Home Главная Holywood Статьи и интервью 2005 – 2008 Интервью с Робертом Шульцбергом
Интервью с Робертом Шульцбергом
Первый альбом Placebo был записан в 1996 году, в Westland Studios, в Дублине. Не могли бы вы рассказать нам побольше о том времени, какие у вас сохранились воспоминания?

Запись альбома происходила в большей спешке, было бы лучше, если бы мы потратили чуть больше времени на то, чтобы сделать все, как положено (я думаю, барабаны нужно было записать получше!), но, в любом случае, большинство групп говорят то же самое. Я жил в одной квартире с нашим продюсером, Брэдом Вудом, и мы с ним отлично ладили, в то время, как Стефан и Брайан тоже жили вместе где-то. Мы записывались в течении двух недель, а затем вернулись в Лондон, где еще две недели миксовали альбом.
Где-то посреди записи альбомы мы улетели в Остин, чтобы отыграть там, а также мы давали много интервью. Это был настоящий нон-стоп.

А более конкретно, каковы ваши лучшие и худшие воспоминания о Placebo?
Мои лучшие воспоминания включают в себя то начальное чувство недоверия, когда у нас стало все получаться. Все произошло так быстро. Мы записали наше первое демо в апреле 95-го (через 7 месяцев после образования), а уже в июне 95-го у нас появились менеджеры. Мы даже еще не записали наш первый альбом, когда Боуи пригласил нас выступить с ним в Италии в феврале 96-го. Все, что он слышал - это наше демо, но ему очень понравилось. Так что, по существу, после маленьких площадок в Англии, мы, в мгновение ока, перешли к большим аренам. Мне кажется, мы чувствовали, что мир лежит у наших ног. Множество людей, особенно наши менеджеры и звукозаписывающая компания, казалось, были настроены на то, что бы сделать нас очень успешной группой. Однако, мы испытывали стресс в то же время, потому что наши отношения с Брайаном никогда не были простыми, и чаще всего это приводило к напряженной обстановке в группе. Мы оба были гордыми, на все имели свое мнение и ссорились по поводу большинства проблем. Я всегда знал, что мое время в группе будет весьма ограниченным.

В 2006-м первым альбом Placebo был переиздан, с большим количеством бонусных би-сайдов и редкого материала. Что вы почувствовали, когда впервые услышали об этом?
Алекс, их менеджер впервые сообщила мне об этом во время концерта Young Gods в июне 2006. Мне было приятно услышать об этом, так как я решил, что звукозаписывающая компания посчитала, что первый альбом был лучшей работой Placebo, и он действительно должен быть переоценен. Однако я знаю, что переиздание совпало с концом пятиальбомных отношений Placebo с Virgin, так что в этом, очевидно, присутствовал денежный интерес со стороны Virgin, но это меня точно не беспокоило.

Какие песни на альбоме ваши любимые?
Моей любимой песней всегда была Swallow. Ее первую версию Брайан и Стефан записали под действием кислоты, когда я уезжал в Германию на месяц в сентябре 94-го навестить мою бывшую девушку. Когда я услышал эту песню, я подумал, что она потрясающая: она правда что-то делала со мной. Вокал звучал так неподдельно испорченно, повторяя слова через зловещий мотив басса и крутые гармоничные партии гитары (в ней не было барабанов). Мне кажется, Брайан записал для Swallow басс, а Стефан гитару. Мы никогда не играли ее вживую, потому что не могли повторить звучание оригинальной версии, хотя и запись на альбоме мне тоже нравится.
Если выбирать из быстрых песен, я думаю, любимыми были Bruise Pristine и Come Home.

Если верить слухам, вы покинули группу после повторяющихся ссор с Брайаном. Не могли бы вы рассказать нам, что же действительно произошло?
Я был уволен. Впервые я ушел в сентябре 95-го, но сразу после этого нам предложили записать наш первый сингл (Bruise Pristine), так что я чувствовал, что мне нужно остаться для того, чтобы закончить хотя бы одну запись с группой. И вот после воссоединения (через две недели после моего ухода), все и завертелось. К сожалению, у нас были сильные разногласию в августе 96, прямо перед тем, как мы должны были сниматься в нашем первом тв-шоу (the White Room). Брайан сказал, что больше не может играть со мной, а я сказал что-то вроде того, что эта группа принадлежит не только ему, так что он не единственный, кто все здесь решает. Невероятно, но я вызвался пройти курс психотерапии, чтобы лучше разобраться с ситуацией (т.е. с ним), на что он ответил, что у него "нет времени на то, чтобы разбираться с тем, что там у тебя в голове", очевидно, отрицая любую ответственность за свое собственное поведение и свои собственные поступки. Я предложил (и мы согласились), что мы продолжим играть вместе до декабря 96-го и завершим продвижение альбома, а заодно посмотрим, не улучшится ли ситуация к тому времени.
В сентябре 96-го мы отправились в наш первый двухнедельный тур по Америке, и первое шоу было в Нью-Йорке. Атмосфера было чрезвычайно напряженной, я мог поклясться, что что-то такое происходило, так как Брайан больше не прилагал ни малейшего усилия к тому, чтобы быть приятным. Я спросил Стефана о том, что же происходит и буду ли я играть в нашем туре по Германии (после американского). Все происходило прямо перед тем, как мы должны были выйти на сцену, и он лишь ответил "нет, не будешь". Я отыграл еще два концерта в Париже после тура по Америке по просьбе менеджера, последним было выступление на “Nulle Part Aillleurs”. Брайан сказал, что "устал быть предметом злобы Роберта против всего мира", и если честно, я тоже от него устал! Если вам интересно, на чьей стороне находился Стефан во всей этой ситуации, то он просто устал быть между двух огней.

В течение 10 лет группа работала с барабанщиком Стивом Хьюиттом, вы когда-нибудь могли себе представить, что Placebo будут настолько успешны?
Вокруг Placebo всегда было немало энтузиазма. Очень многие люди намеревались сделать группу успешной, включая и самих участников группы, конечно, так что все это едва ли было удивительно. И, в конце концов, они написали немало хороших поп-песен!

По сравнению с первым альбомом, звучание Placebo сильно изменилось, и некоторые фанаты, следившие за группой с самого ее появления, почувствовали глубокое разочарование. Вы встречали таких людей?
Да, многих, хотя, я полагаю, что те фанаты, которые общаются со мной, вероятно, скорее скажут что-то подобное (никак ни то, что группа стала намного лучше теперь). Тем не менее, для меня было большим утешением и поддержкой встретить людей, разделяющих такую точку зрения.

Каково ваше мнение по поводу развития группы?
Кое-что из того, что они сделали, хорошо, кое-что - не очень.

Сегодня все больше и больше людей считают, что рок мертв. Девиз "Секс, наркотики и рок'н'ролл" уже не имеет такого влияния, как в 70-е и 80-е. Что вы думаете о новых группах и о том, как они обращаются со всем этим наследием?
Я не уверен, насчет того, действительно ли "секс, наркотики и рок'н'ролл" больше не имеет такого влияния, как раньше. Нахождение в группе всегда будет притягивать две другие составляющие девиза, неважно, являлись ли они первопричиной вашего желания сформировать группу. Я думаю, что этот девиз завоевал свою дурную славу в 70-х, потому что тогда все это только начиналось, а с тех пор превратился в надоевшее клише, о котором помнит каждая группа. И бессмысленно пытаться быть еще более сумасшедшим, чем Кит Мун, мы все это уже проходили.

Есть ли какие-либо коллективы или артисты, которые вам по душе и которых вы хотели бы нам рассказать?
Есть такая французская группа, они сейчас живут здесь, в Лондоне, "John and Jehn". Я думаю, они классные, у них такой темное запоминающееся звучание. Их стоит послушать.

Помимо того, что вы профессиональный барабанщик и играете на диджериду (можно услышать в I know), играете ли вы на еще каких-либо музыкальных инструментах?
Я также играю на гитаре. На самом деле, я больше играю на гитаре, чем на барабанах, хотя за барабанной установкой я чувствую себя наиболее комфортно. Я вряд ли буду играть на гитаре во время выступлений, но мне нравится играть самому с собой дни напролет.

Чем еще вы занимались после сотрудничества с Placebo? Мы слышали, что вы играли группой Lomax и что у вас вышел с ними альбом в 2003-м... Не могли бы вы рассказать нам побольше о ваших целях и проектах?
В Lomax было здорово играть, мы отлично проводили время, но группа не могла существовать долго, потому что вокалист-гитарист Пол Эпворт занялся продюссерской карьерой, раскручивая такие группы как Bloc Party, Futureheads, the Rakes и т.д. Я сейчас играю в новой группе с Джоном, басистом из Lomax и гитаристом Майком, который играл в Hope of the States, хотя у нас все еще нет имени...То, что мы делаем - довольно экспериментально, мы используем много повторов и различных эффектов, чтобы создать сложное звучание, которое бы отличалось от обычной музыки. Мы неуклонно прогрессируем и планируем вскоре играть вживую.
Я также играю в электро-рок проекте Cristine с одним моим французским другом. У нас вышло два сингла в Mute Irregulars (замена Mute records). Звучание напоминает что-то среднее между Jesus and Mary chain и Velvetseal с электроникой на заднем фоне.

Стив Хьюитт ушел из Placebo этим летом. Если бы Брайан и Стефан предложили вам работу, вы бы согласились? И почему?
Если бы между нами была музыкальная химия и если бы мы смогли сдерживать своих демонов, это было бы здорово, но я не думаю, что это произойдет.

Exclusive Interview with Robert Schultzberg 2007
Перевод - Ally