Life's a Drag

Брайан Молко – странный персонаж. Временами глубоко погруженного в себя, а также возмутительно честного американца, скрытого за макияжем, приятели по группе описывают как «запутавшуюся девочку» с андрогинной сексуальностью, эхом отзывающейся в музыке Placebo.
Будучи отпрыском отца-американца и матери-шотландки, с комфортом проживавших в Люксембурге, Молко был ребенком, который посещал частную американскую школу, где уныло проигрывал спортивные соревнования и частенько именовался «педиком». Довольно обычная юность для таких, как Брайан, кто не вписывается в картину мира других людей, до тех пор пока в возрасте 18 лет он не попрощался с Люксембургом и поступил в лондонский колледж Goldsmiths (в нем также учились Damon, Alex и Graham из Blur, John Cale из The Velvet Underground и арт-террорист Damien Hirst и другие). Теперь жизнь стала чудной, ведь именно здесь впервые сформировались Placebo.

Подписав контракт с Hut в январе прошлого года, Placebo с тех пор выпустили удивительно неоднозначный дебютный альбом «Placebo» и парочку синглов, включая, конечно, их самый большой хит на сегодняшний день Nancy Boy, который прорвался в десятку лучших в прошлом месяце.
Вы могли бы ожидать, что Nancy Boy – это что-то из разряда классической пидорской песни. Но любой, кто видел их на шоу Top Of The Pops, знает, насколько гедонистична может быть группа (и в особенности Брайан Молко), получающая удовольствие от возмутительности собственных текстов, которые делают Nancy Boy их самым дерзким заявлением на данный момент.
«Это не ваша заурядная мальчик-встретил-девочку песенка», - замечает Молко.
«В звучании мы старались воплотить что-то вроде пробужденного наркотиками сексуального натиска. Песня не продвигает беспорядочность в связях, но и не осуждает ее. Она высмеивает классические фразы мачо – «Я трахну ее с бумажным мешком на голове» или «Не смотри на камин, когда разжигаешь огонь» (букв. перевод комментария по поводу полового сношения с некрасивой женщиной – прим. пер.) и так далее. И такие слова, как «гомосек» и «педик». Когда ты примеряешь их на себя, они привязываются к тебе твоими собственными силами».

«"Дыры для глаз в бумажном мешке, лучший секс, который у меня был" (Eyeholes in a paper bag, greatest lay I ever had) – говорится просто о том, что трансвестит в песне, вероятно, очень уродлив, но пытается достичь какого-то рода красоты. Наверное, в песне говорится, что ты можешь быть уродлив, но прекрасен в сексе, на самом деле это неважно».
В песне также есть насмешка над «людьми, которые думают, что геем быть модно, - парнями, которые думают: «Несколько моих друзей – геи», и собираются тоже попробовать, потому что находятся в окружении, где это круто, но на самом деле собственного желания у них нет. В песне я задаю людям вопрос о причинах, побуждающих их спать с кем-то своего пола. Так же как героин сегодня в моде, быть бисексуалом кажется людям настоящим шиком».

«Моя сексуальность очень подвижна, но и очень реальна. У меня были очень смущающие и противоречивые эмоции, с тех пор как проснулась моя сексуальность, и это то, с чем я должен прийти в согласие».

Если Nancy Boy рассматривать как песню спорную, то тогда весь альбом лирически, по словам Молко, «довольно отвратителен».
Он продолжает: «Это исследование чьего-то искреннего женоненавистничества. Это зло, скверно, обидно и полностью политически некорректно».

Отличная работа!


Taken from Backbeat, March 1997
Перевод с английского - sweethaze