Интервью NY Rock

Пласибо живы-здоровы. Никто не умер от передозировки. Большинство сплетен, в правдивости которых нас уверяли собратья в прессе – не оправдалось. Наоборот, группа объявилась с третьим альбомом Black Market Music. Фронтмэн Брайан Молко, может, укоротил волосы и сменил перья, вызывающие украшения и яркое шмотьё на черные одежды, но всё же остался андрогинным персонажем, не упускающим возможности взмахнуть ресницами в нужный момент. Некоторым примадоннам голубого экрана есть, чему поучиться у эффектного Брайана.

Какое место занимает 'Black Market Music' в вашей работе?

БРАЙАН: Пока – последнее. Это третий альбом. А если серьезно, именно такую пластинку мы уже давно хотели записать. Я нисколько не преувеличиваю, говоря, что мы по-настоящему ЛЮБИМ ее и никогда еще не были так довольны своей работой. Наш дебютный альбом был быстрым и непричесанным панк-попом. Without You I'm Nothing обнажил наши меланхоличные и депрессивные черты, а Black Market – оптимальное соотношение и того и другого. К тому же, это первая запись, в которой мы выступили в качестве продюсеров и не побоялись сделать то, что нам хотелось сделать. Подготовка к этому требует времени. В самом начале ты еще слишком молод и наивен, легко попадаешь в ловушки или заходишь в тупик, потому что какой-то там продюсер указывает тебе, что и как нужно делать. На этот раз мы почувствовали в себе силу и готовность участвовать в процессе и сделать именно то, что нам хочется.

Не знаю даже. По-моему, первый трек "Taste In Men" дает обманчивое представление об альбоме. Вас не волнует, что это введет людей в заблуждение?

БРАЙАН: Мы обожаем оставлять у людей превратное впечатление таким образом. Это наш конек. Послушав Taste In Men, у вас создается неверное мнение относительно содержания альбома. Так вам и надо. Послушайте пластинку целиком и только тогда ощутите ее вкус. Мне никогда не нравились люди, которые слушают только первый трек или сингл и делают вывод, хороший альбом или нет. Не отщипывайте по чуть-чуть, откусите целый кусок! Но мы не писаем в штаны от страха за судьбу третьего альбома. Ничего подобного!

Вы сменили продюсера, на этот раз работали с Полом Коркеттом…

БРАЙАН: Да, это так. Не хочу «опускать» Стива (Осборна, продюсера предыдущего альбома), он все-таки крут по части танцевальных примочек, и это одна из причин, по которой мы хотели с ним работать. Нам всегда нравилось вплетать элементы электронной музыки в рок, но это было недостаточно ярко. Не так ярко, как нам хотелось бы. Думаю, наш дебютный альбом недопродюсирован в той же степени, в которой Without You I'm Nothing ПЕРЕпродюсирован. Не слишком, но все-таки перепродюсирован. Ни одну из этих работ, по нашему мнению, нельзя назвать по-настоящему классной. Альбомы хорошие, и мы ими гордимся, но они просто были не совсем такими, какими мы их представляли.

Мне очень понравились оба альбома. А что Вас не устроило во 'Without You…'?

БРАЙАН: Поймите меня правильно. Речь совсем не об этом. Я просто хотел, чтобы альбом получился реально суперским, но, оглядываясь назад, думаю, во Without You слишком много медленных песен для второй пластинки. Но, черт возьми, какая разница? В тот момент мы были именно в таком настроении - в очень тормозном.

Мне нравится и новый альбом, но в него вникнуть тяжелее, чем в предыдущие. Считаете, поклонники это примут?

БРАЙАН: Не знаю. Думаю, что бы мы ни сделали, всегда найдутся те, у кого мы вызовем раздражение. Даже если речь идет всего лишь о критиках. По-моему, если я завтра перестану пользоваться косметикой, даже это будет людей бесить! Возвращаясь к альбому, я считаю, в нем есть все ингредиенты, необходимые для того, чтобы удовлетворить тех, кому полюбились наши предыдущие работы – вне зависимости от того, какому из двух альбомов они отдают предпочтение.

Раз уж Вы упомянули косметику, пользуетесь ли Вы ей в повседневной жизни? Насколько этот яркий образ музыканта отражает Вашу реальную натуру?

БРАЙАН: Да, я пользуюсь косметикой и в повседневной жизни. Человек, которого вы видите на сцене, в основном – такой же и вне ее. На сцене я такой же, как в обычной жизни. Просто этот образ – чуть более яркая версия меня-нормального – немного более эффектная и открытая, чем в быту. Макияж – это не маска, которую я надеваю перед выступлением. Люблю быть чудаком. Это прикольно!

Давайте вернемся на пару лет назад. Ваша игра в «Бархатной золотой жиле» была раскритикована британской прессой…

БРАЙАН: Ну, по-моему, критика со стороны британской прессы – дело обычное. По правде говоря, оглядываясь назад, я понимаю, что это была не лучшая идея. Мы выглядели идиотами. Ну, и что? Это и называется актерской игрой. Это ведь не по-настоящему, и не имеет отношения к реальной жизни.

Ваш наставник и большой поклонник Дэвид Боуи – не только музыкант, но и актер. Как он оценил эту работу?

БРАЙАН: Господи, да он просто терпеть не может этот фильм! Он действительно ненавидит «Бархатную золотую жилу». Скажем так, эта лента – предмет, который Пласибо и Боуи … хм… крайне редко обсуждают. Мы просто стараемся не говорить об этом.

Журнал Kerrang назвал Вас последней из Великих рок-звезд. То еще звание! Как вы себя чувствуете в статусе последней Великой рок-звезды в Мире?

БРАЙАН: Последним представителем исчезающего вида? Ну, не ждите, что я тут же ринусь производить потомство - плодить маленьких рок-звезд. Честно говоря, это, конечно, очень лестно, но я не воспринимаю этот статус всерьез. Нужно смотреть на него с долей скепсиса. Если я начну вести себя, как последняя рок-звезда, - звучит, как последний динозавр, - то стану полным г*внюком, а не полу-г*внюком, которым являюсь в данный момент. Так что, я предпочитаю не верить тому, что обо мне пишут, особенно после того, как в недавнем номере другого журнала меня назвали «разочаровавшимся параноиком, у которого не все дома». Похоже, граница между параноиком и рок-звездой на самом деле тоньше, чем кажется.

Некоторые Ваши высказывания в прошлом гласили, что Вы оставляете после себя следы крови и спермы. По мне, так это звучит ненормально. Может, это лишь мое мнение…

БРАЙАН: Знаю, эти слова прилипли ко мне, как жвачка к ботинку. Заметьте, я веду себя совсем по-взрослому - я ведь не сказал «собачье дерьмо». Честно говоря, в то время я был молодым и сумасшедшим. Хотел, чтобы меня воспринимали всерьез, как артиста, но по вине своей наивности, невежества и недалекости - мутировал и превратился в комичный персонаж. У меня был кризис самоопределения! (ухмыляется) Один из многих моих кризисов.

У Вас возникла взаимная неприязнь с Фредом Дерстом из Limp Bizkit. С ним такое часто случается. Так что же вы, ребята, сделали, чтобы заслужить честь быть презираемыми дивой-Фредом?

БРАЙАН: Ой, это долгая история. Постараюсь изложить кратко. Это случилось на шоу New York K-Rock. Я лично нахожу эту историю довольно забавной, а Дерст – просто псих, который слишком много о себе возомнил. В общем, Кид Рок должен был выступать перед нами, Фред Дерст был ведущим типа конферансье или что-то в этом роде. К сожалению, нам об этом не сообщили. Более того, никто не потрудился сообщить нам и то, что Кид Рок по дороге на сцену прихватил с собой двух стриптизерш, а также рэппера-карлика Джо Си и пони. Невероятно. Даже у пони была своя отдельная гримерка! Честно говоря, мы подумали, они просто хотели поржать. В смысле, кому захочется выйти на сцену после гнома-рэппера, некоего существа с копытцами и стриптизерш, особенно, если в зале – толпа американцев-гомофобов? Потом Дерст поплыл на сцену, чтобы объявить выступление и действительно привлек к себе массу внимания, но наш менеджер что-то не «догнал» и заорал: «Ты кто нах…такой?!». Бедняга Фредди посчитал, что это не смешно и, как только мы отыграли, совсем съехал с катушек. Начал орать и оскорблять нас перед всеми зрителями, психопат. Ну, с тех пор это всё как-то раздалось в размерах, ха-ха.


NY Rock [Апрель 2001]
Перевод - Nata