Home Главная Holywood Статьи и интервью 2009 – 2010 Брайан Молко: "Солнце делает греков чувственными"
Брайан Молко: "Солнце делает греков чувственными"

Лидер Placebo рассказал газете "Vima" о своих планах и переменах в обожаемой греками британской группе.

Случай Placebo довольно уникален. Максимально преданная работе, хорошая, но не самая преуспевающая в других странах команда, в Греции столкнулась с успехом... супер-группы. Со времён первого выступления на Rockwave Festival в 1999 году их популярность неизменно растёт.

Об этом говорят обожание и истерия по поводу крошечного фронтмена, гитариста и солиста группы - Брайана Молко, который стал предметом горячих обсуждений в британской музыкальной прессе с самого начала своей карьеры в середине 90-х, вызванных как текстами песен (Nancy Boy), так и созданным им андрогинным имиджем.

Сотрудничество с их наставником Дэвидом Боуи и другими вызывает всё возрастающий интерес к ещё более значительным хитам (Taste In Men, Slave To The Wage, Special K).

Их новое выступление в Афинах и Салониках проходит в рамках мирового тура в поддержку последнего альбома Battle For The Sun. В преддверии визита в Грецию Брайан Молко с присущим ему стилем и чувством юмора поговорил с газетой "Sunday Vima".

- Как думаешь, почему вы так популярны здесь, в Греции?

- На самом деле, хоть мы и с севера, но имеем огромный успех в таких странах, как Греция, Италия, Испания, странах Латинской Америки, и все из них - страны страсти и тёплой погоды. Может быть, причина в том, что наша музыка страстная, честная и эмоциональная, и это так хорошо понятно людям, ежедневно находящимся под солнцем, умеющим чувствовать и выражать свои чувства.

- Эта любовь (греков к вашей музыке) взаимна?

- Для нас греческая аудитория уникальна, страстна и любвеобильна - это стало ясно с самого первого визита в Грецию. Мы любим её с такой же силой, и у нас много друзей в Греции.

- Мне интересно, в чём причина того, что такая группа, как Placebo, продолжает делать записи после столь оглушительного успеха?

- Главная причина, почему мы продолжаем заниматься этим, - нам больше нечем заниматься. Я не умею водить машину, поэтому не смогу стать таксистом, я не очень особенно разбираюсь в компьютерах... У меня в общем-то нет навыков, правда. В чём я разбираюсь хорошо, так это в игре на гитаре и написании песен. И Стефан тоже. На определённых этапах мы думали бросить всё это. Но у нас нет выбора. Чем, чёрт возьми, я занимаюсь в своей жизни? Я открываю рот и описываю свои чувства со всей честностью, и это, очевидно, становится понятным публике... это магия. Это вопрос честности - уметь достучаться до стольких людских сердец. Кроме того, у меня нет ни малейшего намерения, как у некоторых хип-хоп исполнителей, попутно сделать кинокарьеру. Или быть судьёй на одном из этих тупых ТВ-шоу. Я занимаюсь только музыкой, потому что я не хочу заниматься больше ничем; я занимаюсь этим, чтобы совсем не сойти с ума.

- Первое время вопросы сексуальности были главной темой для группы, но теперь это не так. Что изменилось?

- В 90-х это было для нас политической акцией. Жест всем, кто чувствовал себя другим и боялся признаться в этом. Мы сказали им, что нет причины скрываться. И это касалось не только сексуальности. Знаешь, существует гораздо больше людей с «неправильным» телом, чем людей с телами голливудского стандарта. Не каждый похож на Анджелину Джоли, и не каждый сможет стать на неё похож. Мы хотели обратиться ко всем аутсайдерам, потому, наверное, что сами были одними их них. Кроме того, в музыке нет понятия нормы. Я думаю, что этим нашим жестом в 90-х мы вдохновили такие группы, как Gossip с Бет Дитто, на то, чтобы найти себя и выделиться этим.

- Не чувствовали ли вы себя участниками революции, которая произошла в Британии в середине 90-х?

- Совсем нет. Дерьмовые группы типа Oasis, гомофобная музыка футбольных болельщиков, ерундовая британская поп-музыка и целая куча другого дерьма... Что ж, давай обратимся к настоящим корням рок-н-ролла. Посмотри на Little Richard'а или Элвиса Пресли. Мы говорим о двух гетеросексуалах, которые произвели сенсацию своей необычностью. Ричард - чёрный парень с тоннами макияжа, говорящий о сексуальных оргиях в 50-х. Вот история рок-музыки, история этих артистов, а также Дэвида Боуи и Игги Попа, которые взяли эстафету позже.

- Но, несмотря на это, вы изменились...

- Если ты имеешь в виду, что мы перестали носить платья, то да - мы перестали, потому что неожиданно наш стиль стал главным, что привлекает внимание, а музыка осталась на втором месте. Нам пришлось вытащить музыку обратно на сцену.

- Ты всё ещё считаешь себя более сексуальным, чем Бог?

- Я это когда-то говорил?

- Лично мне, да. 12 лет назад.

- Я, наверное, был под кайфом (смеётся).

- Ты сказал, что более сексуален, потому что гораздо менее волосат.

- Тогда я точно был под кайфом! Но я точно сексуальней, чем Oasis.

- Почему с какого-то момента и далее британская пресса была враждебно настроена по отношению к вам?

- В этом, определённо, есть моя и вина, так как раньше, будучи моложе, я был немного высокомерен и наивен. Как бы то ни было, это нужно принимать как должное, если хочешь выжить на начальном этапе карьеры.

- Что ты думаешь о сегодняшней музыке? Ты думаешь, она так же интересна, как и раньше?

- Я думаю, что она также интересна, а иногда скучна, как и всегда. Всегда были и всегда будут хорошие и плохие артисты, хорошие и плохие альбомы.

- Как ты справляешься с ролями рок-звезды и отца маленького ребёнка?

- Это дело приоритетов. Когда появляются дети, приоритеты меняются, и тебе приходится должным образом осознать это.

29.08.2010
Автор - Sakis Dimitrakopoulos
перевод - sweethaze