Эффект Брайана Молко

На днях The Skinny пропустил пинту с Брайаном Молко, откровенным вокалистом и автором песен устойчиво популярной альтернативной рок-группы Placebo, для того, чтобы спросить о секрете их продолжительного успеха. 


Принимая во внимание долговечность существования группы (больше 15 лет), как вы находите мотивацию для продолжения, генерируя свежие идеи и все еще оставаясь верными эстетике Placebo?

Ну, существует проблема равновесия, которую ты испытываешь и на которую наталкиваешься каждый раз, делая новую запись: попытка расширить границы и пределы звучания, при этом не повторяя себя самого. Нужно попытаться сделать что-то новое, захватывающее и свежее со звучанием группы и поиграть с устоявшейся идентичностью группы, но в то же время не пренебрегая тем, что делает тебя тобой.

Это становится сложнее по мере развития?

Я думаю, да. Чем больше результаты нашего труда, тем сложнее становится написать свежую песню; эта задача становится намного труднее. Что касается долговечности, я думаю, если посмотреть на карьеры кого-то вроде The Cure или Depeche Mode – я использую эти примеры, потому что обе эти группы выпустили в этом году альбомы, 30 лет своей карьеры они делали музыку, с самого первого дня, исключительно на своих условиях, не поддаваясь влиянию, не заботясь о трендах, движениях и музыкальной моде. Они шли своей собственной дорогой и гнули свою линию, и я думаю, поэтому они все еще делают записи, которые достойны того, чтобы их слушали. Мы в этом уже 15 лет, и я хотел бы остаться здесь следующие 15. У нас нет каких-то других альтернатив; мы по существу безработные, вот так.

Творчество Placebo обращается к великим идеям любви, потери, жертвы, гедонизма и так далее. Твой взгляд на эти темы меняется по мере того, как ты становишься старше?

Я начал оглядываться на свою карьеру примерно во времена Meds. Я думаю, что, как лирик, я использовал много ухищрений. Например, вся эта аптечно-химическая рутина в Commercial for Levi или название песни, которое кричит: «Посмотри на меня!», как в Nancy Boy! Я принял решение, что я хочу перестать использовать трюки и обратиться, где это возможно, к более серьезным вопросам на более повседневном языке, постараться и упростить это все. Скажи больше, говоря меньше, таков мой путь сейчас.

Не является ли попытка определить, что значит быть человеком, рискованным предприятием?

На самом деле, все, кто пишет, хотят написать что-то вневременное, что не будет устаревать. Я думаю, нужно быть очень осторожным, если хочешь сделать это. Ты должен проникнуть в дух эпохи, но в то же время написать что-то, что выходит за ее пределы. Я не думаю, что использование невероятно специфического с точки зрения культуры языка даст возможность сделать это. Поэтому я пытаюсь выйти за пределы этого и написать что-то, что может выдержать конкуренцию с музыкой, которую я слушал, когда рос. Возьми, например, Леонарда Коэна. В его музыке присутствует универсальность и простота, которые делают ее ценимой и значимой в любое десятилетие, любое столетие. Я думаю, это то, что пытаюсь сделать я, надеюсь, в какой-то мере меняя положение вещей.

Куда такой подход приведет тебя в следующий раз?

Прямо сейчас мне интересно, как, к чертовой матери, я собираюсь пережить следующие два года туров и выйти из всего этого целым.

Во время прошлых визитов в Шотландию вы сокрушались по поводу того, как обстоят международные дела, а также были одними из многих откровенных критиков предыдущего президента США. Как, по твоим ощущениям, изменилось положение вещей, если оно вообще изменилось?

Хорошо, когда разумный человек управляет одной из самых могущественных стран и хорошо, когда-то это тот, кому в целом не все равно. Экономические проблемы, существующие сейчас, вызывают у меня меньший отклик, чем они могут вызывать у некоторых людей, потому что я никогда не был в состоянии понять всю эту культуру жизни не по средствам. Я имею в виду, что я был безработным долгое время, я был бездомным, я спал на железнодорожных станциях, но я не тратил деньги, которые мне не принадлежали. Поэтому я нахожу сложным сильно сочувствовать этой культуре жадности, которая привела нас к такому положению дел.

Другая вещь, которая раздражает меня во всей этой сконцентрированности на наших экономических бедах, – это то, что никто больше не говорит об окружающей среде, а если что-то и приведет нас к заднице, так именно это. Дыра в озоновом слое все еще существует, спустя 20 лет после того, как ее обнаружили, и она становится больше и больше, это уже не новость. Я хочу быть вовлеченным в проблемы мира. Я думаю, это из-за того, что я являюсь родителем; хочется постараться и сделать вклад в то, чтобы создать для своих детей место, где они могли бы расти, которое, надеюсь, будет немного лучше, чем то, в котором рос я. К сожалению, кажется, мы направляемся прямиком к какой-то форме армагеддона, относящегося к окружающей среде, и, возможно, мы заслуживаем той же участи, что постигла динозавров за то, как мы обращаемся с планетой.

Paul Mitchell, theskinny.co.uk
24.11.2009
Перевод - Morgan