Home Главная Holywood Рецензии На Дне Золотого Бархата
На Дне Золотого Бархата

«Velvet Goldmine»

(by New Model)


От автора: делая попытки описать этот фильм, я не претендую на литературную премию, я лишь хочу, чтобы вы увидели его моими глазами и полюбили также, как я.

Фильм Velvet Goldmine заслуживает того, чтобы украсить коллекцию не только поклонников глэма, фэнов Placebo, но и тонких ценителей киноискусства. «Бархатный Прииск» (а именно так называли глэм-рок в 70-х) является одним из лучших фильмов, ярко передающим атмосферу времени, насыщенного блеском и запахом травки. И тяжело было бы поверить, что фильм снимался в 1998 году, а не на двадцать лет раньше, если бы не музыкальная звезда, закравшаяся в это кино – Брайан Молко. Фильм Тода Хэйнса, с великими молодыми актерами полу-богами, с богатейшим и шикарнейшим саундтрэком, Velvet Goldmine стал для меня любимым фильмом, сочетающим в себе любимых актеров, любимых музыкантов, любимого писателя, глэм, дендизм и свободную любовь.

Такой фильм не мог обойтись без главного денди своей эпохи, пародоксального и беспрецедентно-гениального писателя Оскара Уайльда, именно поэтому повествование начинается с таинственной зеленой броши, которая принадлежала писателю и которую потом находит Джек Ферри (Micko Westmoreland), ставший первой глэм-иконой. Именно с женоподобного Джека Ферри начинается замысловатая история Velvet Goldmine, ему же потом предстоит и завершить эту драму, но впереди еще много терзаний главных героев…
В первых же кадрах фильма нас встречает бегущая толпа по-новогоднему раскрашенных девчонок, но меня главным образом интересуют следом бегущие мальчики, похожие на девушек, потому как среди них бежит Стив Хьюитт в компании с Молко, на голове которого невероятная шляпа с цветком, сапожищи на огромных каблуках и наряд в лучших традициях глэма. Эта бегущая шайка разодетых в перья и меха молодцев, спотыкается об шокированных бабулек и тут же натыкается на легенду – Джека Ферри. Вид сего неземного существа, с тщательно подведенными бровками и глазками,так впечатляет Молко, что тот останавливается и с открытым ртом наблюдает за звездой, пока его не оттаскивают товарищи…растяпа-Брайан теряет по дороге боа, нелепо поднимает его в своей космической обувке и продолжает этот забег, правда, неизвестно от кого и куда. Наверное, от девушек, уж очень они все спешили.

Следующая сюжетная линия вплетается сразу с убийством фантастической звезды глэм-рока - Брайана Слейда (Джонатан Риз-Майерс). Мрачноватый, синеволосый певец, в обтягивающем костюме инопланетянина с перьями (сразу видно, у кого Мэрилин Мэнсон стырил идею для своего наряда в клипе «Rock Is Dead») не успевает даже затянуть песню, как появляется человек, одетый в лучших традициях детективов о комиссаре Мигрэ – в темной шляпе и плаще… и с одного выстрела укладывает звезду, под радостные вопли фанатов, которые еще не успели понять, что на самом деле произошло только что у них перед глазами…Все это наблюдал и молодой журналист Артур Стюарт (Кристиан Бэйл).
Судьба заруливает так, что этому же незатейливому, но милому журналисту босс поручает задание написать о том загадочном убийстве семилетней давности, так как имелись сильные подозрения на мистификацию, да и дело явно было темным. И вот, журналюга, все еще остро помнивший те времена, когда он посещал подобные концерты, когда сам был еще затравлен кучей комплексов и нереализованными гомосексуальными фантазиями (его поймали родители, когда он мастурбировал, вдохновляясь портретом Слэйда, за что сынулю жутко пристыдили и вынудили уйти из дома), идет искать правды, что же на самом деле произошло с блестящей рок-звездой и имело ли место там убийство. Попутно вспоминая свою нелегкую юность (беднягу даже в муз. магазе при покупке пластинок с его кумиром – Брайаном Слэйдом обругали педиком). Артур начинает беседовать с людьми, которые когда-либо имели дело со Слэйдом. Поначалу он находит его первого продюсера-гея, который приметил талант Брайана в одном из паршивых клубов, но главным источником информации становится экс-жена Слэйда - Мэнди (Тони Коллет), которая за стопкой-другой, не расставаясь с сигаретой и выглядя довольно паршиво, начинает свою печальную повесть о Брайане Слэйде…

Вступает в действие вторая сюжетная линия, которая меня увлекает больше всего. Это повесть о жизни самого центрального персонажа - Брайана Слэйда, которого великолепно сыграл "ирландская роза" Джонатан Риз-Майерс.
Слэйд – хрупкий, андрогинный, слегка экзальтированный, нервозно-эмоциональный, вокально-музыкально одаренный юноша, которого после пары неудач прибрал к рукам опытным ушлый продюсер Джерри Дивайн (Эдди Изард), сделавший из него звезду... Вот тогда и пошли глэмовые наряды, сумасшедшие прически, броский мэйк-ап, блестки, высоченная платформа, деньги рекой, наркота дорогами... успех и слава подбросила Слэйда на самую вершину. И в самый разгар творчества этот продюсер с толстенной сигарой спрашивает у Брайана: «Скажи голубчик, ты теперь такой крутой и знаменитый, а с кем бы ты хотел спеть вместе?» На что Брайан дает волю своему сокровенному желанию, ставшему для него потом роковым и говорит: "Курт Уайльд. Я хочу встретиться с Куртом Уальдом". Этот Курт, парень оказался то, что надо – эксцентричный, по-животному сексуальный, привлекательный наркоман, бесноватый солист группы «Крысы» (по совместительству сногсшибательный блондин Эван [Юэн] МакГрегор).
А вот на этом моменте фильма я дрожу в лихорадке и агонизирую... так как Брайан бЭзумно влюбляется в Курта. Их поцелуй (по признанию Стефана Олсдала, знатока в деле мужских поцелуев) является самым красивым моментом фильма. Несмотря на насыщенность музыкальным сопровождением в течение всего фильма, во время шокирующего поцелуя Брайана и Курта всяка музыка умолкает, что заставляет внимать и наслаждаться прекрасной силой происходящего на экране соприкосновения губ. И это слияние “переписало историю”…
Они были эпатажной звездной парой, дисгармоничной, но не побоявшейся заявить о своих непростых отношениях всему миру…они могли позволить себе кружиться на карусели под звуки «Satellite Of Love», могли устраивать адские оргии, отрываться как самые труевые рок-звезды, имитировать оральный секс на сцене, являясь неистощаемым источником материала для всей прессы… они создают грандиозный проект «Демон Максвелл» и бешено гребут бабло. Клуша-Мэнди, жена Брайана, впадает в тоску и носит рога. Один из культовых эпизодов: Брайан и Курт сладко спят в обнимку, обнаженные, в шикарной спальне, а Мэнди утешает подруга: «Если кто-то увидел двоих нагишом в одной постели это еще ничего не доказывает…ну то, что у них был секс…хотя, это наводит на подозрения». И вот посреди всего этого хаоса: хрупкие чувства Брайана и Курта, их болезненная любовь…Трудно сдержать эмоции, волнения и переживания, когда перед тобой разворачивается такая глубокая драма, когда рядом с пошлостью и развратом живут искренние чувства…Дыхание сбивается, когда трогательные моменты совместной жизни этих двух чересчур ярких звездностей заканчиваются громким скандалом. Всему веселью приходит весьма трагичный конец. На записи в студии, Уайльд начал выть и показывать какую-то самодеятельность не по тексту, соответственно не входящую в рамки проекта. Запись приходится остановить (потратив зря кучу метров пленки), что, конечно, не пришлось по нраву амбициозному Курту, тут же устроившему погром, раскидываясь стульями и аппаратурой, сопровождая все это многочисленными, яростными «fuck you». Тогда Брайан попросил выйти всех из студии и оставить их с Куртом наедине…а по его щекам катились слезы. Разговора не вышло. И тут уже плачет зритель, когда Курт, красивый как никогда, уезжает от Брайана, нервно куря и хлопая дверцей машины, а Слэйд с искаженным болью лицом смотрит на все это из окна...как же хочется кричать "сука, ну вернись к нему!". Но масштабы трагедии лишь разрастаются, Брайан валяется убранный среди гор наркоты, не в силах заглушить свои страдания по любимому, а Курт шатается по улицам и ему повсюду мерещится его милый синеволосый друг, карьера рушится, звезда Демона Максвелла стремительно падает...Без Уайльда Брайан потерял интерес к жизни, потерял Вдохновение и своего Муза… тогда и происходит это вроде как "убийство", которое потом признают фальсификацией…потому что Брайан итак чувствовал себя мертвым…

И тут надо вернуться к Placebo. Брайан Молко и Стив Хьюитт играют роль... да такой же андрогинной рок-н-рольной банды «The Flaming Creatures», причем Молко был ужратый на съемках (дабы выглядеть более правдоподобно на экране), что заметно по его поведению в фильме, а Стиву, надо сказать, очень идут платья с декольте. Еще в Велвете участвует Ксавье, нынешний клавишник группы. Надо сказать, Стеф тоже засветился как басс-гитарист группы «Polly Smalls Band». В общей сложности, Пласы звездятся где-то минут пять (и нужно было Голдсмит заканчивать для этого?). Placebo появляются на экране с отрывком из песни “Bittersweet” в три секунды и затем есть возможность к ним более внимательно присмотреться во время коротенького разговорчика за сценой, где, можно даже не глядя на экран, по голосу узнать, кто сейчас толкает речь… Вся манерность Брайана очень гиперболизирована...и пиковый момент, когда фанатам Placebo положено встать и, затаив дыхание, отдать честь своему кумиру – это исполнение 20 Century Boy на «похоронах глэма». Молко появляется в безумной шляпе с цветами (целый гербарий), блестящей кофтюльке а-ля Верка Сердючка, на высоченных каблуках. Он недвусмысленно обнимает разнаряженого гитариста, соблазнительно облизывает палец прямо на сцене и зажигает так, как будто Молко был рожден для роли в глэм-группе (количество тараканов в голове больше количества извилин)…во время песни в зал заходит Курт Уайльд и все внимание переключается на этого мужчину.

Следуя другой сюжетной линии, к журналисту Артуру Стюарту снисходит озарение. Ему вообще начинает везти, так как чудесным образом, он переспал с Уайльдом и нашел разгадку всему произошедшему (Эврика, блин!). Совершенно случайно, взгляд его приковывает выпуск новостей, в котором показывается сюжет о новой рок-звезде Томасе Стоуне, который, по сути, и оказался тем самым Брайаном Слэйдом, «погибшим» семь лет назад. Тогда-то Артур и понимает, что Брайан сам подстроил свою смерть, переродившись затем в совершенно другого певца. Он попадает на конференцию, где Томас Стоун отвечает на вопросы журналистов и вдруг задает ему каверзный вопросик про его гомосексуальную связь с Куртом Уайльдом много лет назад. Конференция быстренько сворачивается, но Артур все же нашел правду, тем самым, закончив свое расследование. По этому случаю, он, как нормальный парень, решает выпить. И тут неожиданно, зайдя в бар осушить бутылочку-другую пива после напряженного дня, Артур сталкивается с самим Куртом. Они болтают о жизни и тут, Уайльд, испытывая симпатию к этому сообразительному парнишке, дарит ему заветную зеленую брошь, которую Артур отказывается принять, зная как она дорога Курту. Но попрощавшись с Уайльдом, Стюарт с удивлением находит брошь в своей бутылке пива…(вот настоящий сюрприз, не то, что ныне – загляни под крышку и найди там половину велосипеда). Мы снова слышим чарующий голос Джека Ферри, когда за его спиной мелькают лица наших звезд этой истории… Таким образом, аутсайдеры перестают быть ущербными, журналюга поверил в себя и реализовал свои тайные мечты, а на выступлении Курта Уайльда у входа появляется фигурка, очень напоминающая Брайана Слэйда... А завершаются мучения главных героев финальной сценой гей-секса на крыше здания, когда у их ног лежал весь город...