Home Главная Holywood Статьи и интервью 2000 – 2002 Интервью Брайана Молко Excellent Online
Интервью Брайана Молко Excellent Online

Брайан Молко, бесспорно, тот еще эксцентричный парень. Играя на превосходной смеси из гедонизма, самомнения и андрогинности, он привел свою группу Placebo к огромному всемирному успеху, в то время, как его лицо стало украшением обложек многих журналов. Но в настоящее время Placebo оказались в щекотливом положении. Третий альбом группы “Black Marked Music” был встречен менее чем восторженными отзывами со стороны британской прессы, его продажы были довольно вялыми после его октябрьского выхода. И это в то время, когда группа достигла рекордно высокой популярности в Америке, по сравнению со скромным успехом “Pure Morning” в 1998 году на альтернативном радио. В настоящее время, все еще нет никаких известий об американском релизе нового альбома, но, вероятно, это случится в ближайшие несколько месяцев. До октябрьского выхода «BMM», Excellent Online имел возможность побеседовать с Молко до Лондонской онлайн-конференции.

[Далее приведена полная распечатка интервью].

Excellent Online: «ВММ» вышел в октябре в Британии, но возможно не выйдет в США до следующего года. Это потому, что вы хотите сначала заполнить европейский рынок, а потом уже покорить США?
Вrian Мolko: Что касается Америки, необходимо постоянно там находиться для того, чтобы проникнуть в воображение публики. Ты не можешь просто приехать на несколько недель и ожидать, что что-нибудь произойдет. Поэтому недоморощенным талантам очень тяжело здесь пробиться. Нужно посвятить много времени и расставить все по местам.

ЕО: Ты был доволен отзывами на «WYIN» (предыдущий альбом группы) полученными здесь?
ВМ: Да, но к сожалению, мы не получили большой поддержки MTV. У нас был хит Pure Morning, который крутили 5000 раз в неделю от побережья до побережья. Это хорошо для того, что бы все еще чувствовать себя неудачником, хотя мы продали более 150 000 копий WYIN в Америке, и это, определенно, не провал.

ЕО: Ты бы предпочел оставаться неудачником для американской аудитории?
ВМ: Я не знаю…В настоящее время мы можем собрать около 500-1000 человек за вечер. Надеюсь, с этим альбомом эта цифра может удвоиться. Мы всегда рассматриваем альбомы как строительные блоки. Мы заинтересованы в долговечности и, мне не кажется, что Америка исчезнет в ближайшем будущем, так что это что-то, что, я надеюсь, мы сможем построить со временем, альбом за альбомом. У нас действительно есть поклонники и они довольно навязчивы и чрезвычайно преданны.

ЕО: Первый альбом был наполнен необузданной сексуальной энергетикой, второй альбом передавал лейтмотив твоих взаимоотношений с другими, что было движущей силой для третьего?
ВМ: Ну, мы были в туре в поддержку WYIN тринадцать месяцев, так что к концу этого тура мы «выписались из клиники» [смеется] и все сломанные кости срослись. Мы исполняли те песни настолько на автопилоте, что чтобы почувствовать себя снова художниками, нам нужно было написать полностью новую партию песен. Мы решили, что собираемся намного больше контролировать производственную сторону. К тому времени, как мы вышли из демонстрационной студии в реальную, нашим намерением было создать классический вечный рок альбом.

ЕО: Почему альбом называется «BMM»?
ВМ: Чтобы создать о нем представление как о чем-то незаконном, контролируемом из-под прилавка, и запретном плоде с дерева познания.

ЕО: Ваши последние видео имеют кинематографическую направленность («Pure Morning» в стиле Хичкока и «Slave to the Wage» с BMM как дань «Гаттаке»), хотите ли вы, чтобы ваши новые видео были такими же, а не «три парня играющее перед камерой»?
ВМ: Нам наскучило делать клипы довольно рано в нашей карьере. Это необходимый маркетинговый инструмент и необходимое зло, также это лицо твоего альбома. Мы всегда хотели превратить это необходимое зло в произведение искусства, и нам бы хотелось делать больше «маленьких фильмов» по своей сути, и рассказывать истории.

ЕО: Получаете ли вы еще предложения сняться в фильмах? [группа снялась в фильме Тодда Хейнса "Velvet Goldmine."]
ВМ: Нам поступает много предложений . Мы отказались от предложения сняться в «Metal God» [ рабочее название фильма «Рок звезда" Стивена Херека] (правдивая история о фанате Judas Priest, который, в конце концов, становится солистом группы). Мы не собирались быть ни Judas Priest, ни «теми, кто всегда в прокате» в музыкальной индустрии. Все предложения, которые я получал, были связаны с музыкой, и мне бы хотелось чего-то более многообещающего, нежели использование моего фона в драме. С тех пор как группа довольно успешна и является основным приоритетом, я могу экспериментировать в кино намного больше, так что мне не приходится концентрироваться на более коммерческих фильмах. Мы отвергли чертовски много предложений…

ЕО: Как ты думаешь, имидж важен? Был ли твой имидж некорректно отображен в СМИ?
ВМ: Я думаю, люди уделяют имиджу слишком много внимания. Мы никогда не намеривались привлечь столько внимания к своему имиджу, просто потому, что мы не думали, что он такой скандальный. Это просто была наша сущность. Участие в рок-группе дает тебе много свободы в исследовании каждой грани своей личности, которые ты не мог бы исследовать, если бы работал, например, в банке. Так что, мы пользуемся этой свободой в полной мере. Свобода – это в значительной степени то, в чем заключается философия группы, так что это позволяет нам исследовать себя и быть высоко оцененными за это.
Наш имидж силен, но если бы наша музыка не была также сильна, или даже сильнее, мы бы оказались в ситуации Milli Vanilli (немецкая рок-группа, чья карьера закончилась скандалом, в результате которого выяснилось, что вокальные партии, использованные в треках, вообще не принадлежат участникам группы). Если бы это было так, мы бы вероятно не записали третий альбом, или даже второй. Мы видим себя, в первую очередь, музыкантами, не иконами стиля. Несмотря на это мы верим в шоу бизнес, и, когда люди приходят на концерт, они получают удовольствие от перенесения в альтернативную реальность. Они хотят увидеть что-то большее, чем просто жизнь. В этом и суть рок-н-ролла, от Боуи, Игги Попа, и Лу Рида и далее. Мы предпочитаем сценическое шоу, которое больше похоже на представление, тому, которое выглядят так, будто ты только что пришел с улицы. Я думаю, с Placebo вы получаете «полный пакет». Вы получаете страсть и честность, обмен эмоциями, который чрезвычайно важен, и вы получаете сильный образ так же, как и сильную музыку. Вот почему это так хорошо работает, потому что все элементы на своих местах.

ЕО: В настоящее время некоторые группы, такие как The Smashing Pumpkins и The Cure, имеют схожую с вашей сущность, и сейчас обе группы объявляют, что собираются прекратить свою деятельность в ближайшем будущем, хотите ли вы назвать себя новой надеждой?
ВМ: Это было бы приятно. Я не хочу искушать судьбу, говоря «конечно», но, возможно, в некотором отношении, мы можем занять их место.

ЕО: Кажется, фанатам The Smashing Pumpkins и The Cure нравится так же и ваша музыка.
ВМ: Так же, как и фанатам Nine Inch Nails. Возможно это потому, что как группа, мы исследуем темную сторону человеческих эмоций. Это честно и трогает многих людей. Трое из нас росли, постоянно ощущая себя аутсайдерами, и, в определенной мере, музыка Placebo - это «музыка аутсайдеров для аутсайдеров». Когда вы приходите на концерт Placebo, вам может показаться, что вы находитесь на собрании изгоев.

ЕО: Таким образом, ваша музыка очень личная?
ВМ: Да, она очень личная. Она должна быть личной. Многие группы, как Oasis из кожи вон лезут, пытаясь писать универсальную по своей природе музыку, которая затем попадает в область клише. Чем более личным ты что-то делаешь, тем более универсальным это становится, так как, по существу, все мы сшиты из одного эмоционального материала, и потому что наша музыка такая личная, в ней есть определенная доля абстракции и двусмысленности, что позволяет каждому слушателю примерить ее на себя и создать их собственную эмоциональную связь. Именно поэтому, я думаю, наши песни значат так много для стольких людей.

ЕО: По вашим ожиданиям, что слушатели получат от нового альбома?
ВМ: Классические темы Placebo: темы страсти, гнева, гедонизма и много любви. Мы использовали тему вуайеризма («Peeping Tom»), немного политики (“Spite & Malice” и «Hаemoglobin»). Я думаю, так же, как мы можем заставить людей чувствовать, мы можем заставить людей думать, и мы также можем заставить людей танцевать.

 


Excellent Online, 2000
Текст - Scott Stegena.
Перевод с английского - Kotik-Zmotik