Without you I`m nothing.

by Placebka


Лондонская премьера "Александра". Ужасный дождь за окном бьет по стеклам банкетного зала роскошного отеля. Посреди него стоит огромный стол, уставленный бутылками шампанского и блюдами с закусками. По периметру стены натянуты узкие "обои" с кадрами из фильма. С потолка свисают тематические светильники со свечами внутри.
Джонатан, как всегда, опоздал. Он решил доехать на машине брата, но в итоге нарвался на кучу штрафов и подбил левую фару. Он был не в ладах с техникой, но машины были его особенным бичом.
Он проходит в зал. Виновато оглядываясь по сторонам, просачивается в середину и тут же выхватывает у официанта бокал шампанского- его все еще немного трясет после дождя и неприятностей с полицией.
"Конечно, с хрена им говорить, что я актер?! Если и узнают-то по рекламе…"
Джонатан допивает второй бокал и осматривается, ища глазами знакомые лица. Сзади он слышит:
- Майерс! Ну чего один-то пьешь?! Иди сюда, чертова ты шлюшка!
Он оборачивается- это они. Колин, Джаред, Оливер и Энджи.
- Извините, ребята. Я опять на хер раздолбал машину.
И они начинают трепаться о чем-то. Джонатан все это время молчит, только смотрит на знакомых. Лето и Фаррел пришли в одинаковых смокингах, оба уже подстрижены- от засаленных спутанных лохм одного и пидорастических золотых кудрей другого не осталось и следа. Оливер выглядит явно довольным. Фильм вот-вот покажут перед высшим светом Cool Britania - еще бы не радоваться! Анджелина все время улыбается и смотрит на часы. Еще на съемках Джонатан понял ужасающую разницу между нею экранной и настоящей: дикая амазонка, разговаривающая со змеями и прищуривающая кошачьи глаза, в жизни оказалась обычной женщиной, которую больше заботит подбор нянечек для приемного сына, чем окружающие ее мужчины.
Джонатан изредка вставляет слова в ничего не значащий разговор, а сам пытается понять причину своего сводящего с ума беспокойства. Он стоит в окружении высшего эшелона кинозвезд, пьет шампанское за 10000$, его фильм ( пусть он и играет там едва заметную роль подлого заговорщика против Александра) скоро пойдет в прокат и соберет кучу денег.
"Fuck, но почему у меня перехватывает дыхание и пересохло в горле, а ноги того и гляди перестанут держать?"
Чтобы перестать думать об этом, он наливает еще шампанского. Приятная пустота постепенно заполняет голову, выгоняя дурацкие мысли. Он обещал себе не пить этим вечером, но машину все равно увезли на буксире. Так что - по хренам.
- Блин, я даже не думал, что будет столько народу! О, Колин, вон твоя бывшая!- Джаред кивает в сторону позирующей фотографам Кейт Мосс. - Тоже мне красотка хренова- какой у нее размер одежды? минус третий?
- С такими трахаться- как с мальчиком из немецкого концлегеря. - учтиво заметил Фаррел. -Эй, я не пробовал, это метафора, мой Гефестион!
Джаред ухмыляется и картинно приобнимает Фаррела за талию.
- Опять они играют в голубых! - Энджи закатывает глаза.- Оливер, скажи им! Они меня этим приколом еще тогда задолбали!
Джонатан улыбается и вдруг смотрит на свой кадр на стене: момент из конечных сцен фильма, его герой - Кассандр- поднимает кубок за Александра и смотрит на него.
"Взгляд быка - осеменителя. Господи, какой там из меня Царь..."
Но он не престает смотреть на свое лицо. Подведенные голубые глаза, полуулыбка пухлых губ, про которые -не про его роли- только и пишут в женских журнальчиках, длинные волнистые волосы, золотая диадема вокруг головы... Джонатан был красивым, и знал это. Но это ему и не нравилось больше всего.
- Эй, Майерс, ты чего? - Колин потрепал его по плечу.
- Сам от себя глаз оторвать не может! - улыбнулся Джаред.- да, будь я таким соблазнительным, сам бы себя захотел...
- Заткнитесь вы.- Джонатан уставился в пустой бокал.
- Черт, да тут правда весь Лондон собрался! Смотри, Колин, даже Сиенна пришла! Опять какое-то крестьянское платье... а это- не парень из Placebo?
Джонатана будто ударило током. Он не стал ничего спрашивать- только обернулся. Его сумасшедший взгляд метался по огромному залу, пытаясь найти…да, именно это лицо. Джонатан сглотнул ком в горле. Возле противоположной стены, окруженный фотографами, стоял невысокий парень в белой рубашке с серебристым галстуком и черных джинсах в обтяжку. Его лицо наполовину скрывали большие солнечные очки (очень пидорская привычка - носить их в дождливый день!),но Джонатан узнал его моментально. Брайан Молко.
- Извините, я сейчас вернусь. - буркнул он и пулей вылетел из зала.
Прежде чем вернуться, Джонатан пятнадцать минут простоял в уборной перед зеркалом, поливая лицо ледяной водой, и выпил таблетку аспирина- у него поднималась температура.


"Мне всего 21, а я уже здесь", - подумал Джонатан Рис-Майерс, вертя в тонких пальцах карандаш для глаз.
Он посмотрелся в зеркало - оттуда глядело узкое лицо с большими голубыми глазами и по-детски припухлым ртом. Белая кожа с яркими всполохами румянца. Лицо очень страстное. Такое либо приносит успех, либо ведет к полному краху. Юный Рис-Майерс еще не знал, что ему ждать.
Он сидел в душном трейлере и пытался научиться подводить глаза. На третий съемочный день Velvet Goldmine,он понял, что нельзя играть раскрашенного рокера, если даже не умеешь держать в руках косметику, не говоря об умении ею пользоваться. Но эти нехитрые навыки давались ой как тяжело - рука все время тряслась, и в итоге вместо аккуратной линии получалось что-то похожее на кардиограмму больного ишемией.
Джонатан накрасил губы - вроде ровно!- розовой помадой, выкраденной из сумочки Тони Колетт. Собственно, все остальное он взял оттуда же.
"Эти рок - пидоры умеют краситься, они не ходят, размалеванные, как старые проститутки! вот так, как ты сейчас!"-со злостью подумал Майерс и отшвырнул карандаш.
- Эй, тут кто-нибудь есть?
"Бля, кого там принесло?! До чего противный голос"
Джонатан открыл дверь. Перед ним стояла маленькая фигурка в красной водолазке и кожных штанах. Длинные черные волосы падали на бледное лицо. Увидев Джонатана, фигурка рассмеялась:
- Эй, ты чего?
- Ой. Прости... но у тебя лицо накрашено, как у слепой...
- ...старой проститутки. Да. Я заметил.
"Черт! Надо было стереть эту херню, прежде чем открывать!"
- Ты кто?
- Я - из Placebo. Мы тоже тут снимаемся, ну и песня… Оh, fuck.
У фигурки подкосились ноги, и она бы упала, не подхвати ее Майерс. Он положил маленького человечка на плечо и отнес на свой спальный матрас. Откинув волосы с лица человека, Джонатан пригляделся и понял, что это больше парень, чем девушка. Об этом ему сказали характерные мелкие ранки на подбородке от бритвы. Майерс положил ладонь на грудь человека - она была абсолютно плоской. Парень. Все-таки.
Но очень уж идеально он был сделан! Прорисованные глаза с черными стрелками и тенями, выбеленная кожа и чуть размазанная помада на губах
"Надерись я где-нибудь в баре, начал бы его клеить… с пьяну точно не отличишь!".
Джонатан отошел, чтобы налить парню воды, и услышал его стоны.
- Бля, не надо было так меня накачивать, Стеф, перестань!...
"Бредит. Наркоман".
Парень катался по матрасу и бил ногами, бормоча какие-то имена и грязные ругательства.
Гнусавый голос звучал еще долго, пока парень не принял стакан из рук Джонатана и не выпил воду жадными глотками.
- Спасибо. Я - Брайан. Брайан Молко.
- Мне это ни о чем не говорит. Я - Джонатан.
- Ты что - не слышал нас никогда?! Alcoholic kind of mood
Lose my cloоооthes, Lose my lube...
- О, только не пой, прошу тебя!
"голосок - сдохнуть можно!"
- ОК, извини. У тебя смешной акцент- Ирландец?
- Да. Из Корка.
- Ооо... и как там?
- Дыра как дыра. Ты как сюда забрел вообще?
- Да эта скотина меня довез на машине - сам бухой в никуда!- и погнал к каким-то моделям из Vanity fair! Я уже не помню, где мы были… завтра должны записывать песню, а я и не знаю, придет он вообще или нет
- Понятно.
- А кого ты играешь? ты ведь актер?
- Да. Брайана Слейда.
- Оооу! - парень зажег сигарету.- ну и ну… я читал куски сценария - ты там вроде как с мужиками будешь того…
- И не один раз. Сам себя уже ненавижу.
- Да, гей из тебя никакой, - заключил Брайан и встал на ноги, - дай, я хоть накрашу тебя по-человечески!
Джонатан не стал возражать. Его гость, улыбаясь, вооружился ваткой и сначала стер все следы художество Майерса. Потом Брайан стал выделывать что-то с его лицом, мурлыкая себе под нос.
Вдруг, зазвонил мобильный. Брайан отошел в сторону, а Джонатан повернулся, наконец-то, к зеркалу.
- Ну конечно это я, пидор ты хренов! Бросил меня посреди дороги! Да срать я хотел на твои съемки! Решил без меня нажраться и снимать фанаток, да?! Ну и иди ты в жопу! Да ни хрена я тебя не… ой, заткни пасть! Вот приеду - яйца на жопу натяну! - Брайан швырнул телефон на пол.- Сука!
Пока Брайан ругался, Майерс смотрел на себя в зеркало и удивлялся, как за пару минут можно такое сделать. Он выглядел ну точно как…девушка. Но только уже не как дешевая шлюшка, а как по-настоящему красивая девушка. Его голубые глаза в черной дымке теней и подводки блестели, как драгоценные камни, загнутые накрашенные ресницы приятно щекотали верхнее веко. Он выглядел невероятно.
- Прости за эту сцену. - Брайан подошел к нему сзади.- ну что - как?
- Потрясающе. Правда.
- Да уж, будь все лондонские пидорасы такими… -губы Брайана растянулись в улыбке. - я могу тебя попросить кое- о чем?
У Джонатана расширились глаза.
- Да нет, не бойся!- Брайан улыбнулся.- ты можешь провести меня к сцене?

У Джонатана был свой комплект ключей от павильона. Они с Брайаном быстро прошли внутрь, спотыкаясь о связки проводов и пустые коробки из-под аппаратуры. Джонатан нашарил на стене рубильник и зажег свет.
Брайан тут же побежал к сцене и, как маленький, стал прыгать вокруг себя.
- Оо, я снимаюсь в кинооо! Господи, какой кайф! Гитара! Где моя?
- вот.
Джонатан протянул ему гитару, стоявшую у сцены. Брайан подключил ее и стал наигрывать что-то, улыбаясь своим мыслям.
- Можешь петь, если хочешь!
- Правда? Ты не сбросишь меня отсюда? - Брайана засмеялся, - я же такой маленький, как кукла...
Он и правда был похож на куклу: эта запудренная кожа, подведенные глаза, водолазка с блестками... джонатан сел на корточки и стал смотреть, как играет Брайан.
Он ходил по сцене с гитарой, наигрывая что-то из кантри и горланя во весь свой гнусавый голос. Джонатан вдруг заметил, что теперь ему даже нравится этот голос- странный, непривычный.
- А теперь- мое самое любимое детище!

Песня была просто прекрасной. Брайан пел без микрофона, но голос его звучал очень громко и буквально заполнял голову Джонатана, слова- прекрасные и нежные- проникали в мысли.
Когда Брайан кончил петь, Джонатан подошел к сцене и схватил его за руку:
- господи, Брайан, что это за песня?
- Without you I'm nothing. - Молко улыбнулся.- Ой, что это у тебя?
Холодные пальцы коснулись лица Джонатана. Майерс опустил глаза. Только сейчас он понял, что по его щекам текут слезы. Брайан стер влагу из-под его глаз и снова улыбнулся.
- Это ты должен был играть Слэйда.
- Что?
- Ты прекрасный. Ты поешь...так, как никто. Господи, Брайан, это было невероятно!
- Спасибо. Но... это твоя роль. Ты - актер.
- Я - говно, а не актер.
- Ты такой злой. Вспыльчивый... и лицо. Ты похож на одного из этих великих полководцев на скульптурах! Ты еще сыграешь... даже не знаю... Александра Македонского!
- Oh, come on...
- Нет, серьезно! спеть тебе?
- Да. Пой еще. Прошу тебя.

И он пел еще. Пел, играя себе на гитаре и бегая по сцене. Джонатан смотрел на него, слушал его голос и улыбался.
У Брайана была забавная походка: он задирал голову, выносил грудь вперед и прижимал локти к телу. А еще он немножко вихлял бедрами.
"Педик? Наверное говорил со своим парнем тогда, в трейлере..."
Вдруг, Брайан встал посреди сцены и снял гитару с плеч.
- Ты меня вымотал. - сказал он и улыбнулся Джонатану широкой, ясной улыбкой. У Брайана были мелкие зубки, как у ребенка.
- Тебе понравилось?
- Да. От тебя прёт перец... я прямо даже не знаю... ты должен был играть Слэйда. Именно ты, Брайан. Я бы хотел быть тобой.
- А я - тобой. Будь у меня твое лицо...твои губы...
Джонатан подошел к краю сцены и встал на приступок. Брайан сел перед ним на колени и положил ладони ему на лицо.
- Дай мне побыть тобой... только на время съемок, умоляю тебя...
- Хорошо... иди сюда.
Брайан притянул его к себе, Джонатан взялся пальцами за водолазку Молко. На секунду он застыл в нерешительности, глядя в изумрудные глаза Брайана, вдыхая и выдыхая вдруг ставший таким густым воздух. Потом он закрыл глаза.

Когда они начали задыхаться, Брайан отстранился от Джонатана, улыбаясь во весь рот.
- О, какой ты нетерпеливый... прямо кошка.
Джонатану все еще не хватало воздуха, но он тоже улыбался.
"Мне кажется, впервые за всю жизнь я чувствую, что..."
Зазвенел мобильник. Брайан на секунду глянул в глаза Джонатана, потом ответил.
- Это опять ты... тебе какое дело? В каком мы павильоне, малыш?
- В третьем. -ответил Джонатан.
- В третьем, дилдо ты тупое. Что? за каким хреном?! Я не хочу тебя видеть! Не надо! Стефан! Стеф, мать, твою! Задница,трубку бросил...
- А что такое?
- Он приехал за мной. Тупая шведская...
- ...сука. Да, я уже тут, мой карлик.
Джонатан обернулся. К сцене шел высоченный лысый парень в обтягивающих штанах. Он улыбался и нес букет цветов.
- Ты меня этим дерьмом не купишь! Идиот! ненавижу тебя!
Парень поднимается на сцену и обвивает длинными ручищами маленького Брайана.
- Не смей меня целовать!
- Oh, come on...
- шведский хрен моржовый! Убери руки! Я не...
Брайан быстро перестает дергаться. Обмякает в руках Стефана и они целуются. Цветы падают на пол.
"Я просто идиот".
Джонатан ушел и уже у себя в трейлере он, обняв коленки и ругая себя самыми грязными словами, проплакал всю ночь.


"Этого не может быть... не может Лондон быть таким маленьким. А если он видел меня? Он подойдет? Заговорит? Господи, да какое мне дело? Столько лет прошло..."
Во время показа Джонатан смотрел только на экран, и больше никуда. И хотя его взгляд так и норовил оторваться от трехчасового фильма в котором он знал каждую фразу и начать искать среди высоких причесок и набриолиненных голов коротко стриженную голову с торчащими во все стороны прядками, Джонатан держал себя в руках.
"может, он ушел... хорошо бы!"

После премьеры, отулыбавашись фотографам, Джонатан вместе со всеми актерами отправился на банкет. Его то и дело слепили вспышки камер. Кружилась голова и он совсем ничего не ел - только пил шампанское.
- Майерс, ты сегодня от бутылки не отходишь! - заметил Джаред.
- Отвали от него. Мы же fucking Irish men! Так и должно быть, правда, Джонни?- Фаррел приобнял его за плечо, Джонатан через силу улыбнулся.
- Ты такой бледный! - сказала Энджи и положила руку ему на лоб,- по-моему у тебя жар.
- А разве от жара не краснеют? - и без того огромные глаза Джареда округлились.
- Ну это смотря от какого, мой Гефестион!
Пока Джаред и Колин продолжали игру в голубых, Джонатан действительно чувствовал себя ужасно. Он выпил еще пару бокалов и подошел к окну.
"Это все он виноват. Из-за него я так и остался Брайаном Слэйдом. Это все..."
А дальше - темнота. Последнее, что почувствовал Майерс- это равнодушная твердость блестящего паркета.

- Кажется, очнулся- веки дергаются.
- О, только не трогай его! пусть лучше поспит.
- Дайте ему воды...
- Да отвали ты, придурок!
- Ты пиво будешь?
- Мне еще машину вести.
- Сопляк.
- Пиявка!

Потолок. Зеркальный потолок номера "люкс". В нем - распластанная по кровати фигура парня с расстегнутой рубашкой. Парень очень бледный, у него испарина на лбу.
Джонатан поворачивает голову - Джаред и Колин, кто же еще. Сидят возле него с бутылками пива и мокрыми полотенцами.
- Доктора хреновы...- джонатан улыбается.
- Да уж! Мы вызывали врача- у тебя был типа обморок. Ну и ты перепил немного.
- совсем чуть- чуть, ага!
- Долго я так лежал?
- Да нет. К тебе, кстати, приходили.
- Кто? - джонатан привстал на локтях.
- Да не волнуйся ты! Эй, Брай, иди сюда!
"Боже, боже, боже, боже..."
- Ладно. Мы с Колином вас оставим.
- Ага, Джонни, извини, но нам с ним пора заняться жестким древнегреческим сексом!
Джаред и Фаррел вышли из номера, держа друг друга за талию и виляя задницами.
- Веселые парни!
Джонатан обернулся. В дверном проеме появилась невысокая фигурка. Большие солнечные очки. Широкая улыбка с мелкими острыми зубами. Короткие торчащие волосы.
Брайан сел возле него.
Джонатан смотрел на него и понимал, что это уже далеко не та кукла, что забрела к нему в трейлер ночью семь лет назад. Брайан больше не был таким ужасающе худым - теперь он был нормальной комплекции мужчины средних лет. На нем не было женской одежды - рубашка, галстук, классические , не кожаные, брюки.
Только просвечивающие сквозь стекло подведенные глаза выдавали в нем прежнего Молко.
- Ну, привет.
- Привет.
- Ты так стремительно вылетел из банкетника, когда увидел меня... не смотри так - я же был в очках!
- А, ну да... я перепил сегодня. Вот и все.
- fucking Irish mаn.- улыбнулся Брайан.
- Да. Как тебе фильм?
- О... честно? Тягомотно. Я пару раз чуть не уснул- меня только Стефан растолкал.
"О, ну куда же мы без него..."
- Но ты был очень хорош.
- Да брось - у меня роль на два слова!
- Но она тебе удалась. Я, кстати, оказался прав тогда, насчет полководца, помнишь?
- Не совсем - я играл не Александра.
- Но играл же! У тебя правда хорошо получилось- особенно в конце, с этим кубком... у тебя там такое лицо...
- Как ваша группа?
- Нормально. Вот выпустили альбом. Неплохую кассу собирает. Скоро поедем в турне.
- А... поздравляю.
- Ты винишь меня?
- Что? в чем?
- Ты знаешь.
Джонатан опустил взгляд. Он не мог долго смотреть в глаза Брайану.
- Вот что.- Молко снял очки и надел на голову,- я поступил отвратительно. Это нужно исправить. Каждый может добиться успеха, только если он остается сам собой.
- О, только не ...
- Ты ведь хочешь славы? Такой роли, по которой бы тебя помнили годами?
- Конечно...
- Вот видишь. Ты сыграешь ее. У какого-нибудь великого режиссера. Ты сыграешь...
-... Раскольникова.- Джонатан улыбнулся.
- Точно. Все должно вернуться на свои места.
Джонатан притянул Молко за галстук, тот взял его пальцами за лицо.
- Ты должен стать Великим. Пусть так и будет,- выдохнул Брайан и поцеловал Майерса в раскрытые губы.
Джонатану казалось, что все это - сон. Но это было по-настоящему.
Когда они отстранились друг от друга, Брайан быстро надел очки и вылетел из номера. Быстро, но Джонатан заметил в его глазах слезы.
"Without you i`m nothing", - подумал Джонатан и улыбнулся.