Summer Wine

by Che
E-mail: chuck_ufo@list.ru
Пейринг: Брайан Молко/Лаури Иллонен, Мэрлин Мэнсон/Брайан Молко
Рейтинг: пожалуй, R
Размер: мини
Предупреждения: возможен ООС


- Брайан? - тихо зову я и слышу шорох в одеялах.
Я улыбаюсь и пытаюсь нащупать под ними тебя. Ты вздрагиваешь и не слушающимися после сна руками пытаешься оттолкнуть мою руку. Я поднимаю одеяло и вижу тебя. Твои глаза еще закрыты, а на лице уже недовольное выражение. Руками ты хватаешь воздух, ноги поджимаешь и становишься совсем похож на беспомощного ребенка.
- Детка, не сейчас.. Я спать хочу, - бормочешь ты и отворачиваешься от меня.
Я целую тебя в макушку и обвиваю худые плечи руками. На языке вертятся слова "Я люблю тебя, Брайан. Я люблю тебя. Люблю, люблю, люблю". Но я не говорю ничего. Я покрепче прижимаюсь к тебе и трусь лбом о твою шею. Я уверен, ты все знаешь. Ты ведь всегда все понимаешь без слов.
Я готовлю кофе, пока ты в душе. Я завариваю его покрепче, как ты любишь. Я наливаю его в твою любимую чашку, сажусь на стул и жду тебя. Я всегда жду тебя. Я готов ждать хоть вечность. Ведь ты почти Бог. Ты совершенство
Я слышу, как ты выходишь из душа и идешь ко мне. С твоих волос капает на пол, мокрый след остается на паркете. Ты входишь в кухню и приносишь свой запах. От тебя пахнет шампунем, цветами и еще чем-то, что трудно объяснить. Вокруг бедер обернуто полотенце, больше на тебе ничего нет. Ты улыбаешься мне и садишься пить кофе. От удовольствия ты прикрываешь глаза, а у меня захватывает дух от ощущения твоей близости. Мне ужасно льстит, что ты так любишь мой кофе. Поэтому я стараюсь готовить его почаще. Но не слишком часто, чтобы у тебя не болело сердце. Оно ведь такое слабое...
Ты говоришь "спасибо" по-французски и мой желудок делает кувырок. Я обожаю, когда ты говоришь на этом языке. Никто не может говорить так как ты. Ты идешь одеваться и приводить себя в порядок, а я иду за тобой. Я смотрю на твои плавные движения, смотрю на то, с какой грацией ты садишься на стул перед зеркалом. Я наблюдаю за тем, как ты красишься. Ты знаешь, что я смотрю, но не обращаешь на это ни малейшего внимания. У нас такое соглашение. Бессловесное. Ты наносишь на лицо и шею крема из разных баночек. Ты немного припудриваешь нос, чтобы он не блестел, и подводишь глаза. Потом ты одеваешься. Взглядом просишь выбрать меня одну из двух рубашек, и я выбираю нежно-голубую со смешными пуговицами. Тебе очень идет голубой. Ты это знаешь и охотно этим пользуешься. Ты одеваешь светлые брюки, повязываешь на шею шарфик и критически рассматриваешь себя в зеркало. Несколько секунд ты напряженно всматриваешься в свое отражение, потом, наконец, удовлетворенно улыбаешься и берешь в руки расческу. Твои волосы долго не хотят приглаживаться, но твои руки творят что-то волшебное, так что вскоре прическа выглядит идеально. Ты подходишь ко мне и гладишь мою щеку. Я блаженно и по-идиотски улыбаюсь, беру твою руку в свою и нежно целую. Ты наклоняешься, целуешь меня в лоб и идешь к двери.
- Увидимся вечером, Лаури, - кидаешь ты и уходишь.
Я закрываю за тобой дверь и иду в зал. Сидя на диване с закрытыми глазами, я воссоздаю твой образ в своей голове и уже начинаю скучать. Я буду ждать тебя. Я всегда буду ждать тебя, сколько бы времени не потребовалось.

Я выхожу из дома и направляюсь прямо в студию. У меня прекрасное настроение, потому что эта ночь с Лаури была самым великолепным и светлым, что было в моей жизни. Нет, я не первый раз спал с ним, но вчера было что-то особенное. Я обворожительно улыбаюсь таксисту и называю ему нужный адрес. Таксист улыбается в ответ и включает радио. Там звучит какая-то веселая дорожная песня. Она так подходит под мое настроение, что я тихонько подпеваю. На улице еще прохладно, солнце только-только взошло и людей еще немного. Мы без пробок доезжаем до студии, я расплачиваюсь и выхожу из машины.
В студии меня уже ждут. Стефан подозрительно оглядывает меня и возвещает всем, что "видимо, у кого-то вчера был отличный секс". Кто-то смеется, кто-то улыбается, кто-то оценивающе смотрит на меня. Я улыбаюсь всем и беру гитару. Мы начинаем что-то наигрывать, режиссер хмурится, а я все время пытаюсь затянуть песенку про Шалтая-Болтая вместо положенной meds. После моей третьей попытки Стив заходится в оглушительном хохоте, хлопает себя по коленям и говорит, что не может играть с трясущимися руками. Стефан дразнит его и тоже смеется. Я безумно улыбаюсь и понимаю, что сегодняшний вечерний концерт будет одним из лучших.
На обеденном перерыве Стефан пытается снять какого-то мальчишку из обслуживающего персонала, Стив что-то читает, а я вспоминаю Лаури. С этим трогательным мальчиком просто нельзя быть чем-то недовольным или несчастным. Я вспоминаю его поцелуи, его руки, и в этот момент мои грезы нарушает смс. Я достаю из кармана брюк телефон и с удивлением читаю: "I'll be there. You'll be mine. Your Marilyn". Я резко вскакиваю со стула и роняю мобильник на пол. "Нет, только не он" - думаю я в первый момент. А потом я думаю: "Он приехал ко мне. Он снова нашел меня" и во мне просыпается радость и предвкушение. Сердце покалывает, дышать становится труднее, и я чувствую, что мне срочно надо покурить. "Your Marilyn" слышу я в голове его низкий, хриплый голос. Я бегом поднимаюсь на три этажа выше в студию, где полтора часа "делаю минет" микрофону, а потом мы едем репетировать непосредственно на стадион.
Я прыгаю по сцене, кричу слова и раззадориваю Стефана. Я счастлив. Вот только о Лаури я уже больше не вспоминаю.

Я сижу на кожаном диване в гримерке Брайана. Пепел с моей сигареты падает на идеально вымытый белый пол. Мои кожаные брюки трутся о диван и издают неприличные звуки. Я не обращаю на это внимание. Я жду свою любимую шлюху. Минут через пятнадцать он споет на бис свою последнюю песню и явится сюда. Он наверняка уже чувствует, что я где-то рядом. Он вообще такой чувствительный.. Я ухмыляюсь, вспоминая вкус его губ, вкус его тела.. В последний раз мы виделись уже несколько месяцев назад. Тогда все обошлось легким минетом и несколькими поцелуями. Ведь дома меня ждала подружка. На этот раз я не отпущу его так просто. О, что я с ним сделаю... Я прикрываю глаза и кусаю губы в предвкушении. Это будет лучшая ночь.
Я смотрю на то, как открывается дверь, развалившись на все том же кожаном диване. И издавая неприличные звуки при движениях. Дверь медленно открывается и появляется он. Разрумянившийся, с сигаретой в зубах и выражением экстаза на лице.
- Привет, детка, - говорю я, и он застывает на месте.
Буквально на секунду. А потом бросается ко мне, разрывает пуговицы на моей черной рубашке и начинает исступленно целовать. Он сидит на мне верхом, и я чувствую напряжение внизу моего живота. Через несколько мгновений я чувствую и его напряжение. Я резко поднимаюсь, хватаю его и прислоняю к стене. Он откидывает голову, и я впиваюсь в его шею. Я слышу его исступленный стон и все больше и больше возбуждаюсь. Я сажаю Брайана на спинку дивана и стягиваю с него рубашку. Его пальцы проворно освобождают меня от оков брюк и поднимаются выше, к моим соскам. Он творит что-то невероятное, пока я стягиваю его штаны. Я развожу его ноги и провожу рукой по внутренней стороне бедра. Брай вздрагивает под моим прикосновением и царапает ногтями спину. Мне больно и хорошо до безумия. Все уже смешалось, передо мной лишь огромные глаза Брайана. Он громко стонет и просит трахнуть его. Я мажу руку первым подвернувшимся на столике кремом и ввожу в него сразу два пальца. Его сердце бьется так часто, на его глазах выступают слезы, и я вхожу в него. Резко и полностью. Он хватает ртом воздух, почти задыхается и тихо требует двигаться. Я начинаю плавные движения. Мое тело в агонии, в голове не осталось ни малейшего намека на разум. Я обхватываю руками его член и ласкаю его в такт движениям. Мой язык на его тонкой шее, мои руки уже почти довели его до оргазма. Вот он дергается, я резко выдыхаю, и мы одновременно наслаждаемся оргазмом.
Я вытираюсь полотенцем, одеваюсь и иду к двери.
- Ты куда собрался? – он спрашивает требовательно и настойчиво, - ты куда, мать твою, собрался?
Я смотрю на него сверху вниз, достаю из кармана двадцатку и кидаю ее перед ним.
- Это был отличный секс, детка. Спасибо за вечер, - и ухожу.

Я сижу в баре и пью свою пятую за этот вечер рюмку виски. Мои щеки уже совсем разрумянились, а сам я заигрываю со смазливым официантом. Я знаю, что в этот вечер трахну его. Я поступлю с ним так же, как неделю назад со мной поступил Мэнсон. Я теперь поступаю так со всеми. Что ж, это не я такой, мир такой. Нельзя быть столь доверчивыми. После встречи с Мэнсоном я полетел прямо в Лондон. Не задерживаясь. Как же мила мне моя собственная чертова квартира! Я снова дома. Правда, какое-то странное чувство, что я что-то упустил, не дает мне покоя. Наверное, это из-за этого чертового ублюдка. Я беру официанта за руку и веду в подсобку. Это будет отличный вечер.

Он не пришел домой после концерта. Он не пришел и на следующий день. И потом. Он не пришел даже через неделю. Но я все равно жду его. Ведь я знаю, что он вернется. Я люблю его, значит, все будет хорошо, я думаю, и он меня любит. По утрам я встаю пораньше и варю кофе. Такой, каким он его любит. Я наливаю кофе в чашку и ставлю на стол. И пусть мне пока каждый раз приходится выливать остывший напиток через пару часов, я все равно буду продолжать его делать. Я верю, что Брай вернется. Я буду ждать его. Я всегда буду ждать его, сколько бы времени не потребовалось.