Я бессмертный

автор Arlysha

Часть 1.

- Эй… эй, соня… вставааай…
- Ммм?
- Вставай соня… пора ехать
Шепот над ухом был приятным и нежным. Брайан еще сильнее зарылся в подушку и улыбнулся. Ему что-то снилось, он уже не помнил что, просто нечто милое, оставляющее покой и умиротворение. Открывать глаза категорически не хотелось.
Что-то тяжелое село на кровать, она мягко прогнулась. Рука тронула его плечо, и Брайан повернул голову, так и не открыв глаза.
- Вставай, малыш…
- Господи, Стэф, еще полчаса, пожалуйста, я всю ночь не спал…
Брайан опять отвернулся и вытянул ноги.
- Я сейчас принесу твое любимое утреннее блюдо – произнес Стэфан, наклонившись над ним.
- Какое? – буркнул Брайан, открыл глаза и повернулся к Стэфу
- Стакан холодной воды и вылью тебе на макушку. Хочешь?
- Иди ты… - улыбнулся Брайан и сел на кровати – Который час? – спросил он, потирая глаза.
- Половина восьмого.
- Утра?
- Ага… в окно посмотри.
- Значит вечера. Ладно, все… встаю...
Брай спустил ноги на теплый пол и зажал голову руками.
- Болит? – заботливо поинтересовался Стэф
- Еще бы… - ответил Брай и, щурясь, посмотрел в окно. Серый вечер, кажется, грозил дождем.
- Таблеточек? - хихикнул Стэф и похлопал друга по плечу.
- Ой, нет, может ты мне еще и массажик сделаешь? – Брай мечтательно прикрыл глаза.
- Я тебе сейчас сделаю массажик. Ногами. Вставай блин! – голос Стэфа стал громким и требовательным.
Он поднялся с кровати, сказал, что дает ему полчаса, и ушел, осторожно закрыв за собой дверь.
- Вот бля….
Брайан походил по номеру, закурил, еще повалялся и пошел умываться. Из зеркала на него смотрело уставшее, невыспавшееся лицо.
- Как дела? – спросил Брай у своего отражения. Оно повторило губами его слова и ничего не ответило. – У меня тоже – неизвестно с чем согласился Молко и набрал в ладони прохладной воды.

Стэфан ждал у лифта, как и договаривались. Нажимал на кнопки сотового телефона и шевелил губами. Видимо матерился на как всегда барахлящую связь.
- Ты шикарно выглядишь – произнес Брайан, приобняв Стэфа за талию и нажав вызов лифта.
- Ты тоже. Хотя утром ты мне слабо напоминаешь человека – усмехнулся Стэфан и первым вошел в кабину.
- Ты язва! – проконстатировал Брай и зевнул – И какого черта это должно было произойти сегодня?
- Ну, ты уж извини. Тебя не спросили, сука – ответил Стэф.
- Чего-чего? – Брайан даже снял очки от удивления.
- Ничего, я не тебе, тут мне какой-то идиот пишет.
- У тебя есть дурацкая привычка. Зачем ты оставляешь номер кому попало? Только потому что у кого-то красивая жопа?!
- У меня был хороший учитель – усмехнулся Стэф и похлопал Брайа по плечу, не отрываясь взглядом от мобильника
- Я вырос из этого, тебе тоже пора – голосом строго папаши произнес Брай и усмехнулся.
- Спорим, что не вырос! – отмахнулся Стэф, когда они вышли из лифта и оставили ключи на ресепшене.
- Нет, вырос! – настаивал Брай и как-то неудачно взмахнул рукой, выронив зажигалку. Она укатилась куда-то в угол, за первое от входа кресло в холле.
- Что за нахрен, Бри! – Стэф хотел добавить еще пар ласковых, но суровый взгляд охранника отеля его остановил – Пошли, я тебе свою отдам.
- Отстань, дурак. Это мне подарили. – Произнес Молко, для убедительности подняв вверх указательный палец. – Если хочешь подожди меня в такси.
- Вырос он, блин. Подгузников не хватает… - усмехнулся Стэф и вышел из гостиницы.

Брайан подошел к креслу, сел на корточки и протянул руку за его спинку, пытаясь нащупать заветный предмет. Над ухом послышался чей-то приветливый голос.
- Мистер Молко, вам помочь?
Бри подня голову. На него, улыбаясь, смотрел один из работников гостиницы. Милый парень, лет 25ти, короткие светлые волосы и темные карие глаза. Брайан мигом оценил его приятную внешность, он привык так делать, и так же приветливо улыбнувшись приознес:
- Я кое-что уронил. Вы могли бы быть так любезны, и достать это вместо меня!
Брай поднялся и указал пальцем на место пропажи зажигалки. Слишком приказно как-то получилось, но Бри уже давно не корил себя за это. Сказались, наверное, годы, проведенные в отелях, и цацкаться с обслуживающим персоналом уже надоело.
Молодой человек послушно полез за кресло, отодвинул его от стены и нащупал круглый продолговатый предмет.
- Это ваше? – спросил он, показывая ее через плечо.
- А что, у вас так много хлама за креслами, что там может быть не только это? – ответил Брай вопросом на вопрос и взял зажигалку, поспешно засунув ее в карман и направившись к выходу.
- Обращайтесь если что – услышал он сзади – Я всегда к вашим услугам.
- Спасибо – процедил Молко, чуть обернувшись и, уже не глядя вокруг, быстро вышел на улицу.
Холодный дождь уже потихоньку накрапывал. С неба тяжело, по одной спускались капли и попадали на его щеки. Если бы не очки – его нехитрый макияж мог бы поплыть, но сейчас Брайан имел возможность задрать голову и посмотреть в спошную серую массу облаков, нависавшую над ним. Ему почему-то почудилось, что она медленно-медленно опускается сверху и вот-вот задавит его. Поспешив отогнать видение, он направился к ярко желтой машине.
- Ты кого там увидел? – спросил Стэф, когда Брай уселся рядом с ним на заднее сиденье автомобиля и снял очки.
- Где? – не понял Бри
- Там - Стэф выразительно поднял палец вверх и, наклонившись к водителю, продиктовал адрес.
- Никого.
Брайан отвернулся от Стэфана и стал смотреть в окно. Ливень разразился на всю мощь. Он безжалостно хлестал на тротуары и машины, зонтики и плечи, окна и карнизы. Завораживая своей унывностью, он шумел и порыкивал на прохожих. Брайан прижался к стеклу лбом, окно расползлось каплями, искажая картину города. Какая-то глухая тоска напала на Бри, ему вдруг отчаянно захотелось разрыдаться. Может быть, это была усталость, а может что-то еще, о чем он пока не догадывался.
- … но он ей сказал, чтобы она не приходила, я тоже с ним согласен, хотя думаю, надо было спросить тебя. Ты не обижен на это, я надеюсь?
- Что? – Бри повернул голову к Стэфу, тот удивленно посмотрел на него в ответ.
- Ты спишь, что ли?
- Нет, просто… - Бри вздохнул и уронил голову на плечо Стэфана, не задумываясь о том, как это воспримет водитель – Так что ты там говорил?
- Не будь таким грустным, малыш – прошептал Стэф и погладил Бри по плечу – Я говорю, что Хелена тоже хотела придти сегодня. Стив сказал ей, что лучше не надо этого делать.
- Ах да… они же закадычные друзья - цокнул Брайан.
- Ой, да какая тебе разница? – Стэф вновь погладил его по голове, запустив пальцы в отросшие черные волосы – Когда ты последний раз ее видел?
- На Новый год. Мы встречались. Она и Коди. После этого все…
- Прошло четыре месяца, забудь. Вот мы уже и на месте. Давай, пошли, будь сегодня лучше всех, ты это можешь.

Клуб был забит каким-то непонятным народом, среди которого то и дело мелькали знакомые и полузнакомые лица. Кто-то сидел за длинной барной стойкой, кто-то за столиками на кожаных диванчиках, кто-то веселился перед сценой. Играла какая-то малознакомая приятная музыка.
Брайан и Стэф пробирались сквозь толпу. Практически в центре зала находился столик, за которым их уже ждали. Но пока они шли, кто-то бесцеремонно дернул Бри за рукав пиджака. Он обернулся и увидел человека, которого давно выкинул из своей памяти и жизни.
- Привет, Молко! И ты здесь!
- Здравствуй Джесс! – Бри улыбнулся и приобнял давнюю знакомую. – То, что я здесь – вполне объяснимо. А вот что ты здесь делаешь?
- Да так… я с мужем - блондинка многозначительно указала глазами на человека, стоящего в стороне от нее. Известный продюсер, ну-ну. Наконец-то он слез с малолеток и решил остепениться.
«Что и следовало ожидать» - подумал Брайан и проследил глазами за спиной уходящего Стэфа. Тот вообще приходил в ужас, когда кто-то, пусть даже мельком упоминал Джессику. А видеть ее было для него настоящим рвотным средством.
- А я слышала, группа твоя развалилась, как я и обещала – белозубо оскалилась Джессика, меряя Бри взглядом.
- Плохие у тебя доносчики – ответил Брайан и тоже улыбнулся, собираясь уходить – Смени их. И ты извини, мне некогда.
- Ну, валяй, красавчик. Удачи тебе.

Стивен и Стэф сидели за столиком и что-то оживленно обсуждали. Бри обнял Стива и сел напротив, взяв в руку бутылку пива. Он был, несомненно, рад видеть старого друга, три месяца он не слышал от него ни слова. Было много о чем поговорить, спросить, узнать. Но какая-то безмерная усталость вновь навалилась на его плечи. Она бесила его и в тоже время ужасно угнетала, поэтому он просто слушал и молчал.
- Брайан, как дела? – спросил Стив и улыбнулся.
- Жить можно – улыбнулся в ответ Брайан – Только что видел Джессику. Ты не напоролся еще на эту миссис-акулу?
- Миссис? – удивленно поднял брови Стэф
- Да, она вышла замуж, кажется.
- Эту бледную суку кто-то взял в жены? – хохотнул Стив и сделал большой глоток из бутылки.
- Срать я на нее хотел… - зло ответил Бри, но даже злость показалась ему сейчас какой-то гадкой, вязкой, ленивой. Он закурил и откинулся на спинку, прикрыв глаза.
- Брайан, что с тобой? – Спросил Стэф, ловя такой же удивленный взгляд Стива.
- Я не знаю. Не спрашивай меня. Пожалуйста. Я не хочу говорить об этом, ладно? – Бри улыбнулся и погладил Стэфа по плечу. – Как твой проект? – Бри наклонился к Стиву – Все хорошо?
- Да все шикарно – как-то неуверенно ответил Хьюитт. Уход Стива из группы всегда был болезненной для Брайана темой, как бы он не храбрился. Не понятно, зачем он вообще обо всем этом спрашивает, видно же по лицу, что ему с трудом дается этот разговор.

Еще полчаса трепа обо всем, полчаса наполненные музыкой, шумом голосов, смехом, вопросами-ответами, речью какого-то шоу-мэна на сцене, который всех долго и нудно приветствовал. Обычная вечеринка. Сейчас выступит какая-нибудь группа, все похлопают, а потом злобно и хищно будут разрывать ее на части в своих бесконечных разговорах. Брайан не особо любил бывать на таких вечеринках «Только для тех, кто в теме». Но его пригласил тот, которым он искренне восхищался, тот, кто был и остается для него не просто знакомым, а чем-то гораздо большим. Одним из его маленьких идеалов, который всегда стоял перед ним, чтобы Брайан ни делал в своей карьере. И сейчас он то и дело всматривался в зал, ища его взглядом.
-… и ты представь, он решает влезть ко мне в дом. Он перепугал всех! Этот идиот… но жалко парня, да, я бы не хотел, чтобы его в тюрьму отправили.
- Мне всегда жалко фанатов – поддержал Стэф какой-то рассказ Стивена – Они…
- Я буду через минуту – произнес Бри, перебив Стэфа – Я в туалет.
- Ок! Не пропади там на час – попросил Стив и улыбнулся.
- Не скучайте, девочки – рассмеялся Брайан, последний раз затянулся, потушил окурок и встал из-за стола.
Пока он шел кто-то окликал его, он махал им рукой, улыбался и шел дальше, пытаясь перебороть в себе ненависть к человечеству.

Он зашел в прохладное, выложенное белым кафелем помещение и сделал шаг к зеркалу. Лицо было слегка красным, наверное, от выпитого и жары в клубе. Бри открыл кран и, намочив ладони холодной водой, слегка смочил щеки.
Хлопнула дверца кабинки, кто-то вышел из нее и направился к выходу, но за спиной Брайана остановился.
- Молко? Вот так встреча!
«Бля, ну кто опять!» - Брайан резко повернулся, и хотел было огрызнуться на еще одного «закадычного приятеля», но, увидев лицо окликнувшего человека, его собственное расплылось в улыбке.
- Колин Гринвуд! Привет! Самое приятное место для неожиданной встречи!
Колин крепко обнял Брайана и, не опуская руки с его плеча, направился к выходу из туалета.
- Мы думали, что ты не придешь уже… Том намеревался обидеться.
- Вы тут в полном сборе? – спросил Брайан, идя вместе с Колином куда-то в угол заведения.
- Нет… Джонни как всегда не может, у него как всегда что-то болит. Мозг, наверное! – засмеялся Колин и остановился. За большим столом в небольшой нише сидел Эд и Он… Брайан первым подошел ближе и протянул Тому руку.
- О, привет! – Йорк слегка улыбнулся и протянул руку в ответ – Садись – он указал на стул напротив. – Как дела?
- Отлично! – Брайан развел руками и опустил взгляд.
Столько лет прошло. Он сам стал бешено популярным, стал звездой, добился высот и успехов. Но, как и прежде, лет 10 назад, он видел Его близко, и сердце замирало где-то под горлом. Он чувствовал себя ученицей старшей школы, которая любит только тусоваться и трахаться налево и направо, приглашенной в дом профессора. Он видел контраст, он видел, как сильно они отличаются. Он не мог избавиться от этой преграды восхищения гением человека, который столько времени поддерживал его и помогал ему своими песнями, своей по-детски легкой фантазией.
- Если честно, я думал ты не придешь – улыбнулся Том и скрестил руки на груди. Как всегда он был одет в какую-то непонятную футболку, мешковатые штаны, волосы как обычно стояли торчком. Бри всегда удивлялся неприхотливости Йорка и его устойчивости к внешним раздражителям в виде моды или тому подобного дерьма.
- Если честно я бы не пошел – признался Брайан и похлопал себя по карманам в поисках сигарет – Но раз уж вы тут… значит стоит.
- Держи – Эд протянул ему через стол пачку и зажигалку – Теперь нас больше! – он победоносно поднял вверх руки.
- Когда ты закончишь меня травить? – скривился Том и отхлебнул из почти пустого бокала пиво.
- Никогда, родной, никогда. Терпи. – похлопал его по плечу О’Брайан и тоже закурил. – Как дела, Брай? – обратился он к Молко.
- Нормально – пожал плечами Бри – Кого нам принесут в жертву на этот раз?
- Какая-то новая английская группа… - зевнул Колин – Special Yours, кажется…
- Special needs. Remember me, болваны – засмеялся Том, все его поддержали – Кстати, Брайан, что у вас с группой? Я не читаю прессу в последнее время.
- И телевизор - добавил Колин
- Не читаю… - пошутил Эд, и все снова рассмеялись.
- От нас ушел Стив – вздохнул Бри, затянувшись горьким дымом сигареты. – У него новый проект. Там ему будет проще.
- А тебе как? Проще без барабанщика? – спросил Том
- Кстати, где Сэлвей? – перебил его Колин
- У него семейные обстоятельства – ответил за Тома Эд. – Жена звонила, он вышел на улицу.
- Зря. Его ж обратно не пустят! – хмыкнул Колин, и друзья снова начали ржать.
Йорк все это время словно их не слышал. Он смотрел на Брайана, а тот смотрел на него. Они словно выстроили невидимый мост друг другу и обменивались мыслями.
«Ты сам понимаешь, какого сейчас мне» - мысленно говорил Бри.
«Я понимаю. Только это не вся причина твоего убитого вида» - отвечал так же мысленно Том.
И тут они все услышали речь ведущего на сцене, и послышался первый, пробный перестук барабанов.
- … услышите несколько их песен. Надеюсь, вы по достоинству оцените старания молодых музыкантов. Итак… прошу вас! – компания уловила конец фразы и все они повернули головы к сцене. К микрофону вышел паренек, совсем еще юный, с гитарой через плечо, проговорил что-то, и после небольшого вступления запел.
Брайан не очень хорошо видел отсюда, но все равно этот парень показался ему каким-то знакомым. Он молча слушал его голос и то, что он пел, краем уха улавливая переговоры Колина и Эда.
- Нет, он полюбому не девушке это посвятил. Что-то как-то тут смысл другой…
- Ты везде ищешь другой смысл. Брат заразил?
- Не смешно. Ты послушай. Оп-па… а гитарист лажает.
- Да, жестоко…
- Очередной шаблон.
- Нет, тут что-то есть. Фишка.
- Фишка?
- Да, фишка. Мне нравится. Неплохо.
- А мне нет. Плохо.
- Тебе никогда ничего не нравится.
- Я восхищаюсь тобой… кто может пойти в сравнение…
- Боже, я краснею. С тобой невозможно серьезно разговаривать…

Том, как и Брайан все три песни молчал. Но Бри чувствовал, что он смотрит вовсе не на сцену, а на его спину. Молко обернулся.
- Ну как, Брайан? – спросил Йорк, пока Колин заказывал официанту еще пива.
- Неплохо – пожал плечами Бри – Мне нравится вокал.
- Смешно – улыбнулся Том – То же самое я сказал, когда впервые услышал твои песни. Кстати, когда будешь радовать новым альбомом? – Он наклонился через стол к Бри, и тот сделал так же, оказавшись сантиметрах в пяти от лица Йорка.
- Я не уверен, что в состоянии еще кого-то радовать вообще – прошептал Молко – Но я пишу. От этого никуда не денешься.
- А себя-то ты радуешь? – так же шепотом спросил Том, приблизившись еще больше.
Брайан не знал, почему он ответил тогда именно так. Почему не соврал. Почему не улыбнулся и не отмахнулся, как все время до этого. Почему не списал все на усталость.
- Нет – признался Брайан – Совсем нет. Меня ничто не радует. Я вообще забыл, что это такое.
- И ты не знаешь причину – в губы ему прошептал Том – И никто не знает. Я прав?
- Нет, кто-то знает.
- Кто?
- Ты.
Том помолчал, улыбнулся и произнес:
- И я могу тебе помочь?
- Конечно – шепнул Бри – Только хочешь ли.
- Помочь себе можешь только ты, Брайан. Только ты.
- Я не могу.
- Можешь. Только хочешь ли? – перефразировал слова Молко Том и, протянув руку, слегка щелкнул его по кончику носа – Я хочу, чтобы ты справился. Ты должен. Ради себя в первую очередь.
- Как? Я не знаю. Я зашел в тупик.
- Брайан… ты сдохнешь. Ты очень скоро сдохнешь. Сейчас или потом – неважно. А то, что ты делаешь – это элексир бессмертия. Понимаешь? Я знаю, ты ненавидишь этот мир. Иногда. И он тебя ненавидит. Всегда ненавидит, постоянно. И он убьет тебя, и ты сгниешь. Но если ты оставишь в этом гребаном мире душу…. – Том взял зажигалку и стал крутить в пальцах – Ты никогда не умрешь. Ты станешь сильнее. Выбор за тобой.
- Я мог бы…
Раздался резкий, неприятный звук телефонного звонка и Бри почувствовал вибрацию в кармане куртки. На экране высветилась фотография ощипаного страуса.
- Бри, ну ты сука, где, твою мать тебя носит?! Тебя надо цепью приковывать к ножке стола, что ли? - голос Стэфа был бесконечно «миролюбив».
- Стэф, я сейчас приду – быстро ответил Брайан и захлопнул крышку телефона. – Мне надо уйти, ребята заждались… - улыбнулся он.
- Блин, Молко, так не честно! – замахал руками подвыпивший Колин – Приходи еще, ок? И группу приводи.
- Естественно! – Бри широко улыбнулся и встал из-за стола – Вы только тут сильно не напивайтесь без нас.
- Попробуем! – усмехнулся Эд и пожал Брайану руку – Привет им.


Брайан добрался до своих и удобно устроился в кресле. На столе стояла новая бутылка пива, он быстро открыл ее и начал уничтожать чудовищными глотками.
- Ты где пропадал? В туалете? За тобой гнался дерьмодемон? – Стив смотрел на бутылку, провожая взглядом пиво.
- Молко я тебя урою! Я тебя никуда не отпущу. Ты в таком охеренно «хорошем» настроении уходишь и исчезаешь. Очень мило с твоей стороны заставлять меня нервничать! – проорался Стэф, укоризненно глядя на свою вечную «жену».
- Я был с Radiohead. Они тут неподалеку. Билл так и не пришел? – поинтересовался Бри, оторвавшись от бутылки.
- Билл не придет. Он занят. Нажирается в другом баре – сухо ответил Стэф.
- Стэфан, прекрати сейчас же, блин! Неужели я не могу куда-то отлучиться, чтобы не получить потом порцию твоих укоризненных взглядов?! – не выдержал Брайан – Тебе нравится меня доводить?!
- Это тебе нравится меня доводить!
- Девочки, хватит ругаться! – встрял Стив – Брайан ты сам хорош. Ты не помнишь, чем всегда оканчивались твои исчезновения в клубах?
Они бы и дальше ругались, но тут к ним подошел тот самый мальчик, который совсем недавно выступал на сцене, сорвав аплодисменты зала. Он быстро заговорил, глядя на троих разозленных, полупьяных музыкантов.
- Добрый день, меня зовут Сэм, я только что выступал – он указал большим пальцем на сцену, словно поясняя – Я… хотел бы узнать у профессионалов… какого ваше мнение?
Группу Placebo словно окатили холодной водой. Мизансцена событий так резко сменилась, что они с трудом нашли, что ответить.
- Да – улыбнулся Брайан – Клево. Для начала очень даже не плохо.
- Спасибо большое – Сэм улыбнулся так искренне и невинно, что Брайан тоже заулыбался.
- А откуда я могу тебя знать? – задумчиво повторил он вслух свою догадку, оглядывая парня сверху вниз.
- Вы сегодня потеряли зажигалку, мистер Молко. В отеле. Помните? – Сэм просто светился счастьем, не замечая скептических взглядов друзей Брайана. – Я там работаю…
- Точно! – Бри щелкнул пальцами и поднялся с дивана, чуть пошатнувшись. Пиво дало в голову. – И не называй меня «мистер» мне еще не 60. Просто Брайан! – он протянул парню руку и тот судорожно сжал ее в своей.
- Просто Мария, блядь… - откомментировал Стэф и они со Стивом начали безудержно хохотать, чуть не упав с дивана.
- Пошли, Сэм… - произнес Брайан, оглядывая развернувшуюся перед ним картину и обнимая мальчика за талию – Нам пора отметить знакомство. Вдвоем. Что скажешь?

Он начал лапать его еще за барной стойкой. Они пили водку, курили и смеялись. Брайан изредка поглядывал на друзей, но Стэфан куда-то исчез, а Стив оживленно беседовал с каким-то мужчиной за столиком.
Часа через два Брайан пытался попрощаться с согрупниками, но не нашел никого и, громко выматерившись на весь клуб, вышел на улицу вместе с Сэмом. Они сели в такси, стоящее у входа и поехали в отель. Брайан не стесняясь водителя гладил мальчика по бедрам, груди, рукам, впиваясь в его рот очередным жадным поцелуем. Сэм поддавался всему, что бы ни делал Брайан, даже когда тот перед самым выходом сжал через штаны его возбужденный член, он ни слова ни сказал и последовал за Молко в отель, поддерживая его.
Кажется, Брайан послал охранников, администраторов и даже фикус, стоящий посреди холла. Пока они поднимались на лифте, Брайан не выпускал рук из-под футболки Сэма, целовал его, покусывал его за шею, чувствуя, как парень возбуждается, он заводился сам. На 12 этаже двери лифта открылись. Перед ними, застигнув парочку в неприличной позе, стояли две женщины лет сорока. Они не скрывали своего удивления и даже принялись было что-то бормотать на этот счет.
- Пошла на хуй! – крикнул Брайан, показав двум почтенным женщинам всем известную фигуру, и потащил Сэмюэля к двери своего номера. В Бри начинала закипать злость и ему просто необходимо было как-то ее выплеснуть. А сделать это можно был лишь путем собственного уничтожения, это толкнуло его тогда в клубе пойти с Сэмом, это бессознательно руководило им и сейчас.

Брайан снял с него футболку, пока Сэм, находясь сверху облизывал его соски, проводя влажные дорожки от низа живота до шеи. Бри слегка подталкивал голову парня ниже, делая недвусмысленные намеки.
Ощутив его губы на своей возбужденной плоти, он судорожно вздохнул, одной рукой сжимая его плечо, а другой впившись в простынь. Сэм двигался быстро и умело, он словно знал все, что нравилось Брайану в оральном сексе, гладил его руками, сжимал губы, все быстрее лаская его языком, пока Брайан не ощутил какого-то совершенно сумасшедшего оргазма, испустив громкий стон. Он притянул парня к себе и поцеловал его, ощущая на его губах привкус собственной спермы.
Пять минут они лежали обнявшись, потом Сэм негромко проговорил:
- У меня кое-что есть…
Он приподнялся с дивана и, поискав что-то во внутреннем кармане куртки, извлек на свет маленький белый сверток.
- Это то, что я думаю? – усмехнулся Брайан, застегивая ширинку на джинсах.
- Видимо – хитро улыбнулся Сэм, сев рядышком, за что был награжден очередным долгим и глубоким поцелуем.

Одна дорожка… вторая… десны немеют, голова словно резко проясняется, язык что-то говорит, но эта речь не запоминается, вспыхивает и тут же исчезает, словно быстрые кадры.
- Я почти никогда не кончаю в таком опьянении – с трудом выговорил Брайан, следя за тем, как Сэм уничтожает полоску порошка.
- Ммм… ты… мм… первый…
- Что?
- Ты первый, с кем я вообще позволил себе нечто подобное. Даже поцелуй. Ты первый.
- Ты гонишь…
- Правда
- Завтра ты будешь жалеть об этом.
- Плевать на то, что будет завтра. Может завтра я сдохну…
- И я… тоже… завтра… сдохну… - задумчиво произнес Брайан, глядя в пол.

Он не помнил, как это началось. В сознании запечатлелось только то, как его рвало, кажется была кровь, наверное из носа. Потом все кружилось, он помнил холодный душ, чьи-то голоса. Он думал, что ему привиделось лицо Стэфа, кто-то поднял его на руки и понес на кровать, а потом гладил по голове и успокаивал, что-то шепча и целуя то в щеку, то в лоб…

Утром он открыл глаза и увидел сидящего рядом Стэфа. Он повернул голову и вымученно улыбнулся, почему-то сказав:
- Приехали…
Брайан с трудом оторвал голову от подушки, его слегка тошнило, кружилась голова.
- Как ты? – спросил Стэф, проведя рукой по его щеке.
- А ты… что ты тут делаешь?
- Я всю ночь сидел рядом с тобой, боялся, что тебе опять будет плохо.
- Ты всю ночь не спал?
Стэф не ответил. И так понятно.
- А что насчет… - начал Брай, но Стэфан его перебил.
- Тот парень ушел вчера. Я попросил его уйти. Да он и сам не особо хотел оставаться, увидев тебя в таком состоянии.
- Я… Я… Стэф, я… мне хочется….
Брайан упал на постель и разрыдался. Впервые за столько времени, он плакал как маленький ребенок, содрогаясь от всхлипов и пытаясь что-то сказать, но получались только невразумительные звуки. Стэфан лег рядом с ним, крепко прижав к себе.
- Ничего, малыш… я с тобой. Мы справимся. Спи…


Часть 2

«…иногда тебе хочется чего-то большего, я вижу это, я знаю. Ты так похож на меня, Брайан. Столько раз меня убивали, что я сбиваюсь со счета. Но все равно мне кажется, что я люблю тебя, Брайан. Ты ведь не видишь меня, не знаешь меня, но я люблю тебя. Я занимаюсь с тобой любовью, когда слушаю твои записи и достигаю оргазма на твоих концертах. Я люблю тебя, Брайан.»

Молко дочитал записку и швырнул ее на стол. Двадцать первая за этот месяц. После каждого концерта и просто так. Иногда ему казалось, что этот человек сошел с ума. Брайан не знал его имени, более того – он не имел понятия о том какого пола этот человек. Эти письма, всегда такие до боли откровенные, интимные, трогательные. Иногда он улыбался, читая их, иногда ему хотелось плакать, а пару раз он их даже рвал.
«Какого черта? – думал Молко, подкуривая сигарету – какого черта ему от меня надо? Или ей? Чего она пытается добиться?»
В гримерку вошел Стэфан с двумя бутылками водки в руках. За ним тащился Билл, пара ребят из технарей сцены и две девушки очень агрессивной внешности. Розово-черные волосы, тонны колец и сережек. Стэф молча поставил бутылки перед носом Брайана и сел рядом на диван. Бри протянул ему записку. Стэф прочел, корча странные физиономии, затем выкинул ее куда-то за диван, обнял Бри за плечо и шепнул ему на ухо:
- Зачем ты читаешь подобную дрянь? Тебе эти записки тоннами приходят, ты ни над одной не грузился. А теперь сидишь и думаешь, философ доморощенный….
- Не знаю, Стэфан, отвали. И зачем ты ее выкинул?
- Подобрать? – Стэф удивленно отстранился от Брайана – И что ты с ней будешь делать?
- Ладно, забей. Это кто? – Бри указал пальцами с зажатой в них сигаретой на компанию присутствующих.
- Это наш с тобой веселый сегодняшний вечер. А не похоже? – улыбнулся Стэф и чмокнул Бри в щеку – А что?
- Ничего. Просто у меня сегодня небольшая встреча.
- Небольшая?
- Ага – кивнул Бри – Но очень важная.
- И что ты хочешь сказать? – Стэф встал напротив Бри, заслонив его от компании – Что ты уходишь? Или мне уйти?
- Знаешь, мне кажется, что это парень… - произнес Брайан глядя между ног Стэфа на присмиревших на диване девушек – Это точно парень.
- Какой парень? Ты о чем?
- О письмах. Ладно, все, хватит уже об этом!
Сначала они хотели выпить по рюмочке. Но потом продюсер шоу, на котором они выступали, принес бутылку коньяка, и шоу продолжилось. Брайан не отставал от товарищей ни в веселье, ни в количестве выпитого, но уже по привычке никого к себе не подпускал близко, а через четыре часа спокойно уснул на том же самом диване.

Он проснулся утром и тут же почувствовал ужасную головную боль и жажду. Ну, как всегда. Брайан спустил затекшие ноги с дивана и обнаружил, что совершенно один в пустой комнате, наполненной запахом дыма, спиртного и приторных женских духов. В холодильнике ничего не было, кроме колы, а в пачке осталась только одна сигарета. Ее-то Брайан и решил с наслаждением выкурить, как только дозвонится до Стэфа и выматериться на него, за то, что бросил его одного и смылся…
Поиски мобильного телефона не дали результатов и к Бри, постепенно с отрезвлением приходило чувство страха. Он искал его, где только возможно, в конце концов, отряхивая колени, он сел на диван и нервно выкурил заветную сигарету, судорожно переминая в руке пачку. Кое-как подтерев размазавшийся макияж, он через пятнадцать минут выскочил из гримерки.

Оказавшись в номере гостиницы, он мысленно порадовался, что документы и деньги остались при нем. Стэфа в гостинице не было и, по словам администратора, он не появлялся там со вчерашнего дня. Брайан принял душ, ощутив долгожданную легкость и приятную сонливость, при обновленной ясности ума, и рухнул на кровать. Потолок начал медленно и приятно кружиться, Брайан хотел подумать о чем-то важном, но даже мысли о потерянном телефоне не помешали ему сладко уснуть.

Его разбудил настойчивый стук в дверь. Видимо он продолжался давно, потому что Бри помнил, что всю вторую половину сна он его слышал. Запахнув халат, он подбежал к двери и распахнул ее, забыв спросить «кто там».
Стэф имел довольно помятый и не совсем трезвый вид. Он отодвинул Брайана от двери и, войдя, тут же на пороге рухнул на пол и свернулся клубочком, как маленький ребенок. Брайан сел рядом с ним на пол и начал тормошить за плечи. С трудом, но ему удалось его приподнять и позволить облокотиться на стену. Стэфан открыл глаза и как-то криво и нерешительно улыбнулся.
- Стэф, какого хрена? – Брайан слегка потрепал друга по щекам – Ты где был? Почему ты в таком виде, блин?
- Молко… хватит орать… дай покурить… - Стэфан закрыл глаза и зевнул. Его взгляд совершенно не мог фокусироваться на Брайане, он блуждал где-то вдалеке.
Пока Брайан шел за сигаретами и водой он понял, что Стэфан закинулся если не колесами, то чем-то похуже и посильнее. Напоив его, он кое-как довел его до дивана и уложил спать. Перед этим он обыскал карманы Олдсдала и обнаружил там заветный мобильник. К сожалению не свой, но это хоть как-то могло ему помочь.

- Черт, какой же у него номер… 779.. нет, черт, не то… да твою мать!
Брайан уронил телефон на стол и ушел одеваться, чтобы хоть как-то отвлечься и, может быть, вспомнить номер Стайпа. Именно с ним у него должна была состояться вчера встреча, о которой он благополучно забыл.
Но номер в голове не получался. Абонент Стива не отвечал, а звонить в полицию Бри как-то не решался, хотя следовало бы сделать это в первую очередь. Но Брайан все еще надеялся, что согруппник объяснит ему исчезновение телефона.

Через два часа Стэф проснулся и тут же помчался в душ, ему казалось, что он недели две провел на помойке, трахая скунсов. Вернувшись, он обнаружил на столике записку:
«Я в кафе, твой телефон у меня. Спускайся, как только придешь в себя. Брайан».

Стэфан выглядел на удивление бодро и свежо, как будто не он пару часов назад спал в коридорчике, не в состоянии внятно разговаривать.
- Привет! Соком балуешься? – улыбнулся Стэф и элегантно присел напротив Бри за маленький круглый столик, успев поймать на себе полный ненависти взгляд.
- Знаешь, что я сейчас должен сделать? – процедил Бри, постукивая пальцами по кромке чашки.
- Нет. Что? Заказать мне тоже сок? – уже более нерешительно расплылся в улыбке Стэф.
- Неа… я должен послать тебя к черту, добавив при этом, что ты последняя свинья. Ах, да, нежелание тебя видеть дней пять в эту речь должно войти.
- Ты что, Брайан? И зачем ты взял мой телефон? Своего что ли нет? – усмехнулся Олдсдал.
- Ах ты, пьяная сука! – Бри так резко наклонился к Стэфу, что тот даже отпрянул – Во-первых, ты вчера меня бросил одного и куда-то исчез. Во-вторых – ты не пришел даже утром, а приперевшись в конце концов, ничего мне не объяснил, потому что ширнулся. Или нюхнул, но это уже неважно. А в-третьих какая-то тварь украла вчера мой телефон, ты это понимаешь? Ты понимаешь, что это значит, кретин?!
- Во-первых – Стэфан тоже наклонился к Бри – Не ори на меня. Во-вторых, я вообще не помню, что вчера произошло. Когда ты меня кидаешь и на несколько дней исчезаешь в неизвестном направлении – это нормально? И, в-третьих – ты звонил в полицию?
- Нет, не звонил! – Брайан рывком откинулся на стуле и вытащил из пачки очередную сигарету – Я надеялся, что телефон у тебя. И какого черта ты так нажираешься, если мы пьем не в своей компании? А если бы тебя грохнули? Ты хоть что-то помнишь?
- Помню. Помню, как я с кем-то спал на диване в доме напротив гостиницы. Потом проснулся один. Пошел к тебе.
- Что с телефоном делать, Стэф? – уже жалобно произнес Бри и с надеждой уставился в глаза друга.
- Сейчас что-нибудь решим. Ты заблокировал сим-карту? – спросил Стэф, нажимая кнопки на телефоне.
- Естественно. Но вот номера у меня, кажется и в самом аппарате записаны…
- А я говорил тебе этого не делать! Говорил?
- Все это уже не важно, черт побери! Ты представляешь, кто там записан, какие люди. Он попадет в руки какого-нибудь придурка и все…
Внезапно телефон в руках Стэфа завибрировал. Звонок шел с незнакомого номера.
- Я слушаю… да… да, сейчас, он все объяснит.
Стэф протянул трубку Бри.

- Брайан, это Майкл, привет!
- О, боже… - Брайан даже не нашел что сказать, кроме – Как это ты нашел этот номер?
- Неважно, главное, что нашел. Где ты был, что с тобой?
- Слушай, у меня проблемы небольшие… знаешь, просто вчера…
- Просто я вчера нажрался, дорогой Майк, я дурак, прости, прости… - усмехнулся Стэф
- Что вчера случилось? Ты где сейчас? – говорил в трубку Стайп, его голос был отчетливо слышен даже Стэфану по другую сторону стола. Поэтому Брайан отвернулся от Стэфа, и тому стали слышны лишь обрывки фраз.
- Да… да я потом расскажу… хорошо, давай там и увидимся… в 16?... пока.
- Ну, как? – спросил Стэф, когда Бри положил трубку.
- Нормально. Я сейчас поеду к нему. Оплати номера до завтрашнего вечера, хорошо?

Машина неслась по тонким улочкам французского города, иногда Брайан с ужасом впивался ногтями в обивку сидений, ему казалось, что еще немного – и они врежутся вон в то здание или в тот магазин, примостившийся между двух жилых домов. Когда такси, наконец, притормозило у маленького, старого кафе, Брайан даже поблагодарил бога на французском, но ушел из машины по-английски.
В кафе было тепло и пахло свежими булочками с корицей и вареным кофе. За небольшими столиками из светлого дерева практически никого не было. Брайан прошелся по кафе, поглядывая на посетителей и, но знакомого лица так и не увидел. Он выбрал себе столик у окна и заказал официанту крепкий кофе.
Пока Брайан наслаждался булочками и кофе, за столик позади него сел молодой человек лет 20ти. Сначала он словно не замечал Брайана, но потом все его внимание было полностью сосредоточено на нем.
Прошло минут пятнадцать. Брайан нетерпеливо поглядывал на часы, удивляясь, почему Майкл так опаздывает. Неожиданно он увидел, как к нему подсаживает молодой парень.
- Мистер Молко? – произнес он на английском.
- Да… а вы кто? Я думаю, вы могли бы спросить разрешения, прежде чем сесть сюда.
- Красивый город, да? Вам здесь нравится? – улыбнулся парень, отворачиваясь к окну.
- А почему это тебя интересует? И вообще, я попросил бы тебя пересесть, у меня встреча. – процедил Брайан сквозь зубы.
- Встреча? Как интересно…
- Я не вижу оправдания подобному тону разговора со мной. Может быть мне позвать официанта?
- И что? – ухмыльнулся парень – Он выпишет мне штраф? Вообще-то это кофейня принадлежит моим родителям. Так что все ваши усилия меня отсюда вышвырнуть, мистер Молко, пройдут даром.
- И что ты от меня хочешь? – Бри наклонился к возмутителю спокойствия – Автограф?
- Нет – засмеялся парень – Автограф у меня уже есть и не один. Даже фотография. Может нам просто побеседовать?
- Может тебе просто пойти на х*й? – очаровательно улыбнулся Брайан.
Парень расхохотался во весь голос, а отсмеявшись, произнес:
- Брайан, ну хватит, ну неужели ты меня не узнаешь?! Ну, я друг Стэфана! Мы появлялись с ним иногда вместе в клубах, я даже как-то пытался попасть к вам на репетицию… когда еще Стив был с вами. Ну? Вспомнил?
Тут настала очередь Брайана улыбаться.
- Пьер? Я тебя вообще не узнал! Нельзя так пугать людей.
- Извини, извини, не удержался, хотел посмотреть на твою реакцию – захихикал Пьер – Прости.
- Прощаю… слушай… - Брайан заоглядывался – тут нельзя курить?
- Неа… - покачал головой Пьер – Но если хочешь – пошли со мной.
Парень взял Бри за руку и повел за собой куда-то в дверь, потом на лестницу и, наконец, они вышли на балкон, заставленный цветами и увитый зеленым плющом с ярко розовыми бутонами.
Брайан с наслаждением затянулся беловатым дымом, и Пьер тоже попросил у него сигаретку.
- Я вообще редко курю. Но в твоем присутствии почему-то тянет – улыбнулся он.
- Да… - протянул Бри – Я вообще очень заразный сучонок, чтоб ты знал.
- Как там Стэф – несмело поинтересовался Пьер, стряхивая пепел на улицу.
- Нормально. Отсыпается после вчерашнего. Вы не общаетесь больше?
- Да… так себе… - промямлил Пьер – Редко. Если честно, я перед ним виноват, но не хочу больше лезть в его жизнь. У нас с ним пути не сходятся, наверное…
- Почему?
- Он слишком… он слишком сильно стал частью моей жизни, а я не люблю несвободу, понимаешь. Я не люблю, когда кто-то от меня зависит. Я говорю про любовь.
- Неужели ты никогда не любил? – удивился Бри и повернулся к Пьеру, облокотившись о перила балкона.
- Я… может быть, может быть. Но я не хочу повторять это снова, поверь мне. Это не для меня.
- Может, ты еще не дорос до этого – пожал плечами Брайан – Ко мне это чувство пришло гораздо позже, чем хотелось бы.


Спустившись обратно в кафе, Брайан увидел Стайпа, стоящего в дверях кафе и оглядывающего помещение.
- Майкл! – Брайан буквально кинулся к нему – Майкл, привет!
- Черт возьми, Молко, я безумно рад тебя видеть! – Стайп долго не отпускал Брайана из объятий, вызывая недоуменные усмешки непросвещенных в рок-музыке официантов французского кафе.
- Я тебя тоже. Я думал ты уже не придешь! – Брайан слегка отстранился от Майкла и посмотрел ему в глаза – Мне кое о чем нужно тебе рассказать. Пойдем за столик – он кивнул на то место, где недавно встретился с Пьером.
- Пойдем! – Стайп улыбнулся Бри, а потом снова прижал его к себе – Я соскучился. А ты все такой же маленький.
Брайан рассмеялся:
- Я не могу больше расти, мне уже 35!
- Тебе всегда 20, Молко, ты меня не обманешь…

Они сели за столик и заказали еще кофе. Брайан не без смущения рассказал ему, почему не пришел на встречу вчера, и что случилось с телефоном. Он закончил это тем, что теперь ему ничего не остается делать, как идти в полицию.
- Ну, подожди… ты только не нервничай так… сильно, хорошо?
- Майк, я не могу не нервничать! – Брайан даже стукнул ладонью по столешнице – Это невыносимо, эта неизвестность. Я не знаю, что делать с этим, понимаешь?
- Я все понимаю. Мы все решим. Не нервничай. Кстати, я разговаривал с Томом. Вы недавно виделись?
- Да, недели две назад – вздохнул Брайан – И как они там сейчас?
- Том на одной важной конференции по поводу спасения Земли… Ну как обычно. Жаль, я не поехал, мне бы хотелось посмотреть в глаза некоторым людям из Greenpeace… но тебе это не интересно - пожал плечами Майкл – Джонни с головой в своем сольнике, а…
- А ты – перебил его Брайан – Ты как?
- Отлично. Я отдыхаю.
- А что ты делаешь во Франции?
- Заехал к одному знакомому, поинтересоваться как у него дела.
- И все? – удивился Брайан.
- Да. А что? Ты же знаешь, я вполне способен на такое. Кстати, Том был бы счастлив, если бы ты заехал к ним в гости в Оксфорд.
- Что?! – Брайан поперхнулся, и Майклу пришлось даже постучать ему по спине – Что? Я? К ним? В студию?
- Зачем? Домой. В гости.
Не успел Бри удивиться еще раз, как к их столику неслышно подошел официант и протянул ему белый листок бумаги.
- Кажется, это вам. – Произнес он на французском.
Брайан взял двумя пальцами свернутый листок, но открыть его пока не решался.
- От кого это?
Официант оглянулся, но увидел лишь мерно покачивающийся колокольчик над дверью.
- О… видимо этот молодой человек уже ушел. Он просил это передать.
Официант слегка поклонился Брайану и ушел, оставив того в полном недоумении.
- Ну что же ты? Читай, интересно. – Вывел его из ступора голос Стайпа, перегнувшегося через столик к Бри.
Брайан развернул послание. На нем четким и знакомым почерком было написано:
«Привет, Брайан. Надеюсь, что я не отвлек тебя от важного разговора. Хочу лишь сказать, что у меня есть то, о чем ты сейчас так грустишь. ОН в целости и сохранности. Только аккумулятор сел. Я не буду шантажировать тебя. Я просто отдам его тебе. Но у меня есть одно маленькое условие – мы должны встретиться лично. Сегодня, в 20.00, адрес я укажу ниже. Это небольшой клуб, тебе там понравится. Приходи один, хорошо? И не бойся, тебя никто там не увидит. Кроме меня. Да, и еще… я люблю тебя.»

- Господи, Молко, неужели ты пойдешь? – тихо воскликнул Майкл после небольшой паузы.
- Вот… сучонок – громче, чем следовало выругался Брайан и швырнул листок на стол – Как долго это может продолжаться?
- Что «это»? – не понял Майкл.
- Если я не ошибаюсь – это двадцать второе послание за месяц. Сегодня надо будет выяснить, наконец, что это за идиот.
- Ты пойдешь туда с охраной? – с надеждой высказался Стайп, допивая кофе.
- Я не знаю – Брайан схватился руками за голову – Прямо шпионский боевик, мать его… Можно я позвоню Стэфу?

В 19.58 Брайан выходил из такси на освещенной разноцветными вывесками улице. Тот клуб, о котором говорилось в записке, внешне выглядел наиболее вызывающе. Молко с улыбкой вспомнил, что такие заведение он больше всего любил посещать в дни своей бурной молодости.
Он оглянулся на такси. Там его ждал Стэф, Майкл и Билл. Через 20 минут они отправятся на его поиски, если вдруг «любовное свидание» затянется надолго.
В клубе его встретила песня Queen. Брайан естественно узнал ее. You don’t fool me, она как нельзя кстати подходила к данной ситуации. Людей в клубе было довольно немного, и вообще атмосфера ему уже нравилась. Он спокойно прошел к дальнему углу помещения, сел за столик и нервно закурил. Золотая молодежь Франции, вариант «периферия». Причудливые наряды, прически, тонкие сигареты в наманикюренных пальчиках, долгие взгляды, взмахом ресниц исчезающий интерес, нити запаха дорогих приторно-сладких духов, длинные сережки, отражающийся от стен и пола красно-оранжево-зеленый свет. Это все возбуждало и отталкивало одновременно, Брайан знал, что творится в туалетах и на дальних столиках подобных заведений. Убитые кокаином и вином планы на будущее превращались в сплошной сладковато-холодный туман.
Через пять минут Брайана кто-то тронул за плечо.
- Привет, красавчик. Скучаешь?
Детка была одета в полупрозрачную блузку и мини-юбку. Короткие черные волосы ежиком торчали на голове.
- Не хочешь закинуться? У меня есть кое-что вкусненькое… - промурлыкала она на ухо Брайану, но тут ее кто-то резко отдернул за руку.
- Киска, иди лови мышку в другом месте, договорились? – услышал Бри чей-то полузнакомый голос.
Девушка что-то пшикнула в ответ, но отошла. А напротив сел человек, которого он никак не ожидал увидеть.
- Привет, Брайан…
- Привет. Ты снова рядом со мной. Ты охотишься за мной, да? – улыбнулся Бри.
- В принципе ты прав. Я принес его.
Пьер положил на стол телефон. Такой знакомый утерянный телефон.

Может быть, они молчали минуту, может пятнадцать, может целый час. Брайан переводил взгляд то на Пьера, то на телефон. Потом он поспешно спрятал телефон в карман и резко встал, чтобы уйти, но Пьер оказался проворнее. Он заслонил собой проход и в неумелом отчаянном желании задержать, чуть не плача проговорил:
- Брайан! Пожалуйста. Я прошу всего минуту. Я прошу. Пожалуйста. Дай мне минуту поговорить с тобой. Я понимаю, ты немного шокирован, но…
- Немного?! Я сдам тебя в полицию и это ты им будешь объяснять, придурок! Ты понимаешь, какого черта ты делаешь? Ты уже сделал! – Брайан говорил на повышенных тонах, немудрено, что половина клуба уже заинтересовалась этим. Впрочем – лишь на пару секунд.
- Брайан, пожалуйста, давай… давай присядем! Пожалуйста, дай две минуты, я все объясню!
- Я не хочу слушать твои дерьмовые объяснения, ты…
- Я прошу…
Брайан видел, что мальчик сейчас кинется в истерику или упадет в обморок от волнения и решил все-таки послушать, что ему скажут. Хотя внутри он готов был порвать этого малолетнего идиота на куски или отдать бешеным псам.
- У тебя две минуты. Две, понял? – Молко для убедительности показал парню два пальца.
- Я не знаю с чего начать – замялся Пьер, сжимая в ладони костяшки пальцев другой руки.
- Начни с того, зачем ты все это писал. Зачем? Убеди меня в своей правоте. – Брайан снова закурил, казалось, что только это занятие мешает ему снова вскочить с места и уйти.
- Все, что я писал – это правда. Я действительно так считаю, и я действительно… люблю тебя. – Медленно проговаривая слова, смотря в одну точку на поверхности стола, начал Пьер – Сначала я с восторгом думал об этом, о тебе. О том, что ты есть. А потом… - Пьер глубоко вздохнул и продолжил – Потом я захотел тебя убить.
- Прекрасно… - рассмеялся Бри – Дальше.
- Ты был столь недостижим, что мне захотелось, чтобы ты умер. Я бы оплакивал тебя, я бы думал о тебе, не требуя ничего взамен, я бы не стал молить Бога о встрече. Эта любовь… высосала меня до капли, я не мог улыбаться, я не мог думать ни о чем, я напивался каждый день, только чтобы выкинуть тебя из головы. Я решил попробовать наркотики, чтобы забыть о тебе. Я бы с радостью стал овощем, а не вот так вот… всю жизнь…
- Постой-постой – перебил Брайан – Ты меня винишь в том, что решил покончить с собой таким извращенно-замедленным способом?
- Нет! – замахал руками Пьер – Но… в глубине души я всегда буду ненавидеть тебя за это.
Наконец он поднял глаза на Брайана. Смесь обожания, боли и тоски, огромные голубые глаза молодого француза выдавали все его чувства. Брайан с удивлением отметил про себя, что подобные этим по красоте глаза он видел лишь однажды. Только не помнил где.
- Брайан, прости меня еще и за сегодняшнюю ложь. Я ведь виделся со Стэфом. Как раз в тот день, когда… я… - он снова тяжело вздохнул и потер переносицу – Он был у меня дома ночью. Я дал ему то, чего он хотел. Чего он уже давно хотел. Мне тогда казалось, что я все делаю правильно, мне казалось, что ничего не теряю…
- А сейчас? – тихо проговорил Бри – Что ты потерял?
- Смысл жизни. Наверное. – Так же тихо ответил Пьер и запустил тонкие пальцы в густые светлые волосы, уронив голову на руки.
Брайан молча смотрел на него. Туго свернутая пружина его раздражения и презрения потихоньку разворачивалась, раздвигая темное поле ненависти, казалось – вот-вот и что-то произойдет, но… нет. Пружина превратилась в тонкую скучную нить безразличия.
- Ты должен подумать над этим. Это в твоих силах. Ты должен решить, что такое – истинный смысл жизни. Прости, я не могу быть твоим учителем. Может быть в чем-то я кусок дерьма. И сволочь. Я не могу решать заслужил ты это или нет. Это ты поймешь потом, гораздо позже. В любом случае ты накажешь себя сам.

Брайан вышел на улицу, ливень решил смыть Францию с лица земли. Такси по-прежнему ждало его у входа и там по-прежнему его ждали друзья. Брайан сел в машину и увидел как из клуба выходит Пьер, подняв высокий воротник. Он смотрел на Брайана через мокрое стекло и у того складывалось ощущение, что еще немного и этот странный причудливый образ влюбленного до глупости парня размоет, не оставив и следа. Машина начала разворачиваться, дорога была пуста. Через стекло, Брайан видел, как Пьер ступил на дорогу, как бы провожая его, или желая пойти следом.
- Брайан… - Стэф, сидящий сзади, слегка потряс его за плечо – Как там все прошло? Что случилось?
- Я потом расскажу. Мне почему-то отчаянно хочется нажраться.
- Устроим – засмеялся Билл.

Машина удалялась в сторону гостиницы, и Пьер становился все дальше и дальше, но Брайану было не легче. Он чувствовал себя разбитым и опустошенным, он бы сейчас с радостью разозлился на что-нибудь, чтобы снять с себя эту противную липкую пленку чувства незавершенности.

…- Брайан?
- Да, Стэф.
- Я хотел тебя спросить, пока мы не спустились к ребятам в холл… скажи мне, кто это был?
- Это был Пьер. – Ответил Брайан и обнял Стэфа, положив ему голову на грудь – Милый… милый Стэф…
- Брайан?
- Ты дурак… да?
- Да – со вздохом согласился Стэф.
- Я все равно люблю тебя. Ты мой самый родной и близкий… я не хочу, чтобы тебе было больно.
Брайан встал на цыпочки и поцеловал Стэфана в губы долгим и теплым поцелуем.


Часть 3

Господи, не оставляй меня одного, дай мне сил, Господи… я не могу больше жить, но я должен, ради моих родных и близких, Господи… помоги мне. Я прошу всего лишь самую малость, укажи мне путь, скажи, как должно быть дальше, что было неверно, господи боже… протяни мне руку помощи, господи, выведи меня из тьмы, я запутался, я заплутал на этом пути… Господи, помоги, дай мне сил, господи… Господи, я знаю, ты любишь меня, помоги мне, я слишком много пережил, дай мне умереть, если так нужно. Или дай мне сил дальше жить, господи… эти тени мучают меня, помоги, помоги, помоги… я жду спасения, Господи, убей меня, если так нужно, не дай мне больше мучаться, господи, не дай, не позволь им больше терзать меня, пусть они уйдут, Господи… верни меня, верни все, что еще не разрушено, верни меня в реальность, я прошу тебя… не дай им завладеть мной, они утащат меня с собой, помоги, господи, помоги, помоги, подскажи, что я сделал не так, как искупить свой грех, господи… дай, мне ответ. Прости меня, прости, прости, прости, прости…


- Брайан?
Он повернул голову. Позади него стоял Стэфан, положив ему ладонь на плечо.
- Брайан – повторил Стэф – Что с тобой?
- Что? – Брайан даже не нашел, что ответить
- Ты… молишься…
- Стэф… прости меня. Но я не могу больше.
- Брайан, я люблю тебя больше жизни. Пожалуйста, послушай меня. Ты не виноват.
- Как и в прошлый раз, да? – Голос Бри сорвался на какой-то совершенно незнакомый крик.
- Ты не виноват, Брайан, послушай меня. Ты не виноват… не виноват…
Стэфан коснулся бледной, как у призрака щеки друга и прошептал ему на ухо, скользнув губами по щеке:
- Ты не виноват, Брайан. Ты не виноват.
- Стэфан!
Бри встал с колен, но, не выдержав головокружения, прижался к стене.
- Стэфан, я не могу жить с этим. То, что я делаю сейчас, возможно – самое искреннее и ценное из всего, что я делал в жизни. Стэф… прости меня…
Брайан спустился по стене на пол и зажал голову руками. Хрипы рвались из его груди, смешиваясь со слезами; словно чужие, всхлипы разрывали тишину покорной ночи, прерывая ее покой.
- Брайан… я люблю тебя, Брайан, не делай этого…
Стэфан подошел к Бри, обнимая его и прижимая к себе. Он чувствовал, как сильно бьется его сердце, словно крохотная птичка, вырывающаяся из плена, бьющаяся из последних маленьких сил.
- Пожалуйста… ты не заслужил этого, ты не должен так…
- Стэф! – Брайан изо всех сил сжал в руках друга – Я не могу больше. Я несу смерть, я несу ее, ни одна смерть не стоит этого, прости меня… ни одна смерть не стоит моей жизни, прости меня… Помоги мне, помоги мне, помоги мне…
- Все будет хорошо, все будет…

Стэфан отнес притихшего Брайана на постель и лег с ним рядом, беззвучно плача, уткнувшись ему в шею. Еще позавчера все было хорошо.


Они выползли из бара далеко заполночь. Брайан, держась за Стэфана, кое-как вполз в лифт отеля, помахав рукой Биллу и Майклу.
Упав ничком на кровать, не раздеваясь, он в молчаливой прохладе наслаждался кратковременным одиночеством. Тени разбредались по стенам комнаты, причудливыми узорами колебания штор рисовали незнакомые картины на белоснежных стенах. Он словно вернулся в детство, когда с замиранием следил за странными неземными существами, которых рисовало его воображения, когда в доме стихали последние звуки, и реальность неслышно уступала место фантастике. Немногочисленные игрушки на полках оживали и следили немым взором за тем, что происходило за окном, а Брайан, еще сильнее закутавшись в одеяло, наслаждался сладковатым ужасом.
Воздух струился из-под прозрачных штор из открытого окна, гладил его по щекам, забирался под майку, приятной щекоткой нагоняя сон и освежая мысли. Брайан сжал рукой подушку, мысли о сегодняшнем вечере снова забрались в его голову, отгоняя тени от углов кровати, возвращая в привычную реальность. Голос Пьера зазвучал в его голове словно магнитофонная запись, отрывками вспоминались слова, эмоции. Брайан перевернулся на другой бок, в голове приятно зашумело. Он, кажется, что-то упустил. Самую малость, которая может что-то изменить в правильную сторону. Но уже, наверное, поздно об этом думать, просто выкинуть это все из головы.
Но выкинуть не получалось, Брайан четко видел фигуру, залитую дождем, в неясном размытом стекле.
Он подошел к окну, ветер дыхнул на него мирной прохладой. Город тонул в ночи, разбавленной неясными призраками отражений тусклых фонарей в мелких лужах.
«Хорошо, если ты уйдешь, Пьер. Уйди от меня, не хочу думать об этом, не хочу…»
«Так-так-так-так!» - отвечали ему капли, разбивающиеся о лужи, падая с высоких крыш.
- Почему я должен думать о тебе, маленький Пьерро? – Брайан усмехнулся своим словам и высунулся в окно. – Клоун… ты просто клоун, я забыл тебе это сказать.
Брайан поежился, мурашки побежали по телу, когда порыв ветра снова скользнул ему под одежду. Он в последний раз взглянул на гостиничный дворик и закрыл окно.

- Брайан…
Бри открыл глаза. Вокруг была только пустая комната, те же белые стены, утерявшие свою ночную прелесть, разбросанные в хаотичном порядке вещи на паркетном полу. И он по прежнему был один, видимо в утренней дреме ему просто послышалось. Он еще сильнее закутался в одеяло, прислушиваясь к голосу мерного дождя за окном.
- Брайан…
Бри привстал на кровати. Наконец он расслышал стук в дверь, такое робкое слабое постукивание, видимо кончиками пальцев.
Это вряд ли был Стэфан, ведь он сначала звонит по внутреннему телефону или по сотовому. Он вскочил с кровати, в спешке скинув одеяло на пол, и открыл дверь.
- Билл? Что случилось?
- Мм… как тебе объяснить, Брайан. – Билл смотрел в пол, иногда сжимая пальцами дверной косяк – Ты не мог бы быстренько собраться и спуститься вниз?
- А ну-ка…
Брайан, несмотря на свой маленький рост, взял Билла за ворот рубашки и втащил в номер. Усадив гостя на кровать, он оперся спиной на дверь и скрестил руки.
- Хватит с меня загадок. Что случилось?
Билл все так же виновато рассматривал пол и щелкал суставами пальцев.
- Слушай, Стэф ушел…
- Что значит ушел? Куда?
Брайан удивленно взглянул на Билла, но тот не удостоил его ответным взглядом.
- Билл… объясни мне, будь добр, что случилось?

Голос Брайана понемногу терял нотки уверенности, наполняясь каплями тревоги и страха, каждая из которых могла стать последней.
- Он… Он постучал ко мне в номер. Ночью. Сказал, что уходит. И все…
- Что значит «и все»? – усмехнулся Бри – Ты не спросил его, куда он уходит и почему? С чего бы Стэфу пришло в голову куда-то свалить ночью?
- Брайан! – Билл поднялся с кровати и решительным шагом направился к двери – Я не знаю! Ну извини меня! Но я был не в том состоянии, чтобы спрашивать о чем-то! А тем более о такой глупости!
- Хорошо, подожди… - Брайан удержал собравшегося уходить Билла за рукав – То есть он до сих пор не вернулся и телефон не отвечает?
Билл молчал. И так все было понятно.
- Черт возьми… я сейчас спущусь… - произнес Молко, потирая саднящие виски.
- Только вот… Он вчера говорил про какую-то свою давнюю любовь. Не знаю. Может это как раз и связано с Пьером?
- Ты прав… - Брайан судорожно сглотнул. Его почему-то начинало подташнивать, и к сердцу подкатывала необъяснимая тревога.
- Только Брайан – Билл взял Бри за плечи и слегка встряхнул – никаких опрометчивых поступков и самодеятельности. Я почему-то уверен, что часа через два он вернется…
- А я совсем не уверен – перебил его Бри – Спускайся вниз, я сейчас.

Дождь затих. Ветер прерывисто завывал за стеклом, выплескивая свою ярость и неудовлетворенность на прохожих, истязая плащи и выбивая из рук зонты. На светящемся табло прогноз погоды в двух словах: ветер, дождь. На сером лице неба только злость и усталость. Лениво поднимая в воздух случайные обрывки бумаги и листья, ветер со злостью швырял их в стекло машины, прямо в глаза Брайана, словно обвиняя его во всех несчастьях.
- Слушай, Бри, может мы рано забили тревогу?
- Рано? – Брайан пристально посмотрел на Билла – Я не думаю. Три часа дня. Он ушел ночью. Он не объявляется. Мы и так многим рискуем, что никому об этом не сообщаем…
- Хотя тебе, конечно, хочется вывесить на улице транспаранты с его лицом и твоим контактным телефоном. – Слегка улыбнулся Билл.
- Не сомневайся – ответил Брайан и отвернулся к окну.

Пробка на дороге не желала рассасываться, а тревога в сердце – куда-то исчезать. Брайан уже забыл, тогда в последний раз так волновался. Когда первый раз летал на самолете? Когда у него рождался ребенок?
Ожидание трагедии, как бесцветный мужчина в сером костюме. Всегда где-то рядом, невозможно потерять его из виду, как только ты отвлечешься – он всегда неподалеку, поглядывает на тебя из толпы прохожих, белесыми глазами наблюдает за тобой из подворотни, где-то за перекрестком тянет руку, пытаясь дотронуться. И железная коробка такси не избавит тебя от страха перед этим мужчиной, никакая надежда на лучшее не поможет закрыть глаза и не ощущать на себе равнодушный взгляд. и он будет преследовать на каждом шагу, на каждой улице выглядывать из окон и своими плотно сжатыми губами будет шептать тебе: «вот-вот… уже скоро ты увидишь… жди…».

Такси завернуло на знакомую улочку. Брайан, слегка пошатываясь, вышел из машины и направился к дверям уже знакомого кафетерия.
Официанты беззаботно щебетали о чем-то у окна, один из них подошел к Бри и предложил ему присесть. Вежливо отказавшись, Брайан поинтересовался:
- Скажите… а вам знакомо имя Пьер? Он тут часто бывает и, кажется, он сын владельца…
- Да, конечно! – официант улыбнулся – Ему что-то передать?
- Нет. Скажите, где можно его найти?
- О, простите, никак не могу знать. Что-нибудь еще? – все с той же улыбкой на губах спросил официант.
- Да… - глубоко вздохнул Брайан – Если он появится – передайте ему, чтобы он обязательно позвонил мне.
Официант старательно записал номер Бри в блокнот и, слегка склонив голову, попрощался.

Брайан раздраженно хлопнул дверью машины. Биллу все стало ясно.
- Я не знаю, что делать. – Сдавленно проговорил Брайан – Я не знаю, где он. Не знаю, что с ним. У меня больше нет вариантов.
- Так, малыш, не теряй присутствие духа. – Он продиктовал водителю адрес и снова откинулся на заднее сиденье, когда машина тронулась – Я не хочу возвращаться сейчас в гостиницу, а ты?
- Нет.
Брайан отрицательно помотал головой. Ему вообще ничего не хотелось. Только найти Стэфана, как следует врезать ему, а потом расцеловать и прижать к себе, зная, что он рядом, что с ним ничего не случилось.


Горячие губы долгими поцелуями касались шеи, руки ласкали обнаженное худое тело, периодически спускаясь все ниже и ниже живота, проделывая игривый путь по бедрам и снова возвращаясь к лицу. Влажные прикосновения языка к губам, ключице, маленькой впадинке за ухом только распаляли возбуждение, распространяющееся по телу медленными приливами. Тихие стоны неслышно вырывались из груди, смешиваясь с тяжелым дыханием обоих и сладковатым запахом тела.
- Сколько это будет продолжаться?
- Я не знаю… сколько ты потребуешь.
- Я хочу, чтобы не кончалось…
- Так не бывает.
- Пьер… - Стэфан посмотрел в глаза, лежащего под ним юноши – Ты мне нужен.
Пьер отвернул голову к окну. Ночь переливалась огнями, ветер периодически залетал в приоткрытое окно, принося с собой запах дождя и мелкие брызги.
- Пьер?
- Что? – Юноша посмотрел на Стэфана, проводя руками по его спине, подтягивая одеяло чуть выше. – Что ты хочешь от меня услышать?
- Сколько стоит твоя душа?
Стэфан вновь коснулся губами его шеи, проводя пальцами тонкие линии по телу от груди до живота.
- Ты не сможешь ее купить – прошептал Пьер – Вчера она обесценилсь. Теперь тебе остается только успеть поймать ее.
- Но ты ведь в любой момент уйдешь – произнес Стэф, зарываясь носом в мягкие волосы Пьера.
- Да. Завтра. Я уйду завтра. Давай насладимся тем, что происходит сейчас. Не спрашивай меня… Я хочу, чтобы сегодня ты был счастлив – улыбнулся Пьер и закинул ноги на спину Стэфа – Просто наслаждайся. Просто бери это. Не спрашивай.

На часах было восемь утра. Стэфан сидел у открытого окна на полу и медленно курил, всматриваясь в смутные очертания города, прикрытого пеленой утреннего сумрака и прислушивался к мерным каплям влаги, падающим с крыши, разбивающимся о карнизы. А еще говорят, что в Англии дождь никогда не кончается… хотя Стэфа периодически посещала мысль, что дождь охотится за ним, следит, преследует. Идет туда же куда и он. И всегда появляется рядом, как какая-то заунывная музыка, всегда звучащая на самых печальных моментах какого-нибудь заурядного кинофильма. И все уже зрители догадываются, что ждет дальше главных героев, и все уже знают, чем это может закончиться, но продолжают следить за кадрами, всматриваться в лица второсортных актеришек, боясь оторваться от этой иллюзорной картины неправды, стараясь не упустить ни одного момента, искренне веря, что любая незаметная мелочь очень важна. Только этот самообман бесполезен, это знают случайно заглянувшие в кинозал киноманы, те, кто видел настоящие произведения киноискусства, которых уже раздражает пафос и предсказуемость таких похожих друг на друга фильмов. Они знают, что мелочи здесь не играют роли, они словно заусеницы на грубо обработанной статуэтке, они лишь портят вид и придают форме еще более глупое и примитивное содержание. И они, те, кто знает, как будет в конце, пренебрежительно оставляют тех, кто все еще с надеждой на неожиданность финала смотрит на экран, уходят, посмеиваясь, им дела нет до того, что даже такая примитивная форма в душе этих зрителей вызывает сумбур чувств, от которых они на мгновение сходят с ума и начинают путать фильм и реальность.

Позади послышались мягкие шаги. Стэфан поднял глаза. Пьер протянул ему кружку дымящегося кофе и погладил его по голове, так же задумчиво засмотревшись на бесцветность утра за окном.
- У тебя села батарейка на телефоне – произнес Пьер – Что ты будешь делать?
- Ничего – ответил Стэф и поймал руку Пьера в свою, притянув его к себе поближе, усадил напротив. – Я ничего не буду делать.
- Почему? Ведь Брайан…
- Я знаю! – Стэф вновь отвернулся к окну и сделал последнюю затяжку.
Упоминание о Брайане заставило сердце болезненно сжаться. Да, он поступает как последняя свинья, хотя в голове и крутится глупая отговорка, что Бри не будет сильно волноваться. И хвостом за ней тянулась яркая и злобная мысль о том, что Стэф может позволить себе на один день исчезнуть из жизни. Эта мысль, разряженная в кучу разноцветных и пустых причин, словно шут в дурацком колпаке, плясала в голове, не давая из-за звона своих бубенцов думать еще о чем-то. О чем-то кроме того, что сейчас он сидит рядом со своим заветным желанием, он может дотронуться до него, поцеловать, ощутить на своих губах тепло его кожи, ровный стук сердца, осознать, что он жив, что он рядом, хотя бы на один день.
- Стэф… - Пьер дотронулся пальцами до его щеки. Стэфан взглянул на это чудо, утонченное, красивое, с нимбом из торчащих во все стороны волнистых волос, с огромными голубыми глазами.
- Не грусти. Все нормально. – Стэфан притянул мальчика к себе и обнял его, путаясь руками в его широкой майке. – Все хорошо. Только не грусти. Я не знаю, когда ты уйдешь. Может быть сегодня, а может быть и никогда. Я ведь прав?
- Пойми. Я не смогу. Даже если сейчас это так, то совсем скоро все изменится, ты не сможешь меня удержать.
- Я не понимаю о чем ты.
Стэф немного отстранился от Пьера, тот слегка улыбнулся и встал на ноги.
- Пойдем. Пойдем, погуляем. Ты ведь не против?

Дождь утих. Только шелестящая листва под ногами, да испещренная рябью поверхность многочисленных луж напоминали о непогоде. Прохожих было немного и там, куда они направлялись, только несколько человек задрав головы, отмахиваясь от случайных капель, смотрели на чудо, созданное руками человека.
Собор был великолепен и величав. Заостренные, тянущиеся ввысь арки, узкие колонны… фасад словно был высечен росчерком пера, создавалось впечатление, что его не могли касаться грубые руки строителей. Некий художник легко, одним взмахом создал это изящное, тонкое и вместе с тем монументальное сооружение. Тысячи мелких узоров сливались в одну гармоничную мелодию, которую словно издавало строение, своей неземной красотой повергая в состояние благоговения и бесконечного восторга всех, кто оказывался здесь впервые.
- Впечатляет? – раздался рядом негромкий голос.
- Конечно… - ответил Стэф, не отводя взгляда от собора, следя взглядом за его тянущимися к небесам башнями. – Я видел собор Парижской Богоматери, но этот, как мне кажется, еще более…
- Безупречен? – усмехнулся Пьер и взял Стэфа за руку – Не будем входить внутрь. Я просто хотел показать тебе его.
Казалось с неземной высоты падают остатки дождя, срываясь с лиц навсегда застывших в каменных узорах изваяний. Множество неподвижных лиц следили за каждым, кто касался своим взором этой строгой красоты, оставаясь безмолвными стражами многовековой истории, слушателями миллионов чьих-то молитв.
Стэфан оторвал взгляд от собора и посмотрел на Пьера. Тот стоял, опустив голову, он был похож на провинившегося сына, который не знает, как начать извинения за оплошность. Его бледное лицо в этой пасмурной погоде казалось совсем обескровленным, он слегка подрагивал, когда холод забирался под куртку, сильнее сжимался внутри, пытаясь защититься от ветра, играющего с его волосами. Стэфан подошел к нему и совершенно не стесняясь прохожих обнял и прижал к себе, чтобы хоть как-то согреть и защитить его, маленького, уязвимого, слабого. Но Стэфан понимал и еще кое-что, и это куда больше волновало его. Он прекрасно осознавал, что истинная причина Пьера поглубже уйти в себя – вовсе не пронизывающие до костей порывы холодного воздуха, а нечто другое. Что-то умирало внутри этого мальчика, от этого ему было нестерпимо больно, оно было убито вчера, а теперь агонировало, сжимая его, не давая дышать, не давая жить. И воскресить это Стэфан не мог, он был лишь немым свидетелем этой насильственной смерти любви, которой удостоил Пьера его родной Брайан.
«Брайан, прости» - мысленно произнес Стэфан, посылая эту просьбу куда-то сквозь цветные витражи и причудливые изгибы, куда-то вглубь, в самый центр, к алтарю, туда, где могли бы услышать ее и исполнить.

- Пьер… - Стэфан повернул к себе юношу, когда они перешагнули порог его квартиры – Мне нужно… мне нужно уйти.
- И куда ты пойдешь? – спокойно и тихо спросил Пьер, вешая ключи на маленький крючок.
- Я… Пьер, мне нужно пойти к Брайану. Сказать ему, что все хорошо, он волнуется… - Стэфан сделал шаг на лестничную клетку, но через секунду вернулся, чтобы еще раз коснуться знакомых губ поцелуем. Пьер взял его руку в свою и обнял за шею, не желая выпускать.
- Пьер, я вернусь, поверь мне. Я вернусь. Мне только нужно поговорить с Брайаном. Не исчезай. – Стэф произнес это скороговоркой, словно ему не хватало воздуха или он боялся, что его любовник исчезнет, растворится в сумерках вечера.
- Иди. Я верю, что ты вернешься, – улыбнулся Пьер – Только хочу кое о чем попросить.
- И что же это?
- Пожалуйста, уговори Брайана придти с тобой. Хотя бы на секунду. Я хочу его увидеть – произнес француз, не глядя на Стэфа. – Пожалуйста, уговори его. Это очень важно. Мне нужно ему кое-что сказать. Сделай это для меня. Неужели я не заслужил исполнения такой маленькой прихоти?
- Хорошо, я попытаюсь – растеряно ответил Стэф.
- Знаешь, мне почему-то кажется, что ты этого не сделаешь – оперевшись о дверной косяк спиной и, сложив руки на груди, со вздохом проговорил Пьер – Я даже знаю почему. Брать любовь и говорить о любви совсем не то же, что давать ее, воплощать в каких-то пусть небольших, но важных поступках. Нет… человеческий эгоизм слишком велик. Чрезмерно. В душе у каждого нет места для кого-то еще. Но эгоизм на то и пасынок гордыни, что не желает признавать слабости и несовершенства. И ты убеждаешь себя, что любишь… ты меня любишь?
Впервые Пьер сам задал этот вопрос Стэфану.
- Да. Я люблю тебя. – Стэфан давно хотел сказать это. Не самая лучшая минута. Но он все-таки сказал. Только вот вместе со словами и улетучилась уверенность в них, абсолютная, безукоризненная уверенность исчезла, оставив место убежденности и сомнениям для некой их битвы между собой.
- Так докажи это! – всплеснул рукой Пьер – Неужели я требую слишком много? Неужели я не могу хотя бы мечтать насладиться тем, чем наслаждаешься сейчас ты?
С этими словами он закрыл дверь.

Надо ли говорить, что случайности бывают разные. Есть счастливые случайности, есть страшные и роковые. А есть скрытые случайности, смысл которых можно понять только спустя несколько дней, недель, а то и лет спустя. Что собой являла та случайность, Стэф не знал.
Он подходил к гостинице, и тут его словно обожгло чьим-то криком. Он обернулся. Метрах в пятнадцати от него находился Стив, он видимо только что выскочил из машины и теперь бежал к Стэфану. Удивлению Стэфа не было предела, уж кого-кого, а Стива он здесь увидеть не ожидал.
- Привет! Как тебе французский вечер на улицах Реймса? – с какой-то странной улыбкой на губах поинтересовался Стив, немного отдышавшись и пожав другу руку.
- Привет… а что ты тут делаешь?
- Да так. Заскочил на пару часиков. Подать в полицию заявление о розыске пропавшего басиста группы Placebo, ты такого не знаешь? Нигде не встречал?
- Так, что здесь происходит?! – Стэф растеряно смотрел на Стива, поглубже засунув руки в карманы – Какая полиция?
- Пойдем, я тебе все расскажу. И молись, чтобы Брайан тебя не увидел.

Стив приобнял Стэфана за талию и настойчиво повел к дверям отеля. Не дав ему опомниться, он кивнул девушкам на ресепшене и потащил Олсдала к лифту. В узком пространстве кабины Стив, не произнеся больше ни слова, нажал кнопку нужного этажа и, дождавшись когда двери откроются, снова повел Стэфа за собой, хотя тот вовсе не сопротивлялся.
Закрыв дверь номера на ключ, Стив зажег свет, нервно отвинтил крышку на бутылке виски и сделал небольшой глоток, даже не сморщившись. Он с грохотом поставил бутыль на стол и обратился к сидящему напротив Стэфану:
- Ну и как ты это объяснишь?
- Давай сначала я услышу ответ на свой вопрос.
- Что я тут делаю? Ну ладно. Значит слушай. Я лежал в своей кровати дома, в Лондоне. Я спал. Меня разбудил звонок Молко. Первые пять минут он пытался мне что-то объяснить, потом он начал кричать и в итоге я стал свидетелем его продолжительной истерики. Кое-как успокоив его словесно и выяснив, что ты исчез и возможно ты где-то накачиваешь себя дурью вместе с Пьером или без него, или ты вообще потерялся или тебя убили, я собрался, выехал в аэропорт и прилетел сюда. Это меньшее, что я мог сделать. Найдя Брайана в состоянии, близком к нервному срыву, я попытался успокоить его морально, всячески убеждая, что с тобой все нормально, ты решил от всех отдохнуть и где-нибудь поразвлекаться. Брайан, естественно, кричал, что это бред и с тобой не все в порядке. Он кричал так долго и громко, что мне пришлось дать ему лошадиную дозу успокоительного, ты понимаешь, что это значит. Ах да, если ты помнишь, а ты, конечно, помнишь, последний такой срыв был у него лет семь назад. Но тогда все еще можно было списать на наркоту, а вот теперь нет… Билл убеждал меня, что искать тебя планомерно надо только с завтрашнего утра. Но я не могу ждать, ты меня знаешь, поэтому я вызвал такси и поехал туда, где Брайан увидел Пьера, в то самое кафе, не знаю в курсе ли ты о его существовании. Не в полицию. Но это уже неважно. Потому что я чудом посмотрел в зеркало заднего вида и увидел тебя, счастливо прогуливающегося…
- Стив. Я для того и пришел, чтобы объяснить Бри, что со мной все нормально. Я не могу всегда быть с ним, чтобы ему было спокойно! Я имею право на личную свободу?
- Стэф, не мне тебя учить разграничивать понятие личной свободы и свинства. Да, ты имеешь право! – взмахнул руками Стив – Имеешь. Только вот выбирая между личной свободой и жизнью другого человека, стоит задуматься, не правда ли? Ты что, маленький ребенок? Ты не мог позвонить?
- Нет, не мог, Стивен, все слишком сложно, чтобы вот так объяснить…. – Стэф встал с дивана и подошел к двери.
- Сложно? – усмехнулся Стив – Попробуй объяснить это ему. Пойди, поднимись к нему в номер. Не бойся. Он сейчас не в состоянии тебя убить.


Брайан открыл глаза. В комнате стояла привычная успокаивающая темнота, но он словно чувствовал чье-то присутствие. Он оторвал голову от подушки, мир закружился разноцветными каруселями. Слегка повернувшись на локтях в сторону окна он увидел очертания темной фигуры, окутанной как в полупрозрачную дымку, в тонкую штору, периодически колебающуюся в такт движениям ветра.
- Брайан… привет – глухой голос Стэфа окончательно вывел Бри из состояния полудремы – А я ждал, когда ты проснешься.
Брайан молчал. Не то, чтобы ему нечего было сказать, просто не мог выбрать из тысяч слов самые первые и важные.
- Брайан – повторил Стэфан и сел на пол, рядом с изголовьем кровати, положив голову на подушку – Привет.
- Привет – тихо откликнулся Брайан – Вернулся?
- Я все объясню. Только потом, ладно? Не сейчас.
- Я подожду – ответил Брайан – Только мне нахрен не сдались твои объяснения. Честно. Я был рад тебя увидеть. Спасибо, что навестил, пока.
Брайан отвернулся от Стэфа и свернулся калачиком, натянув на себя съехавшее одеяло.
- Ты даже не хочешь выслушать – печально проконстатировал Стэфан, садясь с ним рядом.
Но Бри по-прежнему молчал. Это продолжалось минут десять, потом Стэф не выдержал и начал говорить первым.
- Брайан, послушай. Это все сложно объяснить. Но я должен был быть с ним, несмотря на то, что он хочет быть с тобой, понимаешь? Да ни черта ты не понимаешь, ты такого не испытывал! Ты как был и остался маленькой эгоистичной сволочью, ты не хочешь меня даже выслушать, не то, чтобы понять. Почему ты думаешь только о себе, почему?!
Молко даже привстал на кровати. Такого поворота событий он точно не ожидал, думая, что все это он будет высказывать Стэфану, а не наоборот.
- Если я эгоист… то кто тогда ты? Святой? Отец терпения? – задумчиво произнес Брайан, спустив ноги с кровати, ощутив босыми ступнями неприятную прохладу пола.
- Да ты не понимаешь! – Стэф вскочил с кровати – Ты не понимаешь!
- Так объясни мне! – крикнул Брайан – Сядь и объясни, а не бегай как идиот по комнате. Ты думаешь, все так просто? Ты придешь, завопишь, что я ничего не понимаю, и свалишь с чувством исполненного долга? Ты искренне считаешь, что именно так просят прощения за свои приступы дебилизма?
- Бри… послушай, Пьер, он… я вчера ушел к нему, потому что думал, что так мне станет легче…
- Ну? Стало? – усмехнулся Брайан и потянулся к пачке сигарет на тумбочке.
- Я не хотел, чтобы кто-то меня беспокоил – заявил Стэф, прислонившись к стене – Я хотел побыть с ним.
- Неужели ты не видишь, что у парня немного съезжает крыша? Ему нужна помощь врача, а не папочки-Стэфа. Хотя о чем это я… ты ведь пошел туда не его успокаивать, а себя.
- Слушай, все это уже неважно… все это чушь собачья. Давай просто забудем.
- О чем забудем? – уточнил Брайан – О Пьере?
- О сегодняшнем дне.
- Отлично! – всплеснул руками Бри – Но только с одним условием – ты постараешься выкинуть этого голубоглазого мальчика из головы, хорошо? Он тебя уничтожает, а я не хочу быть свидетелем твоей гибели.
- Да, но ты непосредственная причина его гибели… - проговорил Стэфан, глядя куда-то в пол, словно пытаясь там нащупать зрением какую-то подсказку.
- Он сам себя убивает – отрезал Бри – Я тут не при чем. Я виноват перед ним лишь в том, что я есть.
- Хорошо. Только Брайан… - Стэф сел перед Молко на корточки и облокотился на его колени – Давай ты исполнишь последнюю мою просьбу?
- Ради этого я готов на многое…


Они позвонили в дверь на четвертом этаже, когда было уже заполночь. Пьер открыл им дверь спустя минут пять, за это время Брайан пару раз уже собирался уходить. Наконец ключ в замке повернулся, и дверь приоткрылась, впуская гостей внутрь. Не говоря ни слова, они проследовали за Пьером вглубь квартиры, к белоснежному дивану. Пьер встал рядом с окном, жестом приглашая сесть.
Брайан, не снимая темных очков, закинул ногу на ногу и улыбнулся.
- Я здесь. О чем ты хотел поговорить? Или ты попросил Стэфана притащить меня к себе, чтобы только еще раз посмотреть на меня?
Пьер улыбнулся в ответ.
- Нет. Я хочу еще раз попросить прощения за тот инцидент. Я хочу, чтобы ты простил меня, не держал на меня зла. Я больше не появлюсь в твоей жизни, если я стал тебе настолько омерзителен…
- Омерзителен? О, нет! – засмеялся Брайан – Вовсе нет. Просто ты полагаешь, что я тебе что-то должен. Поэтому у нас и состоялся вчера тот неудачный разговор.
- Ну что ты, Брайан. Ты мне вовсе ничего не должен. Я просто слушал тебя и учился.
- Что это значит?
- Чего только стоит твоя строчка… «Не отрекайся от мечты», вот я и не отрекался. Пока не понял, что все это обман. – Ответил Пьер и присел на подоконник.
- Ты считаешь, я обманул тебя? Ты считаешь, что в этой песне неискренность? – удивился Молко.
- Песня замечательная. Очень правдивая. Только вот ты не думаешь то же, что поешь. Я ведь не сдавался, Брайан. Я верил, что может быть, все получится. Может быть, произойдет чудо.
- Знаешь… а ведь ты прав! – покачал головой Бри – Ты прав. Все ведь могло получиться. Если бы ты пошел более сложным путем. Если бы не стал просить или требовать моей любви. Любовь и симпатия - очень капризные стервы, ты их отвернул от себя. Ты попытался заполучить их, а не заслужить. Эти чувства… слишком хрупкие, чтобы пытаться сжать их в кулак.
- Это была игра «пан или пропал» - ответил Пьер после недолгой паузы – Это что-то… подобно русской рулетке. Мне досталась пуля. И мне жаль, – он обратился к Стэфану – что ты любишь меня. Я не хотел, чтобы получалось все именно так. Чтобы все кончилось так.
- Ты ведь сам это начал. Ты и должен был предположить, что это логический финал твоих бессмысленных поступков – возразил Бри и продолжил – Знаешь, лет десять назад я был бы хоть и разозлен тем, что ты сделал, но тем не менее заинтересовался бы, безусловно. Возможно мы даже провели бы пару жарких ночей, не больше. Но не сейчас.
- Беда в том, что ты нужен мне гораздо больше, чем можешь себе представить – пожал плечами Пьер – Ты и есть мое заветное желание, понимаешь? Самое ценное из всех возможных.
- Мм… круто. Это желание могло бы исполниться. Если бы ты не сошел с ума. Прости Пьер. – Брайан подошел к юноше и взял его руками за подбородок, чуть приподняв голову на себя. Пьер в свою очередь несмело протянул руки и снял с него очки. – Прости. Еще раз. Я не могу дать тебе то, о чем ты мечтаешь. Я вообще не тот, о ком ты мечтаешь.
Брайан забрал из рук Пьера очки и повернулся, чтобы уйти, но тот удержал его за рукав.
- Брайан! Я сделаю все, что ты просишь, ты больше не увидишь меня, не услышишь обо мне. Я только хочу… - он замялся и соскочил с подоконника. – Только одну вещь. Я прошу.
Стэфан молча встал с дивана и направился к двери. Ему было нестерпимо больно видеть все это, но вместе с болью приходило и некое облегчение. Словно вырезали огромную опухоль и, хотя рана еще будет беспокоить, но совсем скоро она заживет и станет просто еще одним рубцом, о котором через некоторое время можно будет не думать.
Брайан, навсегда его Брайан сейчас повернется и пойдет за ним. Пойдет куда угодно, ведь эта их привязанность друг другу очень много и дорого стоит. И если сегодня она не разрушилась – значит, стала сильнее и крепче.
- Чего ты хочешь? – спросил Брайан поворачиваясь к Пьеру.
Тот, вместо ответа потянулся к его губам. Одно легкое и трогательное прикосновение, Брайан даже не подумал о том, чтобы противиться этому. А Пьер через пару секунд отстранился от него и улыбнулся.
Молко ничего не сказал. Слегка усмехнулся про себя этому странному поступку и пошел к выходу вслед за Стэфом, тот как раз открывал дверь.

Они вышли на улицу, прохладный воздух освежил разгоряченные лица, забирался за воротник и вызывал легкую дрожь. Они стояли у подъезда, глядя друг на друга, ничего не говоря. Потом Брайан подошел к Стэфу и обнял его, прижавшись к его груди и поглаживая ладонями по спине.
- Все будет нормально, Стэфан. Но нам нужно было так поступить, ты же понимаешь.
- Я уже ничего не понимаю, Брайан. И не хочу. Пойдем.
Но только он двинулись в сторону дороги, как сзади раздался крик.
- Брайан! Брайан подожди!
Они оглянулись. Пьер стоял в проеме окна, держась за раму и слегка покачиваясь.
- Брайан, подожди! Я пойду с тобой!

Они не успели ничего сказать. Они не успели даже подумать о том, что происходит. Пьер в последний раз качнулся на носочках и шагнул из окна.


Эпилог.

Потом это стало казаться сном. Мигалки скорой помощи, сирена полиции, толпа вокруг мертвого тела. Стал казаться сном тот период, когда снова хотелось вскрыть вены и перестать существовать, перестать воспринимать окружающую действительность, перестать думать. Сном стала больница, несколько недель безвылазной депрессии. И вот он снова проснулся. Снова стал жить полноценной жизнью, снова попытался забыть пережитое.
- Брайан? Ты еще не уснул?
Голос Йорка вывел его из состояния задумчивости. Он открыл глаза и оторвал голову от подушки дивана.
- Нет, я не собирался – улыбнулся Бри.
- Мы прервались на твоем вопросе, я помню. Ты что-то хотел спросить.
- Спросить… - Молко окинул взглядом гостиную - У тебя красивый дом.
- Это вопрос? – усмехнулся Том.
Брайан помолчал.
- А ведь он такой не один…
- Кто? – не понял Том
- Ну… такие как Пьер. те, которые кончают жизнь самоубийством из-за меня. Ведь они есть. Получается – я стал оружием массового уничтожения?
- Знаешь, Брайан… это издержки твоей профессии. Создавая что-то, ты уподобляешься Богу, а созданное тобой начинает жить своей жизнью. Кого-то твое творчество как раз спасает от необдуманных поступков. Кто-то чаще улыбается, кто-то пребывает в состоянии влюбленности в твое творчество, пусть и умещая все его в одном лишь твоем образе. Возможно, ты думаешь, что являешься для кого-то стимулом повеситься, но это лишь отговорки, которые самоубийца может себе придумать… а вообще я не психолог, не спрашивай меня. Просто знай, что за каждую оборванную жизнь ты не будешь отвечать. Тебя все равно любят. И любят все больше и больше. И ради этого стоит любить себя и жить. И если останется хоть один поклонник твоих творений – ты будешь маленьким богом. За бессмертие, Брайан! – Том поднял стакан с чаем.
- Да, Том… за бессмертие – засмеялся Брайан и тоже сделал глоток.