The Metric System

by FyaShellk

В предвосхищении битвы за Солнце

1
Он сидит на стуле, ссутулившись, и положив ногу на ногу. На нем белоснежный атласный костюм, у него идеальная - волосок к волоску - стрижка, а на веках - густые перламутровые тени. На полу вокруг него лежат свернутые в кольца провода, они потрескивают и вибрируют, подключенные к огромным стеклянным витринам за его спиной.
Он перекрещивает на коленях руки, и говорит:
- I’ll be your father.
- I’ll be your mother.
- I’ll be your lover.
Ты называешь пароль:
- I’ll be yours.
Он откидывается на высокую металлическую спинку стула, и начинает покачивать ногой, и от движений атлас его костюма переливается серебром, одновременно ловя легкие отблески голубого света.
Он вдруг начинает ковыряться в ухе мизинцем, и говорит непонятно кому:
- Милая, принеси нам кофе, спасибо.
Он поворачивается в профиль, и ты видишь, что в ухе у него - крохотный белый наушник.
Бесшумно отодвигается огромная металлическая дверь, обнажая флуоресцентное нутро коридора, появляется девушка в костюме из белого латекса, и она ставит перед вами поднос с двумя белыми фарфоровыми чашечками.
Он берет свою чашечку, и кивая на витрины позади себя, говорит:
- Это новый подвид инфра-красных муравьёв, с помощью которых будет захвачена планета.
- Мы незаметно внедрим их в человеческую среду: мы запустим их в вентиляции супермаркетов и торговых центров, рабочих офисов, ресторанов и ночных клубов, в канализации, в системы водоснабжения, отопления и освещения городских кварталов, - говорит он, делая глоток кофе.
- Дело в том, что, попадая в человеческую среду, муравьи возбуждаются и начинают спариваться, привнося катастрофические сбои в любой из систем, в какой бы они не оказались.

Он облизывает губы и продолжает:
- Если мы запустим двух таких муравьёв в звуковые колонки, например, на концерте Limp Bizkit, то колонки сразу же взорвутся, и никто даже не поймет в чем дело.
- У этих муравьев путем синтеза, гипноза, бионика и вивисекции были ликвидированы все инстинкты, кроме инстинкта размножения, - продолжает он, делая новый глоток кофе.
- Все муравьи этого подвида – бисексуальны.
Он капает себе на брюки и говорит:
- Ах блин.
Растирает пальцем каплю, превращая её в коричневое пятно, мгновенно расползшееся на белой атласной ткани.
- Вот блин, - повторяет он.
Он слюнявит палец и упрямо трет пятно на брюках.
За его спиной в длинных прозрачных витринах безмолвно шевелятся, ползают, электризуются, тыкаются в углы, лезут друг на друга, потрескивают красными яркими вспышками и перегорают электродами муравьи-мутанты.
Через минуту он оставляет в покое пятно и достаёт маленькую прозрачную коробочку с одним насекомым внутри.
Он держит её одной рукой, поставив себе на колени.
Принимая вид архитектора матрицы, он говорит:
- Эти муравьи – киборги.
Муравей мигает яркими красными вспышками, слышится легкий треск, прозрачные стенки коробочки вибрируют, посылая легкий зуд пальцам Брайана. От этого ощущения он прикрывает глаза и говорит:
- Они были выведены нами с помощью новейших бдсм-технологий.
В эту же секунду вертикальные лампы, висящие по всему периметру стен, начинают дымиться и сыпаться фонтанами искр.
В глазах Брайана один за другим гаснут длинные отражающиеся блики света.
Вы оказываетесь в темноте, только изредка мигают красными вспышками копошащиеся в витринах муравьи. Пахнет палеными проводами.
Брайан говорит:
- Блин это, наверное, оттого, что этот муравей мастурбировал, пока мы разговаривали.

2
Особое противозвуковое покрытие на полу изолирует все звуки, и поэтому когда вы выходите в холл, навстречу вам бесшумно бегут люди в белых халатах. Некоторые просто высунулись из-за дверей своих кабинетов, желая узнать, что произошло и почему в лабораториях погасло освещение. Брайан машет рукой и вещает рупор:
- Эй, ничего страшного! Без паники! У нас мощная аварийная система!
Лифты пока не работают, и вы пешком спускаетесь по лестнице с 34го этажа на 21й, потому что Брайан хочет показать вам работу новейших систем вуайеризации. Он говорит, что за то время, которое вы будете спускаться, электричество будет восстановлено, и вам не придётся с 21го этажа потом подниматься аж на 56й, чтобы навестить главного заведующего отделом Космических Обезьянок.
Пока вы спускаетесь, в огромных пуленепробиваемых и звукоизолирующих окнах вместе с вами плывет дьявольски раскаленный закат, и там, внизу, словно в Аду, тлеет автостоянка, забитая блестящими точками-машинами, дальше в перспективе туда-сюда снуют крохотные гусеницы поездов, мимо вас пролетают черные в закатном небе самолеты, забитые туристами.
Через четыре пролета становится заметно, как на веках Брайана течет перламутр.
Он останавливается, и, пытаясь отдышаться, упирается ладонями себе в колени.
Он говорит:
- Солнечная активность, однозначно, повысилась.
Он ослабляет галстук, расстегивает уже успевший потемнеть воротничок рубашки, и прислоняется спиной к стеклу.
Адское оранжево-алое свечение полностью обрамляет его фигуру, черные тени играют на лице, веки жирно блестят потекшим перламутром, уголки губ вздернуты в хищной улыбке.
Выглядя как падший Господь Бог, он говорит со знакомой манерной интонацией:
- Возможно, нам ещё придётся выиграть битву за Солнце.

3
Пока вы добираетесь пешком до 21го этажа, электричество возобновляет свою работу.
Вы оказываетесь перед стальной дверью с закодированной системой входа. Брайан достаёт плоскую белую карточку, вставляет её в тонкую щель на панели замка, и набирает цифровой код.
По глазам Брайана проходит красный лазер, считывающий сетчатку его глаз.
Слышится тихий щелчок и дверь открывается.
Вы проходите по длинному флуоресцентному холлу, на стенах которого светятся огромные цифровые карты земных полушарий. Яркими лазерными линиями мигают параллели и меридианы, а на каждом из материков горит множество красных точек, считывая координаты на плоские мониторы, развешенные под потолком.
Пройдя дальше, вы входите в лабораторию, разделенную на несметное количество секторов.
Брайан толкает одну из прозрачных дверей, и вы оказываетесь в закрытой стеклянной комнате, в четыре стены которой встроены жидкокристаллические дисплеи. Он подходит к одному из таких дисплеев, на котором в фуксиново-красном пространстве медленно извиваются темные женские силуэты.
- Это Квартал Красных Фонарей в Амстердаме, - объясняет он.
Он оборачивается к следующему дисплею, который показывает, как в тесных узких кабинках без верха разные люди делают что-то непонятное: одни склонились близко друг к другу, другие стоят на коленях перед раковинами, третьи расшатывают стенки кабинок.
Брайан говорит:
- Это сортиры ночных клубов Нью-Йорка. В любую минуту мы можем узнать, что происходит в любом ночном клубе в любой части света.
Он нажимает какую-то кнопку, и на дисплее, над людьми, вдруг появляются надписи, объясняющие, что происходит: «Кокаин», «Депрессия», «Отравление алкоголем», «Первый сексуальный опыт», «Беременна».
Он подходит к другому дисплею - там, сразу несколько длинноволосых существ яркой азиатской внешности занимаются сексом с одним туристом-немцем. На цифровой панели внизу высвечиваются его паспортные данные, водительские права, пропуск в бассейн, карточки со скидками на посещение бильярдного клуба и кафе-баров по месту проживания, а также информация об уровне его сексуального возбуждения, и через сколько минут этот человек испытает оргазм, интенсивность которого измеряется по десятибалльной шкале.
- Это бордели Бангкока, - говорит Брайан.
Все дисплеи имеют сенсорную навигацию, и поэтому, когда он прикасается к одному из них рукой - изображение уменьшается, и отодвигается наверх, и взамен сразу же появляется несколько десятков яростных динамичных сцен. Брайан оборачивается через плечо, и в его блестящих глазах дергаётся множество отражений.
- В любое время суток мы можем увидеть, что происходит в любом борделе в любой стране.
На экране в разнобой двигаются десятки тел, открываются рты, вдыхаются и втягиваются порошки, запрокидываются головы, взметаются волосы, что-то течет и прыгает.
Брайан спрашивает:
- Звук включить?

4
Перед тем, как подняться на 56й, вы заходите в диспетчерскую, под которую отведен полностью весь 20й этаж. Там множество дверей с номерами на табличках, и вы заходите в дверь с цифрой 56 – там ведется видео-контроль за всем происходящим в отделе Космических Обезьянок – мониторы передают всё, снимаемое скрытыми камерами наблюдения.
Брайан подходит к навигационной панели, нажимает там что-то, и черно-белое изображение кабинета главного заведующего отделом Космических Обезьянок увеличивается, и снова появляются какие-то надписи.
Вы видите Стефана, сидящего в белом халате за длинным столом, заставленным микроскопами.
У него гладко выбрита голова, длинная челка заправлена за ухо.
Рядом с челкой высвечивается надпись - «как у Гитлера».
На глазах Стефана объемные, прозрачные, цифровые очки, и там проматываются данные какой-то статистики, Стефан смотрит на это всё незрячим взглядом, держит в руке пинцет (надпись над пинцетом слева: «Вирус», и одновременно что-то жуёт (надпись внизу: «Лакричные палочки»).
Глаза Брайана сощуриваются и блестят. Он не обращает внимания на то, что в одном из черно-белых мониторов также транслируется всё происходящее в этой комнате, и там видно, как он, наклонившись, смотрит куда-то, наматывая на запястье длинный провод микрофона.
Над его головой мигает надпись: «Желание смудачить».
Он подносит к губам микрофон, нажимает на панели кнопку громкоговорителя и орет:
- БУМ!!!
Стефан на экране вздрагивает, дергается, давится, кашляет, и пинцет из его рук падает прямо на расставленные колбочки с чем-то прозрачным внутри.
Тут же в одной из колбочек начинает что-то кипеть.
Начинают истерически скакать появляющиеся надписи: «Катастрофа», «Дезорганизация», «Опасно», «Импотенция», «Предупреждение», «Фикция», «Коррозия», «Конец рабочего дня».
Стефан слетает со своего места и нажимает кнопку сигнализации.
Тут же в комнату вламывается сразу несколько одинаковых бритых сотрудников, заливая его стол щелочным раствором.
Через минуту с поверхности затопленного рабочего стола начинают подниматься белые струи пара.
Стефан задирает голову наверх и смотрит на вас – в камеру.
Он показывает в неё средний палец, и рядом с пальцем на мониторе появляется надпись «Fuck You».
Брайан хохочет так, что у него текут слезы, и косметика снова размазывается.

5
На 56-й этаж вы уже добираетесь на лифте.
Пока вы едете наверх молниеносно быстро и совершенно бесшумно, Брайан, всё ещё смеясь, смотрит на своё отражение в лифтовом зеркале. Он отряхивает полы пиджака, поправляет запонки на манжетах, вытирает пальцами уголки губ, и между делом, спрашивает:
- Я хотел бы себе нарастить длинные волосы, как думаешь, мне пойдёт?

6
Рабочий день окончен, и Стефан переодевается.
Дело в том, что он решает не ехать сразу домой – он хочется прошвырнуться по ночным барам, чтобы немного расслабится с одним из своих любимых Обезьянок.
Он снимает халат и переодевается в блестящие узкие брюки и кофточку без рукавов.
Потом он подходит к зеркалу и обрызгивает свою челку лаком для волос с блестками.
Он говорит Брайану:
- Не будь таким козлом, мудаком и поганым жмотом, дай мне свой серебристый карандаш.
Брайан бросает ему свою косметичку, и когда Стефан ловит её на лету, то становится похожим на доисторического птеродактиля.
Он оборачивается обратно к зеркалу и сначала тщательно прокрашивает себе веки серебристым, а потом жирно обводит глаза черным, рисуя себе длинные стрелки у глаз (надпись на лэптопе Брайана: «Египетский фараон»). Пока он наклеивает себе на нос маленький сверкающий камешек (надпись: «Имитация пирсинга»), в комнату отдыха заходит Обезьянка с ужасным обезображенным лицом (надпись: «Бойцовский Клуб»).
Обезьянка подходит к Стефану, и обнимает его сзади.
Стефан томно откидывает ему голову на плечо, потом проворачивается всем своим тощим длинным телом в его руках, и целует его в губы.
- Стефан очень раскрепостился, - замечает Брайан, поправляя на своих коленях лэптоп, - Это стало очевидным с того момента, как во время турне мы стали останавливаться только в тех отелях, в которых показывают гейское порно.
Стефан и Обезьянка целуются, а Брайан говорит, отключая веб-камеру:
- Вообще-то этот Обезьянка был очень красивый, ну до того, как ему изуродовали лицо. Знаешь, он был похож на Джареда Лето, только если бы тот был блондином.
В этот момент у Брайана где-то звонит мобильный телефон, но он, не меняя позы, и не делая никаких движений, просто молчит с минуту, а потом раздраженно говорит непонятно кому:
- Детка, у меня ещё много работы с трехмерными моделями, - он снова начинает ковыряться в ухе, - Я задержусь сегодня до ночи, поэтому сама купи Коди памперсов.

7
Все четыре стены в комнате зеркальные, они отражают друг друга, уходя в бесконечность, здесь пусто и тихо, но всё равно такое ощущение, что за вами кто-то подглядывает, ну, знаете, смотрит на вас через камеру наблюдения, и всё это транслируется на экраны куда-нибудь в отделы вуайеризации, с надписями, ёмко выражающими ваше физическое и эмоциональное состояние, вашу биографию и ваши мысли.
«Возбуждение». «Зеркала». «Потно». «Нервный тик».
Брайан говорит:
- Да ладно, расслабься, мы только измерим уровень твоего IQ.
Ты вздрагиваешь, потому что он вдруг близко подходит к тебе - подходит сразу в сотне уходящих в бесконечность отражений - и берет в ладони твоё лицо, и ты едва успеваешь заметить, как в радужках его глаз быстро перестраиваются крохотные квадратики, и, как растут пиксели его расширяющихся зрачков.
«Пытка». «Адреналин». «Брайан».
Он безупречен, потому что он, оказывается, уже переоделся, и он выглядит именно так, как тебе нравится больше всего - на нём идеально сидит приталенный пиджак и в совершенстве уложены волосы, у него матовая кожа и ярко-накрашенные прозрачные глаза, а когда он наклоняется к тебе, ты чувствуешь запах его помады. Он целует тебя.
«Рай».
Ты готовишься потерять сознание, но не чувствуешь почти ничего, кроме едва заметной вибрации в нижней части лица, но он не даёт тебе опомнится и заставляет тебя приоткрыть губы сильнее.
Язык у тебя немеет, а потом пронзается волной острого тока.
«Электричество».
Ты вскрикиваешь, и перед тобой только быстро перестраивающиеся пиксели его лица. Ты смаргиваешь слезы, но он рядом и он успокаивает тебя, он шепчет тебе:
- Всё хорошо, всё в порядке, тише.
«Доверие».
Он, тем временем, начинает снимать с себя сначала пиджак, потом развязывает галстук.
Он снимает с себя брюки.
«Пиздец».
У тебя просто глаза лезут на лоб оттого, что происходит, а Брайан, оставшись только в одних черных трусах, говорит:
- Тебе как нравится – лежа или сидя, или стоя?
«Ступор». «Секс». «Артериальное давление».
Ты не можешь ничего ответить – всё во рту болит, а он говорит:
- Ладно, давай попробуем по-разному.
Тебе кажется, что у него странный механический голос, словно бы он доносится из динамика.
Ты молчишь.
«Да хоть на потолке».

- НА ПОТОЛКЕ?! – ревет голос из динамиков.
Всё отключается, темнеет, потом свет заново загорается, опаляя тебя 25м кадром включившейся бесконечности зеркальных отражений, и тут же одна из стен медленно отодвигается, и за ним обнаруживается целый легион сотрудников в белых халатах во главе с Брайаном. Он тычет пальцем в монитор с изображением тебя, рухнувшего на колени, и с надписью «На потолке».
- На потолке... – пораженно повторяет Брайан, - На потолке...
Он отключает другого трехмерного пиксельного Брайана, хлопает себя руками по бокам и кричит:
- Это просто эврика!! Я никогда не думал о том, что люди могут, мастурбируя, хотеть меня, глядя в потолок!
Ты лежишь почти в полной отключке, а он подходит к тебе и говорит:
- Понимаешь, мы решили изобрести трехмерных Брайанов, чтобы продавать их через наш MySpace, потому что люди скачивают с Интернета все наши песни, а нам же нужно получать хоть какой-то доход.
Он продолжает:
- У трехмерных Брайанов много недостатков – изображения пока ещё плохо проработаны, и я не до конца уверен, что они могут приносить сексуальное удовлетворение, но зато в программу встроен целый комплекс разных стрижек, мэйк-апа и одежды, чтобы каждый из фанатов мог выбирать только того Брайана, который ему нравится, и переодевать его по своему желанию.
К вам подходит один из сотрудников и возбужденно восклицает:
- Но проецирование трехмерного Брайана на потолок - это действительно находка!
Брайан смотрит на него, подняв брови, потом оглядывается на монитор лэптопа.
Над видео-изображением сотрудника скачут надписи: «Возбуждение». «Жар». «Оральный секс»
У Брайана снова звонит мобильный телефон.
Ты косишься на лэптоп, на который через скрытые в комнате камеры транслируется черно-белое изображение происходящего - Брайан нервно расхаживает взад-вперед, и импульсивно кричит в пространство:
- Детка, ну я же приготовил Коди детское питание!!!
За ним плывут две надписи - «Жена». «Мозгоебство».
С этой секунды ты начинаешь бояться думать.
И последнее, что ты думаешь перед тем, как он на сегодня выключит тебя из сети - это то, что только от него зависит то, о чем ты подумаешь завтра.