Evening Standart

Дикие дни Placebo закончились сейчас. И когда Маркс Белл встречает лучшую группу в Великобритании, он обнаруживает, что настроение Брайана Молко и других участников группы это отражает. Проходя в фойе Coalition, наиболее успешной британской музыки и полного резервуара различной музыки, ты обращаешь внимание на то, что стены украшены обложками журналов. Среди них компания медалей для Verve, Gomez, Gay Dad и несколько пунктов, посвященных Брайану Молко из Пласибо. Согласно этим строкам, Брайан дает Мэрилину Мэнсону возможность использовать его тушь, как самому злому и популярному человеку. Вот – развращенный жулик, который точно также скоро поджег будуар его матери, как и предложил Нэйл Ханнон из божественной Комедии быстрый секс; или ударил кулаком по носу водителя такси, или просто носит банальную майку, провозглашающую «Я - злой».
Когда вы встречаете этого очень непослушного мальчика, плюс его сообщников в Placebo Стефана Олсдала и Стива Хьюитта, они оказываются очаровательным трио из замечательных парней, хорошо сочетаясь вместе в черных свитерах. Несмотря на пролитый стакан воды на мой диктофон, тяжело поверить, что они когда-либо соответствовали очаровательному хвастовству Брайана о том, что они «оставили след крови и спермы по всей Великобритании» в течение их последнего тура.
Молко недавно вернулся с Барбадоса и спортивный загар служит комплиментом его лаку Urban Decay Uzi. Сегодня мы видим его солнечную сторону. «Я катался на лыжах, лежал на пляже, наблюдал за летучей рыбой и: отложил всю выпивку; я чувствую себя чрезвычайно здоровым». Он также полон образов. Брайан не сожалеет о написанных песнях, пропитанных злостью как Nancy Boy, Slackerbitch и Bruise Pristine, но новый, более зрелый Молко разрывает его мультипликационную карикатуру. «В каждой хорошей истории обо мне была частица правды», мягко вздыхает певец с американским акцентом. «Но всегда было и преувеличение, питаемое патологическим желанием внимания и потребности быть предельно близким к собственной пользе. Это было легко взвинтить прессу, но я также стал хроническим мастурбатором в их глазах. Я проскользил во все очевидные каналы». Может быть поэтому швед Стефан и Стив из Манчестера также здесь. Они говорят, но не так много как Брайан, таким образом, вы полагаете, что они действуют как его сеть безопасности. В любом случае, Placebo мало на что могут пожаловаться. Их нынешний альбом «Without You I’m Nothing», полон признанных любовных песен и продается как горячие пирожки. Через несколько дней, они исполняют песню Марка Болана «Twentieth Century Boy» с Дэвидом Боуи на ежегодном фестивале Brit Awards (они были почетными гостями старого отца глэма, аплодируя на его 50-м дне Рождении в Madison Square прошлым летом). И они стали хорошими друзьями Майкла Стайпа и Боно, двух самых скользких потребителей рока.
Молко оспаривает обвинение в том, что они присоединились к общему Учреждению. «Мы также полны благоговейного трепета перед этими людьми. Мы любили их прежде; просто мы тогда не были приняты ими. Боуи сказал, что ему хотелось бы продюсировать нас и это было бы великолепно для меня. Майкл сильно повлиял на нас. Он душевный певец, и я хотел исследовать мой собственный диапазон на новом альбоме. Я устал быть похожим на некий тип гелия. Я хотел меньше пронзительных криков и больше тепла. То выступление с Боуи на его вечеринке по случаю дня рождения было, вероятно, самым фантастическим событием в жизни группы. Он представил нас Лу Риду и я лепетал что-то как идиот перед Sonic Youth. Будто все это проходило в параллельном мире». Боуи, возможно, предупредил Placebo, что за известность и стиль придется платить. Новый альбом засорен обломками разорванных взаимоотношений, а на его название Молко вдохновил разрыв с актрисой Лизой Уолкер. «Вся наша личная жизнь развалились в прошлом году. Эта запись как похмелье. Это пробуждение утром и прыжок в текущую действительность. Все, что мы обхватили в прошлом, наш гедонизм, имело катастрофический ударный эффект на тех людях, о которых мы заботились. Именно поэтому мы потянулись к сентиментальному, романтичному направлению. Я был измучен виной на каждом уровне, таким образом, я ем скромный пирог без купороса». Песни подобные народной молитве Pure Morning, с ее веселыми ссылками на марихуану и менструацию, и мрачная Summer’s Gone имели очевидный резонанс среди армии поклонников Placebo, но они также повернули группу в глобальное предложение тем, кто знает значение «пересеченного качества». Согласно директору Hut Records, Дэйву Бойду – «этот альбом – намного больше подходит для американского рынка», демографически, покупатели не обнаруживают никаких противоречий между симпатией к Depeche Mode, Smashing Pumpkins и Perry Farrell.
Молко слышал о намеренном концентрировании на «легкости» нового альбома Placebo, но настаивает, что не было никакого другого указателя кроме «взять это для самого края. Мы всегда хотели делать эмоциональную музыку с наивной, похотливой энергией и если мы получаем больше успеха, мы не падаем на глухие уши. Мы провели огромное исследование среди наших фанатов (их Фан-клуб может похвастаться более чем шестьюдесятью тысячами участников), и мы нашли, что мы действительно обращаемся к подросткам, пробующим иметь дело с личной свободой. Не каждый сидит, дома получая виртуальную любовь Лары Крофт».
Либерия, Люксембург, Ливан и теперь Ladbroke Grove – Молко жил во всех этих местах и благодарен своему отцу банкиру, за то, что привил ему житейскую проницательность. Placebo предпочитаю наносить удары в «Звездах Популярности», («Где они всегда играют наши синглы»), но они наденут их хромое золото и в любом случае соберутся для номинации «Лучшее Видео» на Brit Awards. «Это все корпорация мастурбаторов, самый низкий общественный знаменатель Конечно, мы любили бы более престижную категорию, лучший альбом или что бы то ни было, но поскольку это будет просто Robbie Awards, кто будет об этом заботиться?». - И после этого? «Вероятно просто пойдем домой, - говорит Брайан – Я внес свою лепту падения в клубах. Я становлюсь меньше, чем социальное животное. Если я выхожу теперь, я путешествую без косметики. Я узнаю, как быть инкогнито.» - И это работает? «Иногда,- он улыбается, только с намеком на старый злой блеск в его глазах».



Evening Standart, 5.Feb.99,
перевод с английского - Ashen Ravage