Pretty Bitterness

by New Model


За вдохновение на написание этого краткого рассказа хочу поблагодарить автора "Fragility", который сделал для меня эту трагедию двух мужчин бессмертной, заставив проникнуться всей ее драматичной красотой. Только потому, как сильно меня взволновал этот рассказ, найдя отражение в моей жизни, я и решила написать продолжение. Надеюсь, вы увидите те эмоции, которые я почувствовала в "Fragility".



- Брайан, милый, ты не забыл положить зубные щетки?
- Нет, дорогая.
- Брайан, а твои носки, ты уже все упаковал?
- Нет, дорогая, - Молко печально вздохнул, бессмысленно уставившись в окно, пока Хелена заканчивала упаковывать чемоданы. Через час ему придется сесть в гадкий самолет, но это нужно пережить ради совместного отдыха. Уже ведь стыдно играть в оторванного безбашенного мальчика, когда пришла пора быть мудрым. Вот поэтому они с Хеленой постараются построить человеческие отношения…как и у всех нормальных пар. У них все будет хорошо. Они спокойно и прекрасно проведут время вместе…- Так говорил себе Брайан. Но где-то внутри него, пробивался тоненький голосок, что эти слова – смешная попытка самоубеждения. И за него говорит просто страх до конца жизни остаться отшельником. Вот поэтому он избрал такой путь. Никакой сильной страсти. Никаких буйных чувств. Ему удобно и хорошо с Хеленой Или, ему только кажется, что хорошо? Какая разница…через один час самолет…
- Брайан, ну посмотри, куда подевался крем для загара? Ты не видел его?
- Нет, дорогая.
- А тебе не кажется, что мы берем слишком много вещей?
- Нет, дорогая.
- Ты не брал мои солнечные очки? Куда же я их положила…Ты не видел?
- Нет, дорогая.
- Ты чем-то расстроен, что-то не так, Брайан?
- Нет, дорогая.
- Ой, Брайан, а самое главное, билеты у тебя?
- Нет, дорогая.
- Ах, да вот они…забыла, что я их в карман спрятала! А майку твою, ту, белую, класть?
- Нет, дорогая.
- Брайан… ты любишь меня?
- Нет…Да. Конечно, дорогая.
- Кто-то звонит в дверь. Ты что, не слышишь, пойди, открой, это наверняка соседка пришла, чтобы забрать мои цветы, она будет ухаживать за ними пока мы в отъезде…
- Уже иду…- Брайан взглянул на себя в зеркало в прихожей и, отметив, что вид у него, как у короля в изгнании, открыл дверь. Открыл дверь, которую когда-то холодно и жестоко захлопнул. Перед ним стоял Трент Резнор. Трент…они расстались с ним 7 лет назад… расстались потому, что Молко боялся принадлежать кому-то дольше, чем одну ночь. Боялся множества вещей…Но теперь, Трент стоял в одном шаге от него. И можно было прикоснуться рукой к его щеке, потом провести по шее, затем по груди, чтобы кончики пальцев снова почувствовали биение его сердца. Когда-то он чувствовал на лице его теплое дыхание, когда-то он ласкал его…когда-то губы вот этого самого Трента нежно целовали его…когда-то, пусть даже несколько минут, существовали только они, только их чувства, только их страсть, только их любовь…А потом Молко отшвырнул все это от себя подальше, пнув Резнора как никчемного щенка. Недоверчивый, ожесточенный, ненасытный мальчишка, он убежал от самых серьезных, реальных отношений…чтобы не связываться со всякими сложностями, чтобы сохранить свой эгоизм нетронутым, он убежал, ударив со всей силы Трента прямо по лицу…ударив по сердцу, заставив его раскрыться, заставив его полностью подарить себя Брайну, заставив его переступить через все правила, через себя ради него…и потом сбежать. Трент…как хотелось Брайану вернуть то время, когда он, лежа в его постели, в исступлении от экстаза шептал его имя…Молко смотрел в глаза Тренту. Спокойные, завораживающие, карие глаза…с красивой горечью смотрящие на Молко. Он любил, он все эти годы любил…Огромным усилием воли Брайан сдерживал слезы…и продолжал просто смотреть на этого мужчину. Они понимали, что слова здесь уже не имеют смысла. Когда-то, им не хватало слов…не хватало самых простых слов, которые мучительней всего произнести…но теперь…они могли остро чувствовать каждое слово друг друга, которое не было и не будет произнесено. Брайан робко протянул руку к Тренту, как вдруг некое существо, совсем из другого, чужого мира вновь напомнило о себе…
- Брайан, ты где там потерялся? Твои пятые штаны уже не влезают в чемодан! Брайан, Брайан?! Брай…О, а кто этот мужчина? Ты нас не познакомишь? Очень приятно. Меня зовут Хелена, а вас, простите, как? Проходите, пожалуйста... так как вы сказали вас зовут?

Но ни Молко, ни Резнор не проронили ни слова. Брайан, как каменный, молча прошел на кухню и Трент последовал за ним, не обращая внимания на ошеломленную женщину, застывшую на одном месте. Они сели за стол друг напротив друга, как тогда, в квартире Трента. Их мир отделился от остального мира. Все померкло. Они жили только друг другом, будто бы безмолвно целуя желанное лицо, желанное тело… Трент осторожно и мягко положил свою руку на руку Брайана. Кожа к коже. Этого было достаточно, чтобы Молко на опасное расстояние приблизившись ко рту Трента внезапно поцеловал его. Все семь лет он словно и не жил…словно он только отсчитывал минуты, когда его язык, снова соприкоснется с языком Трента. Будто поглощая божественный нектар, Брайан не мог оторваться от Резнора.
Элена в ужасе смотрела на все происходящее. (Ха, пусть хотя бы за фотоаппаратом не побежала, уже хорошо).
Тут Трент, поднялся из-за стола и, подойдя к Брайану, взял его на руки. Входную дверь так никто и не закрыл, поэтому они без проблем вышли из квартиры. Молко, обвившись руками вокруг шеи Трента, прижимался к нему со всей силы, пытаясь стать его неотделимой частью…Резнор вызвал лифт и когда через несколько секунд перед ними раскрылась дверца, и он занес Брайана в кабинку, Трент больше не сдерживался. Остановив лифт посередине двух этажей, он остервенело срывал с Брайана одежду, прижав его к стенке. Он оставлял свои жаркие, сумасшедшие поцелуи по всему его телу, которое он так и не смог забыть. Буквально обезумев, они оба стремились поглотить друг друга, вобрать себя все, вплоть до самой последней капли. Штаны Брайана сползли на пол лифта и они топтались на своей собственной одежде. Трент резко развернул Молко к себе спиной и вошел в него. Он ласкал его обнаженные плечи, его грудь, его талию, его бедра, он целовал его нежную шею… Ох, как бы он хотел, чтобы Молко навсегда был только его…ему было нестерпимо представлять Брайана в чужих объятиях, будь то мужчина или женщина…В эти минуты, он как будто возвращал себе утраченное. И теперь Молко щедро давал ему желаемое…Да этот лифт мог бы сам подняться без всякого троса тысячу раз, если бы он был движем только их почти демоническим желанием. И после того, как частицы Брайана окрасили стены лифта, на глазах Молко выступили слезы… Обнаженный, опустившись на корточки, Брайан рыдал на плече Трента…И соленые жемчужины, скатывающиеся из глаз Молко топили все сердце Трента в горечи…Но Резнор отстранил от себя истерично всхлипывающего Молко. Опустошенно, практически бессмысленными глазами наблюдая как Брайан вцепляется в его ноги, обливая слезами раскаяния его ботинки, Трент с полным безразличием застегнул штаны.
- Трент…не делай этого…не уходи, Трент…
Резнор наклонился и, поворошив молковские вещи, вытащил из заднего кармана его джинс пачку сигарет. Взяв одну, он глубоко затянулся, будто ничего, кроме этой сигареты в жизни его больше не интересовало.
- Ты знаешь Молко, семь лет назад ты решил поступить как благородный герой, самоотверженно отказавшись от наших отношений, чтобы «не портить жизнь» ни мне, ни себе. Не думай, что я устроил тут вендетту. Я был твоим должником, поэтому сейчас возвращаю тот урок, который ты дал. Ведь это ты говорил «у нас ничего не получится, мы раним друг друга и тебе будет лучше без меня». Бесценный совет, спасибо за услугу. А главное, может и тебе он тоже пригодится… «Zipless fuck», не так ли?
- Трент! Трент…

«Трент», продолжал шептать Брайан, уставившись в пустоту.
- Милый, кто там?
Молко очнулся. За дверью никого не было. Это было только его воображение. Ничего не произошло. Брайан машинально протер глаза. И они были чуть-чуть влажными.
- Брайан, ты сегодня не в себе? Что происходит?
- Ничего дорогая. Так, примерещилось…
- Надеюсь, ты ничего не употреблял, Брайан?
- Нет, дорогая. Со мной все в порядке.
- Вот и отлично. Внизу нас уже ждет такси. Ох, я так хочу поскорее уехать отсюда!
Брайан улыбнулся ей. И они спустились вниз к машине. До аэропорта пришлось добираться чуть ли не ползком из-за ужасных пробок. Брайан вел себя как-то на удивление тихо, будто покорившись ходу событий и такое состояние Хелена приписала меланхолии, связанной с отъездом. Она всячески пыталась его приободрить, на что Брайан кивал головой и соглашался со всеми ее словами. Когда они наконец-таки приехали, осталось десять минут до вылета. Поспешно пройдя все необходимые процедуры, они уже буквально бежали к трапу самолета, как Молко вдруг остановился.
- Подожди, дорогая. Кажется, я забыл сигареты.
- Черт возьми, Брайан, пошли скорее…купишь потом! В крайнем случае, потерпишь!
- Нет, ты же знаешь, как я плохо переношу самолеты и, если у меня еще не будет сигарет, я вообще умру там! Ты садись в самолет, а я сейчас быстро вернусь, только куплю Мальборо, иначе я не вынесу этой пытки!
- Ну хорошо, милый, только умоляю, быстрее!
- Да, дорогая…

Брайан заспешил обратно в здание аэропорта. Остановившись за углом, он достал пачку Мальборо и, закурив, смотрел как последние пассажиры садятся в самолет. Дождавшись, когда уберут трап, Молко развернулся в противоположную сторону и слегка шальной походкой зашагал по направлению к телефонным кабинкам. Волнение полностью охватило его, так что дрожали пальцы и он не мог нормально набрать нужный номер. Для него это был очень важный звонок. И если бы Брайану сказали, что его сейчас хочет видеть президент, то он бы отмахнулся от него, как от никчемной козявки. Он хотел услышать совсем другой голос. И вот, на другом конце подняли трубку. У Брайана все буквально онемело внутри. Это был его, ЕГО голос…прекрасная горечь кружилась в его артериях и проникала в сердце…
- Трент. Трент…
- Боже… Брайан?..
-Да, Трент. Это я... Ты…ты очень нужен мне, Трент.

13.02.05 - 19.02.05