Home Главная Фан-клуб Фанфикшены Place, When Summer Never Comes
Place, When Summer Never Comes
by New Model


С любовью, моему милому другу Little Mo посвящается…


- Рождество – это глупости. Какой толк от этих гирлянд, игрушек, чертовых елок и надоедливых колокольчиков? Люди бегают как взбесившиеся тараканы с идиотскими улыбками и, вытаращив глаза, словно все повально обкурились дури. Обычный, зимний, по-сволочному холодный день, пусть детишки верят во всякие рождественские сказки и жирного Санта Клауса, с трудом и одышкой вылезающего из камина…- Так утешал себя Молко, потому что в эту рождественскую ночь ему предстояло быть одному. Втайне он завидовал этим снующим туда-сюда в поисках подарков людям. Завидовал, потому что этим людям есть кому дарить всякие мило упакованные блестящие коробочки и сладости в виде снеговиков или ангелочков, этих людей кто-то ждет дома, кто-то верит в чудеса… - Ну, во всяком случае, мне повезло больше, чем тем индюшкам, которые будут сегодня удовлетворять пищевые потребности тысячи горожан.
Заперевшись наглухо в своей не сильно уютной квартире, так как у него никогда не хватало времени довести все элементы замысловатого дизайна до ума, Молко включил телевизор. Закурил. Как назло, повсюду мелькали счастливые лица, поздравления политиков, детские песнопения, да всякие умильные семейные комедии, будто на каждом канале сговорились и конвейерные улыбки шли непрекращающимся потоком с экрана до тошноты. Ни одной, даже самой завалящей, тоскливой драмы не хотели показывать. Удивительно, но и последние новости, обычно кишащие убийствами, террором и катастрофами на Рождество были спокойней всякой передачи для дошкольников. Казалось, никому не было так плохо, как Молко. Брайан, надувшись на весь телевизионный мир, закурил еще одну сигарету. Посмотрел в окно. В доме напротив влюбленная пара в порыве страсти даже забыла задернуть штору, из соседнего окна сверкала разнаряженная елка, да что там, его собственные соседи видно будут гулять до утра.
- А я что, сирота? – горестно подумал Молко и полез в шкаф за бутылкой крепкого винца. Поставив перед собой бокал, налил, выпил. Потом еще. И еще. Потом открыл окно, кинул бокал прям в окно соседям и стал пить уже из горла, не закусывая, ибо в холодильнике уже давно сдох последний таракан и Брайану все было некогда затарится едой. Прихлопнув половину бутыли за свое здоровье, Брайан понял, что проблемы и раздражение стали куда-то плавно уходить. Он допил до конца и уже не чувствовал никакой обиды, никакой злости…ему хотелось расцеловать бутылку и пуститься от нахлынувшего счастья с ней в пляс…как на карнавале…Но карнавала не было. Молко по-прежнему находился в своей пустой квартире холостяка.
- За меня! – высосал Брай последние капли вина. Конечно, ему этого было мало. Ему хотелось пить и пить, пока алкоголь не унесет его подальше из этого жестокого и недружелюбного к нему мира. А для того, чтобы улучшить свое состояние, нужна была еще одна бутылка, а то и две. Пришлось Брайану напрячься, накинуть какую-то фуфайку и прям в домашних тапочках потелепать в ближайший магаз.

На его счастье, через дорогу от дома обнаружился некий безымянный ларек, в котором дельцы неизвестной национальности из-под полы торговали паленой водкой. И Молко, почувствовав прилив бодрости, в честь праздника взял по две бутылки в каждую руку, еще одну заткнув за пояс, направился в обратный путь до своего жилища. Так как видел он плохо не только по причине естественной темноты, но в большей степени от количества выпитого, то шел Брайан с особой осторожностью, стараясь как можно тверже держаться на скользкой, мерзлой земле. Но, уже приближаясь к углу дома, Брай некстати расслабился, затянув какую-то чудовищную песню во все горло, тут его неконтролируемые ноги завихляли, подкосились, разъехавшись в разные стороны и сделав пару неуклюжих па, Молко со звоном плюхнулся на асфальт, прям угораздив носом в землю. Две бутылки водки, вылетев из рук, разбились рядом об бордюр, две прям рядом с Молко, но самое ужасное, что осколки от пятой бутылки, засунутой за пояс, тоже разбившейся, причиняли не только кошмарное неудобство, разом намочив его штаны, но и адскую боль.
Если бы у Молко была еще одна бутылка, он бы с удовольствием разбил ее себе об голову от такого катастрофического невезения. Проклиная свою судьбу, Брайан назло всем готовился умереть от холода в этой луже водки. Пусть им будем всем стыдно, что они оставили его одного здесь умирать…Брайан уже был готов покориться своим фатальным мыслям и принять безвременную, нелепую смерть, но откуда-то из-за спины раздался мужской голос с ласкающим ухо французским акцентом.
- Вам помочь?
Ну вот, теперь ко всему прочему Молко почувствовал еще и страшный позор. Он лежит на асфальте, истекая кровью и водкой, как последний алкаш и всему этому стал свидетель какой-то надменный французишка, который потом за бокалом «Шато Марго» будет рассказывать с презрительной ухмылкой о пьяном до аморальности англичанине… К черту нравственность! Он лучше закоченеет здесь, чем уронит свое достоинство и попросит помощи у этого типа.
- Нет, не надо, идите дальше куда шли – кое-как буркнул Брайан, не поднимая разбитое лицо от асфальта, в то время как ноги и руки его занемели от холода. – Вы думаете, я пьян? Нет! Я не пьян! Я тут…тут просто…- Молко явно не мог найти объяснения своему положению, поэтому сразу перешел в атаку – Да какого черта я должен вам объяснять, что я тут делаю?! Я тут почву исследую, да! И вы мне мешаете! Я - геолог! (опа! эффект пьяных отмороженных мозгов).
- Но я и не спрашивал, что вы тут делаете. Конечно, лежать на земли при температуре – 10 может позволить себе лишь только без меры преданный науке геолог, но я лишь просил, не нужна ли вам помощь?
Когда к Брайану относились хорошо, он хамил еще больше.
- Я же сказал! Ннне мееешшшайте мммне…мммоиммм ррраасскооопкааам…гггдее хххоччу ттамм иии кккооопппаю!! – зубы Молко начали предательски стучать.
- Оно и видно, что вы уже целый склад спиртного выкопали, прям гейзер какой-то чудесный…
Но Брайан уже не слышал, что дальше говорил мужчина и его собственные объяснения насчет того, что это не водка, а лимонад «Буратино» с новой этикеткой так и остались не озвученными, ибо Молко просто отключился, погружаясь в теплую и обволакивающую темноту…
Мужчина уже и сам был не рад, что проявил заботу об окружающих. Теперь какой-то неизвестный пьянчуга лежит перед ним в бессознательном состоянии, и он не знал, что делать. Не мог ведь он его бросить одного умирать на морозе в Рождественскую ночь! (А у нас в таких случаях сдают в вытрезвитель…). Поэтому Николас, который действительно оказался французом, взвалил на себя Молко и не нашел ничего лучше, чем потащить его к себе домой. Благо, этот «геолог», любитель вечной мерзлоты, был не таким уж и тяжелым, только от резкого запаха спирта, которым пропитался Брайан у молкиного спасителя начала кружиться голова.

Ник уложил парня на кровать, предварительно стянув с него куртку и изумившись его чудесным домашним тапочкам. Беда была в том, что штаны Молко тоже находились весьма в неприглядном виде от падения, и рубашка его была мокрой. Чертыхнув такой рождественский сюрприз, Николасу ничего не оставалось, как полностью раздеть впавшего в глубокое алкогольное забытье Брайана и умыть его. Так как серьезных повреждений, кроме ссадин и пары не очень глубоких порезов на этом парне не оказалось, Ник укрыл его двумя одеялами и сам отправился спать, почувствовав себя невероятно усталым. Но заснуть быстро не получилось, он долго ворочался, обдумывая, правильно ли он поступил, притащив к себе в квартиру незнакомого, пьяного человека и естественно переживал, потому что ничего подобного с ним раньше не случалось, и он не знал, как себя вести, когда рядом в комнате на твоей кровати лежал посторонний мужчина.

Утро началось с крика.
- А-а-а-а-а-а!!! Меня похитили и изнасиловали!! Гады, выпустите меня отсюда срочно! Я буду защищаться! Да я подам на вас в суд и до конца дней сгною в тюрьме!! А-а-а-а-а!!! На помощь!!!
Переполошенный, Ник вбежал в спальню, застав там вчерашнюю жертву алкоголизма воинственно стоящего на кровати, обмотанного простыней и вдобавок размахивая абажуром бронзовой лампы.
- Ах, это вы! – тут же набросился на Николоса Брайан, - Вы воспользовались моей беззащитностью и украли меня! Насильник! Но знайте, просто так это вам не пройдет! За мной стоят влиятельные люди! Вы ответите за все, что сделали! Я уничтожу вас!
Ник не мог прийти в себя.
- Пожалуйста, мистер, подождите, пожалуйста…Мне кажется, у вас просто жуткий похмельный синдром! Я совершенно не понимаю, о чем вы говорите!
- Говорить ты, сука, будешь с моими адвокатами! Они разорвут тебя в клочья!
- Какого черта?! – возмутился Ник. – Вас никто не похищал. И уж тем более, не насиловал! Вы забываетесь, молодой человек. Я нашел вас вчера мертвецки пьяным, окруженным разбитыми бутылками водки. Я спросил, могу ли я вам помочь, так как вы не в силах были подняться самостоятельно, но вы отключились прежде, чем успели сказать что-то вразумительное, и мне пришлось вас тащить в собственную квартиру, в рождественскую ночь, укладывать вас спать…и теперь я должен выслушивать такое! Я спас вам жизнь, откровенно говоря, и не знаю, как у вас еще хватает наглости оскорблять меня! Ну и ну, обвинить в изнасиловании! Какой вздор! Я женат и не собираюсь спать с мужчинами! Тем более, с такими отвратительными хамами как вы, Брайан Молко! Теперь-то я узнал вас, мистер рок-звезда…
Пыл Брайана мгновенно угас. Он надрался как свинья, и еще выставил себя таким болваном. Ну и ну!
- Сколько вы хотите – тихо спросил Молко, униженный и разбитый – Я не могу допустить, чтобы пресса узнала об этом инцинденте, вы понимаете…
Николас рассмеялся, если бы не был так зол:
- Боже... так уж получилось, но я и есть пресса! Но единственное, чего я хочу, это чтобы вы поскорее убрались из моей квартиры после всех неудобств, которые вы мне причинили. Вы неприятны мне, мистер Молко и я попрошу ни секунды больше не задерживаться здесь – ваша одежда на стуле. И обещаю, в следующий раз, когда вы будете валяться в каком-нибудь сугробе, я пройду мимо, – немного помолчав, Ник уже спокойней добавил, - я забуду обо всем, что вы здесь сказали, только уходите быстрее.
Когда Брайан, полностью одетый, с помятым и лицом, по которому было заметно, что Молко тормозил им обо асфальт, подходил к двери, Николас стоял на кухне, отвернувшись лицом к окну и курил. Украдкой Молко глянул на его высокую, красивую фигуру и показался самому себе еще ничтожнее.
- Простите, мне очень…
- Дверь открыта, - Николас оборвал все его дальнейшие извинения.
Брайан незамедлительно покинул квартиру и тут его ждал новый ужас. Он оказался в собственном подъезде, только этажом выше. Проклятие, что может быть хуже! Да еще, упаси господь, если этот франт работает на NME! Вот она, жопа, случилась…Теперь так или иначе они будут сталкиваться вместе, что очень неприятно после случившегося…
А он только обустроился в своей квартирке, не переезжать же из-за этого типа! Паршиво выходит. У него все всегда так, через одно место…Но тут Молко пришла в голову спасительная идея джентльменская идея. Через день-два, когда все немного утихнет и утрясется, он переступит чрез свою гордость, раз уж сам виноват, купит бутыль дорогого вина (а лучше позаимствует у Стефа, он как раз хвастался недавно подаренным коллекционным восхитительным экземпляром) и пойдет извиняться к своему, блин, соседу. И так как единственное, в чем не сомневался Молко, так это в своем обаянии, то он решил, что перемирие дело уже почти решенное.
Так и порешив, с помощью косметики отремонтировав свое лицо, Брай вскоре напросился в гости к Стефану «попить квасу» с целью конфискации у своего друга бутылки вина. Так как Олсдал то и дело во время их разговора кидал любовные взгляды на эту бутылку, красующуюся в центре бара, то Брай понял, что просто так он ее не получит. Пришлось умыкнуть хитростью. И уже когда Молкс собирался на выход, Стеф беспощадно пропалил кражу, требуя вернуть его добро. Но, вцепившись в бутылку, Брайан клялся и божился, что это дело жизни и смерти, и он с первой же получки вернет ему даже две таких бутылки…(чего, конечно, он делать не собирался, в крайнем случае, со Стефаном можно будет расплатиться другим способом). Стефану было жалко вина, но хорошие отношения с Брайаном ему были дороже, к тому же он чувствовал на себе некую вину за то, что оставил Молкса на Рождество, поэтому бутыль отдал.

Брайан тут же примчался к себе домой, готовиться к новой встрече с соседом. Чтоб исправить о себе впечатление, Брай выбрал из гардероба наиболее скромные, но и стильные вещи в виде сидящих ровно по фигуре джинс, черной майки и темно-синего, дорогого пиджака. Косметику Молко оставил для лучшего случая, но, вдоволь отыгравшись на духах, Брайан с вином в руках как с букетом роз, поднялся к квартире Николаса.
Но позвонить в дверь Брай так и не решился. Из нужной ему квартиры доносились разъяренные женские крики. Не успел Молко среди ругательств и упреков расслышать причины ссоры, как дверь распахнулась, чуть не врезав Брайану по носу, и оттуда вылетела молодая, женщина с гневным, но красивым, упрямым лицом. Брай быстро понял, что попал не в самый удобный момент и уже хотел было скрыться, самому втихую распить бутылку великолепного винца (ну не отдавать же его обратно Стэфану, в самом деле! Он все равно эту бутылку считает для себя потерянной.), но Николас остановил его.
- Эээй, Молко, что ты делал под моей дверью? Ты взялся нарочно портить своим появлением итак не лучшие минуты моей жизни? Я же ясно сказал, мне ничего от тебя не нужно, только не доставай меня больше!
- Кхм… я… я бы очень рад, я бы очень сам этого хотел, но боюсь, не получится…боюсь, что мы с вами оказались в ловушке, так как видите ли…я живу этажом ниже. Мы соседи.
- О нет, лучше бы в этом доме жили привидения, чем звезды типа тебя…а что это, кстати, ты держишь в руках?
- Да это… в общем, я хотел…это вам…вино.
- Вижу, что не лимонад! – издевательски поддел его Николас.
- Мне, правда, очень жаль, что я вел себя очень…эмм…несдержанно и безрассудно…
- Более чем! Даже хуже моей истерички-жены…бывшей…впрочем, плевать! Ну что, сосед, раз пришел, значит, давай уж с тобой выпьем, а все прошлое пусть катится к черту!
Молко был слегка ошарашен такой сменой настроения, но ввиду только что разыгравшегося семейного скандала, он хорошо понимал этого мужчину, хоть и до сих пор не знал его имени. Будто прочитав его мысли, необычный сосед-спаситель широко распахнул дверь своей квартиры и представился:
- Меня зовут Николас, но думаю, это слишком длинное имя для двух соседей, которые собираются вместе напиться, поэтому зовите меня просто Ник.
На секунду Брайан задумался, а правильно ли он поступает и не лучше ли дать этому человеку побыть в одиночестве и самому справиться со своей проблемой, но он уже сделал шаг и Ник закрыл за ним дверь.
Вино оказалось крепким, а Николас наливал щедро, не столь заботясь о брайановском бокале, сколько о своем. И буквально через час они сидели, обнявшись, по-мужски ругая женщин…Ник работал фотографом для одного музыкального журнала и Молко задумался, почему он раньше не обращал внимание на тех людей, которые его фотографируют. Они смеялись…над собой, над знаменитостями, которые падают пьяными в бассейны, а потом за огромные деньги выкупают скандальные снимки у папарацци, над фотографами, которым приходится оставаться трезвыми даже при большом обилии бесплатной выпивки…С каждой минутой, они становились ближе друг к другу…и нечаянный жест Ника, который, увлекшись разговором и будучи пьяный от вина, положил руку Брайану на колено, смел те предосторожности и преграды, которые старался возвести Молко. В одно мгновение Брайан нашел губы Ника, направляя его руку со своего колена гораздо выше. Все это было сделано Брайаном импульсивно, он не мог справиться со своими эмоциями. Поначалу сопротивление со стороны Николаса было таким слабым и неуверенным, и Молко еще больше, когда постепенно получил не менее чувственный ответ на свой поцелуй, каждой клеткой ощущая их обоюдно нарастающее желание…Но волшебство закончилось резко, Ник в ужасе отшатнулся от Молко, тут же вскочив с дивана. Ну да, чего и следовало ожидать…
- Что… что ты делаешь? – он ошарашено смотрел на Брайана, брезгливо вытирая рот.
- То, что ты сам хотел, - устало ответил Брайан. Всю страсть как рукой сняло.
- Но я не гомик!
- Я тоже, в общем-то. И мне показалось, тебе понравилось.
- Нет, нет, мне не может понравиться! Ты ведь мужчина! Это мерзко!
- Ты хочешь сказать, что тебя тошнит? Что я отвратителен?
- Послушай, нет, извини, я не соображаю, что я делаю, я слишком пьян…этого не должно было быть, это неправильно…ты…ты хороший парень, но то, что сейчас было…я не могу, я не гей…этого больше никогда не должно повторится…
Брайан подумал, что он засиделся и пора уходить. Ник выглядел растерянно и жалко.
- Я все понимаю. Это я виноват, что так смутил тебя. Ты прав, такого больше не повторится, я позволил себе слишком многое, так как ты…я просто не сдержался. В общем, мне лучше уйти. Забудь об этом и не терзай себя. Я постараюсь реже попадаться тебе на глаза. - Брайан говорил ровно и спокойно и ему хотелось побыстрее уйти из этой квартиры. Связаться с натуралом – было непростительной ошибкой.
Когда Молко покинул квартиру, Ник так и остался стоять, не зная, что теперь ему делать. В нем появилось какое-то беспокойное, рвущееся наружу чувство, которое нарушило все, что он знал о себе до этого. Неужели он и вправду целовал мужчину и ему это нравилось? Кто, черт возьми, этот Брайан Молко и почему он позволил ему себя соблазнить? И еще хуже, почему он хотел, чтобы его соблазнили…как ему жить дальше, когда он лишился равновесия, когда он не мог понять, что с ним происходит?
Брайан же чувствовал досаду. Угораздил ж его так…Но этот поцелуй…да, это Брайан сделал первый шаг, но Николас ответил! Он чувствовал настойчивое движение его языка! Как же он устал от этих гомофобных предрассудков…Порой мужики начинают ломаться еще хуже баб! Все с ними непонятно…Они хотели друг друга, они бы подарили друг другу наслаждение, все было бы так просто, так естественно…нет, никогда он больше не притронется к натуралу, надоело уже слышать «ах эти приставучие гомики, пытаются всех изнасиловать…» Ну уж нет, он заставит их просить, умолять его на коленях, чтобы он дал им то, от чего они сейчас с легкостью и презрением отказываются…

На следующий день Молко чувствовал себя отвратительно, поэтому провалявшись в беспамятстве дома до вечера, Брайан свалил на поиски развлечений и в подтверждение своей скверной репутации, возвращался глубокой ночью в обнимку с девушкой и парнем. Брай решил этой ночью себе ни в чем не отказывать (и главное – в выпивке) и поэтому со смехом и криками, троица ввалилась в подъезд, как тут Молко внезапно натолкнулся на спускающегося по лестнице Ника. Брайану расхотелось смеяться.
- Молко? Ты…так поздно…это не мое дело, я знаю…
- Я просто встретил тут…родственников…у моей кузины День Рождения – Брайан ткнул пальцем на девушку, чьем имя даже не помнил, - а ты…ты к кому-то идешь, да?
- Да…то есть нет…я тут, в общем…у меня носок с балкона упал…иду поднимать…
- А…конечно, понимаю (что факт твоей стирки в 3 часа ночи такой же липовый, как и моя кузина)…я просто думал, если ты хотел поговорить…
- Я? Нет, со мной все в порядке…я смотрю, ты занят…я пойду, за носком…
- Ага…иди…если вдруг что… - Брайан не договорил, так как Ник уже выскочил из подъезда.
Желание горячего секса втроем пропало, оставив премерзкое ощущение какой-то смутной вины перед Ником. Молко запихнул в квартиру парня и девчонку, и, указав им на кровать, резко бросил:
- Трахайтесь сами.
Молко оставил недоумевающую, разочарованную пару в спальне, а сам отправился на кухню курить. Господи, и зачем он притащил этих двух к себе домой? Показать, какой он крутой любовник?
Через несколько минут Брайан вернулся обратно в спальню. Пара так и сидела на кровати в полупьяной растерянности.
- Так, все, выметайтесь отсюда. Вечер закончен. Я не хочу никого видеть, ясно? Убирайтесь вон! – Парниша с девицей исчезли быстро, понимая, чем может закончиться плохое настроение звезды.

Когда Брайан остался один в своей спальне, он достал заныканную под матрас бутылку виски и, закурив, сделал два щедрых глотка. Горло жгло, и Брайан помотал головой, но сделал еще глоток. Он хотел избавиться от назойливых вопросов в его голове. Куда Николас направлялся так поздно ночью? К своей жене? Или у него кто-то есть еще? Поэтому Ник отказал ему?

Николас в это время стоял и курил на своей кухне. Он ругал себя за то, что поддался искушению и вышел, чтобы посмотреть с кем возвращается домой Брайан, потому что его смех невозможно было не узнать. Ему должно быть все равно, но ему не было. У Брайана кто-то есть? Ну конечно, и даже не один! Значит, он целовал его просто потому, что Ник оказался рядом? Потому что Брайан трахает все, что плохо лежит?

Брайан лежал в своей постели, глубоко затягиваясь и выпуская печально-красивый, серый дым в потолок. Он представлял, как какая-то женщина раздевает Николаса, ласкает его, проводит рукой по линии его широких плеч к бедрам, целует упругие мышцы его живота, который напрягается от нарастающего возбуждения, и он хватает женщину за волосы, притягивая ее рот к себе ближе…Молко застонал, перевернувшись на бок и затушил сигарету. Когда же это чертово виски начнет действовать, и его мучения закончатся?

Николас уткнулся головой в подушку, пытаясь все-таки хоть пару часов поспать. В ушах до сих пор звучал сексуальный, волнующий голос Брайана, когда они пили с ним вместе вино и его развязные, пошлые восклицания, когда он вел к себе домой эту пару. Нику казалось, что весь дом качается из-за того, как трясется кровать Молко. Или может, они делают это на кухне? В ванной? В холле? Кто, парень или девушка целуют сейчас его? Чей язык проник в его рот? Или они целуются втроем? И почему его так беспокоит личная жизнь соседа?
Ни Ник, ни Брайан этой ночью так хорошо и не выспались. Молко проклинал день, когда купил эту квартиру, проклинал этот дом, и всех его жильцов, а Николас заранее ненавидел тех самовлюбленных звезд, которых ему придется фотографировать, но больше всего, он ненавидел ту возмутительно развратную звезду, которая живет одним этажом ниже.
На репетиции Брайан раскричался на всех техников и даже на уборщицу, которая, по его мнению, плохо подмела пол. Молко выдрал у нее из рук метлу и чуть с этим инструментом не устроил джихад всем, находящимся в студии. В конце концов, Стеф со Стивом кое-как успокоили Брайана, отправив его на такси домой отдохнуть.

Поднимаясь по лестнице в свою квартиру, Брайан думал, что его нервная система настолько расшаталась, что он повсюду слышит свой собственный голос… До него с трудом дошло, что музыка звучала из квартиры этажом выше. Значит Ник слушал его песни! Молко почему-то охватила ярость, ему не терпелось ворваться к Нику, устроить и скандал…и что? Целовать его, бесконечно целовать…Но тут же встряхнув головой он вспомнил, что Николас буквально выставил его из квартиры, и теперь вот слушает его диск…какого черта, спрашивается? Он так решил над ним издеваться? Небось ухохатывается сейчас с тех песен, в которые Брайан вложил всего себя, свою душу и слишком открылся под напором чувств…в его музыке слишком много личного, он знал…Углубившись в самоанализ, Молко не заметил, как кто-то вошел в его квартиру…в рассеянности, он оставил дверь открытой… Брай вздрогнул от неожиданного прикосновения. Он ясно ощутил чьи-то ласковые мужские руки у себя на талии. А ведь он даже не успел переодеться, и на нем до сих пор красовались элегантная черная на половину расстегнутая рубашка и черная юбка до колен. Брайан боялся дышать. Мужчина прижал его к себе еще настойчивей, так что Молко сквозь тонкую ткань мог ощутить все его желание. Нежный и осторожный поцелуй в шею вырвал из груди Брайана хриплый стон. Мужчина продолжал целовать его в плечо, слегка приспустив рубашку, а затем снова в шею, затем ласкал языком мочку его уха, продолжая крепко держать одной рукой Брайана за талию, а другой пробравшись под его рубашку. Молко не выдержал и обернулся, впившись в губы Николасу.
- Ты пришел, о боже, как я хотел, чтобы ты пришел…
- Брайан, Брайан, скажи, что я – это не я, а ты – это не ты, скажи, что я мужчина, а ты женщина и я могу любить тебя здесь, прямо сейчас…скажи, что со мной происходит, потому что я хочу тебя, что ты со мной сделал Молко…
Ник уже расстегивал молнию на юбке Брайана, как вдруг услышал тихий голос:
- Не надо.
- Что ты сказал?
- Не надо. – Брайан беспомощно закрыл руками лицо и сполз по стенке на пол.
Ник тут же хотел уйти из квартиры, но остановился около двери.
- Ты понимаешь, чего мне стоило прийти к тебе, да?
- Прости меня, Ник, пожалуйста…Но я не хочу, чтобы ты потом жалел, что переспал со мной. Ты будешь жалеть об этом всю жизнь, наши отношения были бы большой ошибкой, потому что я не умею быть верным, так же как и не умею любить. И тебя я не люблю. Уходи.
Николас ничего не ответил, лишь хлопнув дверью в ответ, а Брайан даже не мог заплакать. Он так долго и сидел, глядя в пустоту, которой только что сам себя окружил. “Соберись, Брайан, уговаривал Молко сам себя - давай же, улыбнись и надень маску безразличия, потому что сегодня вечером тебя ждет еще одно тоскливое интервью. И никто, никто не должен заметить, что ты сохнешь по какому-то натуралу. Ведь на самом деле он тебе не нужен. Это просто твоя прихоть. Он тебе не нужен, запомни это и улыбнись, как ты умеешь это делать”. И Брайан улыбнулся. Но его глаза оставались неподвижными, как будто в них застыло лондонское небо, стального, пасмурно-серого цвета…

Молко смотрел на свой бокал мартини, к которому он почти не притронулся. Вопросы журналиста не отличались оригинальностью, поэтому он отвечал то, что уже много раз говорил и не сильно следил за ходом всего интервью, как один вопрос заставил его вернуться в реальный мир.
- Брайан, вы очень хорошо выглядите, и потрясающе фотогеничны. Ваше лицо красуется на обложках многих элитных музыкальных изданий. В чем секрет вашей красоты?
Молко чуть было не ответил: «Потому что я сплю со своим фотографом», но вместо этого лишь улыбнулся. «Я мог бы с ним переспать…но я этого не сделал». Неожиданно вопрос журналиста заставил острее почувствовать свое одиночество. Он послал мужчину, которого действительно хотел. Он – настоящий трусливый придурок… Но ответил Молко иначе:
- Наверное, потому что я постоянно влюбляюсь в своих фотографов, мой милый мальчик.
Журналист немного смутился, и Молко воспользовался этим коротким замешательством, чтобы подняться с диванчика, тем самым показывая, что интервью окончено.
До дома Брайан опять не доехал нескольких метров, завернув в расположенный рядом бар. Он специально выбирал квартиру в окружении питейных заведений, и сейчас ему это очень пригодилось, ибо, освободившись от внимания прессы, он хотел напиться в хлам.
Бармен не успевал подавать Брайану бокалы. Молко глушил спиртное быстро, словно единственной целью в его жизни было опустошить этот бар. Его рука уже начала косить мимо рта, но Брайан не сдавался. Если надо, он будет пить, уткнувшись лицом в бокал, но главное – отвязаться от всех переживаний, от всех чувств…лучше пусть его тошнит, чем он трезвый будет терзаться мыслями о явно не подходящем ему мужчине.
Через полтора часа Молко уже еле сидел на высоком стуле и тыкал пальцем в бармена.
- Да, я напился…напился, черт возьми! Но во ты…ты знаешь, почему я так много пью? – Молко качнуло в сторону, но он все же удержался на стуле. Брайан поднял в воздух бокал, покосившись на него одним глазом – А все из-за того, что я самый последний болван…Нет, еще хуже, я просто предводитель всех кретинов! Я самый первый среди них и другого такого кретина не найти. Так за что я пью хоть, а? Ну да, я ничтожество… Почему я ему отказал? Потому что я, Молко, сука бля, гордый! И типа благородный такой франт, отказ вышел в лучших традициях театра, но ведь я не хотел, чтобы наша случайная связь испортила ему жизнь… - самоуничтожительная тирада продолжалась до тех пор, пока Брайан все же не грохнулся со стула. Пока Молко снова карабкался наверх к своему бокалу, рядом с ним откуда-то возник плешивый неприятный мужик.
- Эй, детка, может я смогу тебя утешить? – Зашептал Брайану в ухо обрюзгший ловелас.
- Что?? Иди отсюда, леший… - Брай чуть снова не свалился со стула от отвращения.
- Мы уйдем вместе, детка…уж я найду способ тебя осчастливить…
- Своим стручком? Отвали от меня, пока не опозорился…- Молко в любом состоянии умел быть непокобелимым.
Но мужик и не желал оставлять Брайана, приобняв его своей лапищей за талию.
- Давай, чего ты ломаешься, ты ведь хочешь меня…
Брайан был уже слишком пьян, чтобы что либо предпринять, но ему еще не совсем отказали мозги, чтобы спать с каким-то ушлепком.
- Я не сплю с неудачниками, осел. И убери от меня свои клешни.
Но любая попытка Брайана освободиться от этого хмыря, лишь больше распаляла похотливого старпера.
- Хватит брыкаться, ты пойдешь со мной, детка.
- Н-н-н-икуда я не пойду… - Молко все сложнее было отвечать, так как выпитое сказывалось на всех его функциях.
- Пойдешь, и не строй из себя недотрогу, ты всего лишь дешевая потаскушка!
- Ах ты траханный ублюдок!! Оставь меня, гоблин несчастный! - внезапно перешел на крик Молко, отчаянно сопротивляясь мужику, пытавшегося силой увести Брайана из бара.
- Нет, ты будешь слушаться меня! Я вижу, как ты меня хочешь…
- А я вижу, что ты старый немощный импотент!
- Если ты, сука, не пойдешь сейчас со мной, то я прострелю тебе кишки.
Но Брайан уже так разошелся, что не воспринимал угрозы.
- Ты смотри себе яйца не отстрели, говнюк!
Больно схватив Молко за локоть, мужик потащил еле держащегося на ногах Брайана к выходу.
- Не трогай меня! Не смей даже прикасаться ко мне, ты, старая развалина!
Брайан продолжал кричать, но никто не хотел вмешиваться в выяснение отношений двух педиков. Молко пробовал отбиваться сам, но у него ничего не получалось, и мужик упорно тащил его в какой-то темный закоулок.
- Выпусти меня! Выпусти или пристрели, потому что я не собираюсь смотреть как отвалится твой усохший хер! Выпусти меня!!!
- Убери от него руки.
- Что? Да ты кто такой, супермэн?
- Я фотограф и его друг, и если вы не отпустите его, то завтра фотографии вашей мерзкой рожи появятся на первых страницах газет, и вы проведете долгие годы за решеткой у параши за попытку изнасилования.
Мужик не стал долго думать, кинул Молко на землю и попытался быстрее смыться от этого смазливой стервы, из-за которой у него могли бы быть большие неприятности. Но он еще обязательно получит свое…

Ник помог Брайану встать. Молко до сих пор не очень понимал, что же с ним произошло и как Николас оказался здесь, однако где-то на подсознании чувствовал, что Ник просто спас его задницу, за что был ему бесконечно благодарен.
- Ты мой герой…этот сукин сын грязно домогался до меня, а ты ему не позволил…
- Ну…ты ведь мой сосед, вот я тебя и спас… Мы же должны выручать друг друга…
Брайан сразу поник. Сосед…В этом слове было что-то такое сырок, затхлое, холодное…почему мужчины всегда любят находить такие черствые и благопристойные определения типа: партнер, друг… и вот, еще одно - сосед…почему бы не сказать «дорогой, любимый»?? Но Брай был не в том состоянии, чтобы много думать, поэтому захихикал.
- А ты, случайно, не хотел инкогнито попасть в этот бар, чтобы тоже напиться, а?
- Нет, потому что меня некому спасать.
- А я вот уже пьяный в хламоту! И я счастлив, Ник, потому что как только я напиваюсь, ты появляешься рядом…
Николас все еще нервничал из-за того, что Брайан так беспечно относился к своей безопасности. Его ведь могли убить, а он смеется…к тому же, его милый сосед опять надрался в такую зюзю, что все инстинкты самосохранения утоплены нафиг в алкоголе.
- Брайан я отведу тебя домой.
- Разве мы не пойдем дальше веселиться, Ники? Давай танцевать! Ты умеешь танцевать?
Николас разозлился и встряхнул Брайана за плечи.
- Молко, да что с тобой происходит, ты что, вообще ничего не понимаешь??? Тебя чуть не изнасиловал какой-то маньяк, а ты предлагаешь мне дальше развлекаться? Неужели тебе плевать на себя? Похоже, зря я отпугнул того типа, может, тебе это даже нравится, а?
Ник тут же пожалел о своей грубости. Глаза Брайана наполнились слезами.
- Ладно, прости, но я не смогу тебя постоянно спасать. Тебе пора самому научиться заботиться о себе, а не пьянствовать, как какой-нибудь подзаборный алкаш…- Ник понял, что своими неуклюжими извинениями, сделал еще хуже, так как Молко совсем разрыдался:
- Он хотел меня убить, Ник… он сказал, что убьет меня…но я остался жив благодаря тебе…Ник, я и правда веду себя как идиот…
- Боже, Брайан, пойдем, только успокойся, все будет хорошо, но тебе нужно было раньше сказать, что этот тип хотел тебя убить!
- А меня все хотят убить! Все!
- Ну вот, приехали… успокойся, я не допущу, чтобы такое повторилось…тише, тише…

Когда они добрались до дома, Ник намеренно ошибся этажом и завел Брайана в свою квартиру. Ему страшно не хотелось оставлять Молко одного после случившегося. Хотя Брай и был очень маленьким и хрупким для мужчины, в дверь он, однако, не вписался и Ник еле удержал его, чтоб он попутно не врезался в шкаф.
- Осторожно, Брайан, я не хочу, чтобы ты покалечился в моей…то есть в своей квартире…Вот твоя спальня, давай, ложись…
- Угу… - только и мог брякнуть Брайан, а глаза его блестели то ли от недавних слез, то ли от огромного количества спиртного. Он выглядел растрепанным, совершенно невменяемым и невероятно красивым. Сам Молко и не замечал, что находится не в своей квартире.
Ник заботливо помог Брайану устроиться на большой двуспальной кровати, но все же не стал его раздевать полностью, вспоминая прошлую истерику звезды по этому поводу. Но сам вид Брайана, лежащего на темно-синих шелковых простынях, заставил его потянуться к фотоаппарату. Однако, он знал, что приступать к фотосессии без разрешения самого Молко никак нельзя, иначе это грозит еще одним скандалом, но также Ник сомневался в способности Брайана дать разумный ответ, поэтому все же решил немного схитрить.
- Брайан…Брай…я никогда еще не видел такого красивого мужчину, как ты…ты позволишь мне тебя сфотографировать?
- А-а-а? – лишь сонно протянул Молко.
- Я говорю, что хочу тебя сфотографировать.
- Ты меня хочешь? – на лице Молко показалась широкая улыбка.
- Да. Сфотографировать.
- М-м-м… но мой макияж уже, наверное, испортился…и я очень устал…
«А я чуть не забыл, что он такой женственный!», - подумал Ник и сказал:
- Ты можешь спать. Ты не должен ничего делать. Все сделаю я.
- Вот так мне нравится…- произнес медленно Молко и мечтательно посмотрел на Ника. Его взгляд был манящим, зовущим, но Николас уже взял свой фотоаппарат. Он хотел запечатлеть все это, этого лежащего в постели мужчину, его выразительные, большие глаза, его красивые руки, его нежную шею, его светлую кожу, контрастирующую с темной постелью…Брайан еще несколько мгновений, будто застыв, смотрел на Ника, но так ничего и не дождавшись, обнял подушку и закрыл глаза.
Николас уже сейчас был уверен, что фотографии получатся отличными…особенно долго его взгляд задержался на обнаженных лодыжках и ступнях Молко… все это было так великолепно и так…возбуждающе! Но, сделав достаточное количество фото, буквально отсняв каждый сантиметр тела Брайана, Нику пришлось покинуть спальню. Хотя он не удержался, и все же заботливо накрыл Молко теплым одеялом…неважно, что квартира хорошо отапливалась даже такой холодной зимой.
Ник лег на диван и никак не мог выкинуть из головы человека, который лежал в соседней комнате, потому что со страхом и некой долей обреченности он признавал, что хочет сейчас быть там, рядом с ним в одной кровати. Ему даже не хотелось спать, потому что кто знает, когда в следующий раз Брайан будет так близко?
По середине ночи, Николас услышал в спальне какие-то подозрительные шорохи и шаги. А еще через пару минут Брайан, совершенно голый, оказался с ним под покрывалом. Диван был достаточно узкий, поэтому Ник даже не успел ничего сделать, как Брайан уже обвивал руками его шею. Молко смотрел на него прямо и твердо своими кошачьими глазами.
- Все, Ник, я больше не могу. Я знаю, что ты хочешь, и знаю, что я тоже хочу. Я не могу больше терпеть, а так как я уже здесь, то у тебя просто нет выбора. Прости, но я не могу ждать следующего Рождества, когда я снова так напьюсь, а ты будешь вытаскивать меня из сугробов, принесешь в свою квартиру и сделаешь, наконец, то, что давно нужно было.
Тон Брайана не допускал никаких возражений. И если там, когда Молко еще лежал в соседней комнате, Ник еще мог себя сдерживать, то теперь все вышло из-под контроля. Его тело изнывало от желания и он знал, что Молко это отлично чувствует, поэтому Ник уже просто умолял:
- Пожалуйста, соблазни меня, Брайан.
Молко умел соблазнять, еще как умел, но никогда процесс еще не доставлял ему такого удовольствия. Он заставлял великолепное тело Ника откликаться на каждое его прикосновение, на каждый его поцелуй, и он был преисполнен гордости и счастья…А Ник просто позволил себе любить…

Брайан не дал себе заснуть в объятиях Ника, как бы ему этого не хотелось, но за эту ночь итак произошло слишком много всего, а утро как всегда могло только все испортить. Молко осторожно выскользнул из постели, быстро накинул одежду, не удосужившись даже забрать свою шубу, тихонько спустился к себе в квартиру. Брайан снова не обратил внимания на почему-то открытую дверь, он был настолько счастлив, что наверное, мог бы легко проходить сквозь двери…но на этот раз его двери отворило вовсе не волшебство…и на этот раз Брайана ждал не Ник, а удар чем-то тяжелым по голове, кряхтенье, сдавленный смех и чей-то скрипучий голос:
- Маленькая шлюшка трахалась всю ночь… Я же говорил, что ты еще пожалеешь, что отказала мне!

Судьба поручила именно Нику спасти Брайана в третий раз. Молко лежал на полу своей квартиры в разодранной одежде и с пулей в животе, когда Николас зашел к Брайану, чтобы преподнести в качестве подарка только что отпечатанные роскошные фотографии, которые так и полетели из рук Ника прямо на пол, залитый кровью. Еще бы несколько часов и Молко не было бы в живых. Скорая приехала достаточно быстро и в машине Николас не выпускал руку Брайана из своей, будто от этого теперь зависела жизнь Молко, будто он мог таким образом передать Браю свои силы, свое здоровье…
Когда Молко оперировали, Ник опомнился, что нужно позвонить самым близким друзьям Брайана – Стиву и Стефану. Когда ребята приехали, Нику было трудно говорить, что-то объяснять. К тому же, он нечаянно выдал, что является фотографом. Стив чуть не впечатал его в стену одним ударом кулака:
- Ах ты шакал, он умирает, а ты сюда уже пробрался, подонок малодушный!!!
- Да нет же, я привез его сюда!
- Так мы тебе и поверили, хренов папарацци! Я тебя заставлю съесть свой фотоаппарат, если хоть один кадр появится в прессе, я тебя просто найду и закопаю в землю живьем!
- Хватит на меня орать, я вам не мальчик! Я последний, кто вообще видел Брайана, и я, кажется, знаю того мерзавца, который в него стрелял! Неужели вы не понимаете, что Брай всю ночь был со мной иначе, что, черт бы вас побрал, я бы тут делал?
- Ну и ну…- только и смог выдохнуть Хьюитт…- прости парень, но мы просто чуть с ума не сошли, когда ты сказал, что Молко здесь…к сожалению, он уже не в первый раз в больнице, ибо его уже и спасали от передознянка, и сам он себя калечил, но какой ублюдок покушался на его жизнь?
- Я видел его, и я уверен, что мы найдем его, но все это уже не будет иметь смысла, если Брайан не поправится…

Через две недели Ник сидел на больничной койке Молко, разглядывая его бледное, осунувшееся лицо. Сердце его каждый раз сжималось от вида всех этих медицинских приспособлений, которыми был натыкан Брайан, но все же он всегда радовался тому, что Молко остался жив…
Слабым голосом, но, кое-как пытаясь улыбаться, Брайан спросил:
- Я, наверное, сейчас лакомый кусочек для папарацци, да Ник? Брайан Молко с вмятиной в черепушке, перебитым носом и дыркой в животе…
- Нет, Молко, давай с тобой считать, что все это специфический грим…и что у тебя просто такая «больничная» фотосессия, ага?
- Ты столько раз спасал мне жизнь, что мне просто нечем с тобой расплатиться, Ник.
- Это я уже предусмотрел.
- Вот как?
- Да, я забираю тебя в рабство.
- Что? Ну и нахал!
- Ну да, я заключаю с тобой пожизненный контракт, что ты будешь моей фотомоделью столько, сколько я захочу.
- А если я откажусь?
- Тогда я подумаю, что делал каждый раз очень невыгодные вложения своих ресурсов, спасая тебя.
- Я не хочу, чтобы ты так думал, я могу быть полезным…
- Да-а-а?
- Дай мне немного времени, и ты сам сбежишь от меня.
- Не исключаю, но прежде ты все-таки на меня поработаешь.
- Не стыдно, эксплуатировать больного?
- Если бы это был какой другой больной… а тебя – нет.
- Но почему?
- У тебя слишком много вредных привычек, от которых ты не избавишься.
- Так может, нам лучше просто разойтись?
- Нет.
- Нет?
- Ни за что. А знаешь почему?
- Ты хочешь меня.
- Угадал.

И когда несколько месяцев спустя еще один журналист опять попросил раскрыть Молко секреты его фотогеничности, Брайан не стал увиливать, и вальяжно развалившись на диване, медленно, растягивая удовольствие от самой фразы, произнес:
- Я сплю со своим фотографом, мой милый мальчик.

27.12.05 - 13.07.06