Burger Queen
Burger Queen/Королева Бургеров


Это действительно наихудшее из того, что может с тобой произойти: гот, гей и героинщик в худшем месте – Люксембурге. Это так грустно.

Brian Molko, Select, April 1997


SS: Может быть твое европейское воспитание позволяет тебе так обращаться с текстами, как ты бы не посмел, если бы вырос в Великобритании или США? Я, прежде всего, говорю о тех рифмах в 'Burger Queen'...
Brian: В этом вся суть структурности 'Burger Queen' или, если вы говорите об этом, с музыкальной точки зрения. Вся суть этой песни в использовании дрянных рифм, но в тоже время использование таких слов как infection, you know, connection, erection, you know. Это для того, чтобы скрыть плохие рифмы. Это точно также как использовать слова fuck и baby в одном куплете.
SS: Бьюсь об заклад, это первое кесарево сечение, использованное в поп-песне!
Brian: Я знаю, и очень горжусь, горжусь этим (смеется).
SS: Эта песня о реальном человеке?
Brian: Нет, здесь скорее более реальна история. Она о нахождении в неверном месте в неверное время. Мы выросли в Люксембурге и, написав песню, мы наконец-то можем об этом забыть. Вы знаете, мне нравилось играть со словами Burger King, Burger Queen, Luxemburger, это забавляло меня в ней и в 'My Sweet Prince'. Я думаю, что это одни из самых грустных, но в тоже время красивых песен из когда-либо нами написанных. Я думаю, в нашей грусти есть что-то действительно красивое, в них есть что-то, что действительно действует на твое сердце, я не знаю, как мы этого достигли, но это есть. И, кажется, в конце этих песен всегда есть крошечный кусочек надежды, это очень важно.

Brian Molko, In conversation with Sally Stratton, August 1998

Я всегда был одиночкой. Мы трое всегда были одиночками: мы провели подростковый период, запершись в комнате, играя музыку. И также как остальные мальчики моего возраста, я мечтал стать звездой. Такой город как Люксембург душит тебя, когда ты стремишься создать что-то необычное, индивидуальное. Я не мог быть собой. Я чувствовал себя изолированным, далеким от тех мест, где я хотел находиться. Там не было место, где я мог выразить себя, найти отклик. Из-за этого я откладывал на полку такие песни как Teenage Angst или Burger Queen, так как они бы точно превратили меня в вуайериста. Это не самая лучшая позиция для наблюдения за миром.

Brian Molko, Les Inrockuptibles N°169, October 14th 1998