился? Хотя, когда я запоминал свои сны в последний раз?!..."


- Ты точно хочешь? Я не ручаюсь, что...
- Не важно, - я уже не скрываю желания, целую его пальцы. - Пойдем же.
Ближайший задрипанный мотельчик. Клоповник, но разве это сейчас важно?...
"Веди меня..."
Он берет ключ у кого-то (я уже не смотрю по сторонам), отдает деньги. Коридор очень узкий, он идет впереди, я - за ним, как тень, как сомнамбула... как самая настоящая уличная блядь, но алчущая не денег, конечно...
В самом конце- красная дверь. Ключ поворачивается в замке с несмазанным скрежетом.
- Заходи.- он пропускает меня вперед.
Я захожу и тут же разворачиваюсь на каблуках, хватаю его за руку, тяну к себе. В темноте стягиваю платье, спотыкаюсь о собственные туфли. Падаю на ковер.
- Господи, ну давай же...
Я помогаю ему раздеться. Сам того не понимая, наслаждаюсь тем, что еще ничего не происходит.
- Стой... погоди...
- Нет, - я хватаю его за плечи.- пожалуйста...
- Подожди... - он проводит рукой по моему животу, ниже, кладет руку на мои трусы.- ты что?.. ты-?..
Я смотрю на него, я дрожу, если он скажет что-то, по моим щекам потекут слезы, и я смогу затопить этим ядом весь мир, и его, и весь этот fucking...
"Одно слово- и я расцарапаю себя всего... ну не надо так..."
- Ты...- он замолкает. Смотрит на меня, у него глаза ребенка. Невинного, напуганного и чистого ребенка под наркотой. - ты...
Он встает, хватает меня под руки. Кладет на кровать.
Он стоит надо мной в расстегнутых джинсах, потом садится возле меня на колени, и я тяну к нему руки.
- Прошу тебя...
- О, господи, да. Да...

Я сплетаюсь с ним в единое, подвижное и горячее существо. Это превращение длится так долго, что я готов сам захлебнуться в этом счастье, сожрать его вместе с кусочками звездного неба, которое вижу из-за его плеча...

Я, еще не остывший, лежу у него на спине, просто лежу. Желание еще немного подергивает мне нервы, но я наслаждаюсь тишиной и ничем не рушимы спокойствием- самым важным последствием оргазма.
Я целую парня в затылок, перебираю пальцами пряди его волос, вдыхаю их свежий запах. Звенящая, мягкая, глубокая тишина.

Мы целуемся... я даже не знаю, сколько. Он держит меня в руках, как тряпичную куклу, я кладу ладони на его затылок.
- о, боже, я вспомнил!
- А? что ты вспомнил?
Я смотрю на него во все глаза. Кровь стучит у висков, как барабанная дробь.
"Тот, кто только что был со мной одним целым-..."
- ... Ривер Феникс. My own private Idaho. Это ведь был ты.
Он закрывает глаза.
- А ты?
- Брайан. Молко.
- Что? какая странная фамилия...
- Боже, Ривер... это был ты.
- Я думал, ты какая-то... фанатка.
- А это важно?
- Нет. Абсолютно. Сколько тебе?
-21. Я уже взрослый. Черт, я не верю...
- Это Лос-Анджелес.
- Да, господи, да, но...

Он проводил меня прямо до гостиницы.
- Пока. Я... я напишу про тебя.
- Что?
- Песню. Вот увидишь. Это будет... ты поймешь. Услышишь и поймешь.
- Ты безумный.- Ривер улыбается,- но... спасибо тебе. За то, что... было.
- И тебе. Я... да - спасибо. Пока.
- Пока.

Когда он уходит, я, спотыкаясь обо все, подбегаю к окну, ловлю последние секунды.. кадры... он уходит. Очень далеко. Навсегда. По моему лицу текут слезы, но я улыбаюсь. Вдыхаю воздух, в котором еще есть немного его запаха. Господи, Ривер, ты еще услышишь про меня. Обещаю...

31 октября 1993 года.

- Ну ни хрена себе! Ты читал газеты?
- С чего? Не заговаривай зубы- где мой чертов чизбур...
- Да заткнись ты! Читай! На!
- Ночью 30 октября... Viper room... передозировка... Persian brown? Вообще не слышал про такой кокс...
- Да ты где читаешь?! Ему было двадцать три, мать твою! Двадцать три!
Я оборачиваюсь. Двое жующих полицейских. Какая-то паршивая газетенка.
- Эй, что там такое? - официантка, протирая стаканы, наклоняется над газетой.- что за хрень?
- Да новости. "Ночью на Сансет Бульвар, у входа в рок-клуб Viper room от передозировки кокаина скончался молодой актер, звезда фильмов "Останься со мной" и "My own private Idaho" Ривер Феникс. Содержание кокаина в его крови превышало смертельную дозу в 8 раз, героина - в 4. фанаты актера уже сейчас собираются у Viper room и осыпают цветами дорогу."

Я молчу. Я смотрю в потолок. Я молчу. Кажется, именно в такие моменты воздух - застывает.