Сrawling Thoughts

by grey-blue ash

Чувства потеряны. Они ушли из моей жизни, помахав белой кружевной перчаткой моему сердцу. Я опустошен. Глаза больше не находят сил истекать солью. Единственная моя соль стекает каплями на язык. Снова алая бахрома по тонкой матовой коже. Полосы становятся все чище и глубже... уже не хватает сил держать пальцы под контролем, сумбурно ищешь воспоминания в коридорах памяти и тонких синих жилах на руках, но не находишь. Сoming up beyond belief. Там чисто, как после утренней уборки. Ты когда-нибудь замечал, как чисты улицы утром? Влажный асфальт, дымка и ты с твоим городом.
Боже, ты когда-нибудь видел в моих глазах любовь? Или ты проходил мимо? Я знаю, ты никогда не даешь людям милостыню, ты слишком ценишь себя. Ты видел меня на коленях? Lay me down…to crawl. Я не знаю. Я молчал часами, сутками. Я не произносил твое имя по ночам, только во сне. My sweet prince. Но я так любил набирать твое имя на мягкой щелкающей клавиатуре. Или карандашом по салфеткам. Всего несколько черных букв и драгоценные звуки слетели ко мне с монитора. Я методично стирал их, оставляя только самую главную букву и точку после нее. Два знака. Как два человека. Но я точка. Конец.
Я что-то говорил, но они старались не замечать - слишком погружены в свои проблемы. Всегда такие чуткие к себе и такие опасливые со мной. Очередной бред, очередные слова… я слишком часто был сукой и слишком часто заботился. Раздаривал себя по кускам, никому не давая проникнуть глубже. Они видели мою обертку, я дарил им свои глаза - большие с пушистыми ресницами, но никогда взгляд; я дарил им свои губы, но они никогда не видели чистую улыбку; мое тело принадлежало им, все, кроме души. Я слишком недоверчив для этого. I’m so pretentious. Я сказал лишь им. Одному намеком, другому часть правды. Я не хочу принуждать их снова обо мне заботиться, это моя прерогатива. Они не верят, что я умею чувствовать. Нет, не так. Они просто видели слишком много моих эмоций, но не чувств. Я и сам не всегда знаю, что меня преследует в конкретный момент.
Это было как озарение. Like the roadkill, I’m paralysed. Никакого стыда. Я уже давно знал, что общественные рамки существуют для того, чтобы их раздвигать. Глупость окружающих лишь подстрекает делать не так. Какая разница кто это: он или она, когда ты уже дал опутать себя сладким и липким сетям сахарной ваты, называемой влюбленностью.
Слишком чист для этого, слишком запятнан, чтобы не поддаться. Всегда кричал им, что, правда, важнее всего. Но теперь уже мне не нужна правда, если моя правда ушла шорохом разговоров. Если моя правда так этого и не услышала… Мне слишком нравилось терзать себя, за это приходится платить. Мне казалось, что это надолго, но так не бывает. Я не успел насладиться мгновением, поздно. Фрукты, превращенные в вино, прокисли. Я всегда отрицал временные рамки, и сам попался в их сеть. Я готов отдать все, чтобы вернуть…А так ли это? Разве не прекрасней выдыхать дым на порезы? Счастье в боли? Happily bleeding. Возможно. Это как онанизм, это ментальная мастурбация, это слишком больно, чтобы было хорошо.
Но это все же хорошо, даже слишком, потому и причиняет боль. Боль прожигает мозг, пронзает пальцы и руки. Я мечтаю об агонии на смятых простынях, о рыданиях, но все что я могу - говорить. Я не писал стихов, даже в молодости. Я пишу только послания. Себе, в космос иногда всем остальным. Я пишу своей семье - этим развращенным созданиям смеха и грусти, и интеллекта. Они мне дороги, потому что я живу в их сердцах. Да, я паразитирую. Но они меня любят и эти зеркала, они твердят тоже самое, я позволяю себе поверить… они меня любят - я цепляюсь за эту мысль.
Что еще я могу сказать? Вам нужно повторение моей боли, чтобы вы ярче чувствовали свою, но я больше не хочу.
Я ничего ему не сказал. Слишком боялся себя. Слишком ценил дружбу. Слишком страшился ответа.
Мне доставляло удовольствие распутывать черные колкие пряди. Мне нравились эти обветренные губы. Но я больше не могу убивать себя вместе с тобой, я не могу убивать себя ради тебя.
Пойми, я снова люблю себя. I know, I’m selfish. Нет, ни себя в тебе, а себя. Дороги назад нет. Да она и не нужна. Я не хочу искать объект утешения, просто я дам себе отдохнуть. I should take more time.