Filament meets Steve Forrest.

перевод с английского - Leilina


Filament meets Steve Forrest, the new lad in Placebo.
Привет, Стив. Как у тебя дела? Что ты делал сегодня?
Спасибо, хорошо. Я только что ходил по магазинам со своей подружкой, готовился к отлету в Будапешт.

Ты, относительно неизвестный музыкант, присоединился к одной из крупнейших групп в рок-музыке. Чёрт возьми, как же это произошло?
Моя группа Evaline некоторое время играла на разогреве у Placebo во время их тура по Штатам. Так произошло наше первое знакомство, и ребята видели, как я играю. Вскоре моя группа распалась, и каждый из нас пошел по своему пути. Так я провел примерно год, пока не узнал, что Стив Хьюитт больше не играет в Placebo. Поэтому я связался с ними, приехал в январе 2008 на джем-сейшен и с тех пор мы вместе. Я считаю, это очень мило.

Где ты вырос и на что это было похоже?
Я вырос в очень маленьком городе в северной/центральной Калифорнии, где не происходило ничего особенного. Там было три вещи, которые ты мог сделать после окончания старшей школы:
1. Пойти в колледж или в армию и получить диплом или несколько шрамов.
2. Получить работу, забеременеть или выйти замуж. Причем последнее обычно идет за первым.
3. Связаться с наркотиками и играть в группе.
Догадайтесь, что я выбрал.

Типичный фанат Placebo – бледный, апатичный членовредитель (вот слово-то подобрали, прим. Leilina), отчаявшийся, часто, употребляющий наркотики. Был ли ты поклонником Placebo в самом начале их карьеры, когда тебе было лет 13?
Если быть честным, не знаю. В 13 лет моя голова была сродни магазину, в котором есть все, как и у большинства людей. Я слушал очень много рок-музыки одновременно, но всё готическое, с гримом никогда не было моим – и до сих пор не мое. Ха, например, там, откуда я родом, очень сложно оставаться бледным.


Battle For The Sun – более зрелый и оптимистичный, чем предыдущие альбомы Placebo. Твои личные взгляды лучше сочетаются с нынешними Placebo?
Placebo сейчас больше сочетаются с моим характером и вкусами в музыке.

Ты доволен своей работой над Battle For The Sun? Это, должно быть, было большое бремя.
Я очень горжусь своей работой над этим альбомом, я вложил душу в эти песни и в эту запись. Как ни странно, бремя не было тяжелым. Лучше всего в своей жизни я умею играть музыку, и я очень уверен в себе, когда настает время поиграть или выступить. Я думаю, что бОльший гнёт был со стороны медиа-сферы, - мудрость, которая пришла позже.

Ты, должно быть, чувствуешь себя в своей тарелке и уверен в своей сексуальности, раз играешь в этой группе, по очевидным причинам. Откуда это пришло?
Меня всегда привлекали люди, которые не боятся быть сами собой и расширяют границы своей музыки, внешнего вида, сексуальности. Я считаю, это очень смело и это то, что я пытался делать всю свою жизнь. Я любил быть разным и вызывать у людей вопросы: «Почему он это делает?» «Почему он так одевается?» Я был окружен простыми обывателями, и я никогда не хотел быть таким как они и никогда таким не буду.

Что значат для тебя строки: «I will battle for the sun, ‘cause I have stared down the barrel of a gun»?
Для меня? Ну,“I will battle for the sun” значит, что я буду бороться за то, чего я хочу в этой жизни, что люблю и что мне нужно для жизни. Строка “I have stared down the barrel of a gun” означает, что ты увидел смерть или возможность смерти, увидел, что твой путь ведет к разрушениям, и решил изменить свою жизнь.

Андрогинность Placebo очень привлекательна для фанаток, и в музыке существует большая история андрогинных мужчин, таких как Роберт Плант или Давид Боуи, которые были привлекательны для женщин. Как ты думаешь, почему андрогинность так распространена в музыке, но не вошла в повседневную жизнь?
Я не совсем уверен по этому поводу. Я думаю, она так распространена среди артистов, потому что это то, что ты делаешь – выступаешь, входишь в образ. Поэтому грим, дикая одежда и сумасшедшие прически нормальны в нашей работе. Я даже не знаю, где все эти вещи выглядели бы так привлекательно, но я бы не хотел быть на вечеринке с такими людьми.

Играть на барабанах очень тяжело. Что ты делаешь для того, чтобы избежать RSI? (мышечной боли из-за быстрых мелких движений, прим. Leilina)
Я много занимаюсь, слежу за своей формой, убеждаюсь, что не заработал растяжение, если я замечаю его, то позволяю ему рассосаться. Ты не можешь быть невнимательным к своему телу, это то, чем ты зарабатываешь деньги. Я также надеваю мягкую повязку на мое левое запястье, чтобы не повредить во время концерта.

Почему у тебя столько татуировок? И какая из них любимая?
Где-то три недели назад я сделал новую на своем бедре у индейки, которая тоже вся в татуировках. Я делаю татуировки, потому что это отличает меня от всех на этой планете, в том смысле, что с годами у меня появляются свои штампы и закладки, которых больше ни у кого нет; это единственная вещь, кроме моей музыки, которую никто не может забрать. Моя любимая – на костяшках пальцев “Open Mind.”

Ты намного младше Брайана и Стефана, а у них длинная история создания музыки вместе. Как это играет роль в развитии группы?
Это вызывает много насмешек, но возраст перестает влиять на что-либо, когда мы работаем. Мы хорошо подходим друг другу, и ты можешь сказать, что у меня старая душа в молодом теле, а у них – немного наоборот, и это уравновешивает нас. Да, у них длинная история, но я не позволяю этому мешать моему творчеству с ними. В том смысле, что я не воспринимаю их шутки о прошлом близко к сердцу.