Home Главная Holywood Статьи и интервью 2005 – 2008 Наконец-то стали взрослыми!
Наконец-то стали взрослыми!

перевод с немецкого by pretentious Daisy

Еще в 2006 году стало ясно, что Брайан Молко, Стефан Олсдал и Стив Хьюитт снова будут потрясать музыкальную прессу и сцены. Действительно, с выходом их пятой работы "Meds" в марте Placebo штурмовали Top 10 в двадцати странах, в семи странах в чартах лучших альбомов они занимали первые места, а Kerrang! удостоил трио наградой Classic Songwriter. Placebo 2006 - это повзрослевшая музыка, которой 34-летний фронтмен очень гордится. Сейчас он сидит в гримерке, непрерывно курит и ждет следующего концерта, снова и снова перебирает те же струны гитары, настраивает тот же тон. "Сегодня Оберхаузен", сообщает тур-менеджер. Брайан кивает, глубоко вздыхая: "20 минут" произносит он по-немецки. 20 минут в пользу 2006 года, с Брайаном Молко.

"Это не коммерческий успех, которого мы достигли с "Meds", и который показывает нам, что мы выросли как музыканты. Это не удивляет меня также потому, что этот альбом действительно содержит лучшие песни, которые мы когда-либо писали". Всяческая ерунда, "уловки", как Молко назвал их весной, выбрасывается за борт, тексты больше нельзя читать как приложенную записку из шкафчика для лекарств. "Я хотел сказать все нормальными, повседневными словами, не лез из кожи вон, чтобы шокировать, как это делает "великий автор песен".

Желтая пресса перестала писать скандальные истории. Тем не менее Placebo упорно приклеивают ярлык отвязных рок-звезд, "отчего я сегодня пытаюсь избавиться. Я не должен был вначале без умолку болтать о наркотиках и сексе, так наивно это было с моей стороны, но я извлек из этого урок, в противоположность Питу Доэрти (Pete Doherty), который так и остался глупцом. Его личная жизнь стала важнее и известнее, чем его музыка, которая пострадала не в меньшей степени. Мы не хотели бы стать асоциальными фриками, находящимися в постоянно подавленном состоянии и прятаться за провокационными картинками с килограммами мэйк-апа на лице". В 2006, за 12 лет существования группы, песни должны говорить сами за себя, причем их содержание по-прежнему питается бездной человеческих характеров. Искусство Placebo обобщается в нескольких словах: "Песни о любви и зависимости. Да, это описание мне нравится". Так, интернациональные рок-звезды выступали в этом году целую неделю с суперзвездами, которые однажды написали на флаге: "Песни о вере и преданности": "Турить с Depeche Mode было классно, я их большой фанат. Конечно, странно через восемь лет первый раз снова быть группой на разогреве, но это помогает нашему Эго быть в норме, немного приземляет", он весело смеется. "И мы вышли на новую, большую публику, завоевали новые сердца. Все же, я хотел бы, чтобы Placebo однажды стали величайшей группой в мире. Ведь популярность не гарантирует того, что ты являешься качественно хорошим исполнителем. Но нужно высоко метить, чтобы быть на полпути к этому, не так ли? Тот, кто заполнял огромные стадионы, может покровительственно заявить: "Ха, вообще-то я предпочитаю играть в небольших клубах с интимной обстановкой..."

Маленький Большой человек отложил гитару в сторону. Брайан лично подтверждает свой изменчивый нрав. На самом деле расслабленным он не бывает, слишком долго они уже в туре. Как профессионал он не показывает вида, лишь изредка говорит о том, что вызывает в нем огромное недовольство во время дороги. Брайану не доставляет удовольствия разговаривать о группе, анализировать прошедший месяц в пути: "Мне не хватает множества вещей из повседневной жизни, о которых я не буду болтать просто вот так". Он снова начинает мучить струны гитары, размышляя, как подвести это к Placebo: "Такое ощущение, что мы делаем это уже целую вечность и одновременно, как будто только вчера начали. Классно звучит, да? Даже довольно правдиво". Он снова безмолвно погружается в мысли. "Не имею понятия, как чувствуют себя Стеф и Стив, но лично у меня иногда такое впечатление, что я в туре с двумя сумасшедшими, но кто знает, может они обо мне тоже самое думают?"

Солист с характерным голосом имеет в своем арсенале различные виды смеха. Вот сейчас он смеется мерзким смехом, подобным козлиному блеянию. Перед ответами следует продолжительная пауза, почти мучительная тишина, по которой становится ясно, что он не хочет, чтобы его перебивали. Не сейчас. Пир во время чумы. "Как я уже сказал, я не собираюсь объяснять это. Я думаю, этот год позволил мне получить хорошее звание и, обобщая, Конфуций сказал: "Каждое путешествие начинается с единственного шага". Вот так я описал бы 2006 год". Слышно, как он втягивает дым своей сигареты, едва заметное, легкое движение касается его губ. Только досюда и не дальше. "Многие темы для меня слишком личные, я бы не хотел выносить их на публику. И год группы, оглядываясь назад, также скучный, по меньшей мере, для меня". Он снова ненадолго останавливается. "Всегда здорово играть в Мексике. Когда мы там, мы чувствуем себя не как Placebo, а даже как The Beatles! - Ну да, хотя это пустая фраза, можно сказать, не так ли?" Он ворочается, снова тянется за гитарой, гладит себя по практически налысо подстриженной голове, "Будь всегда на одну прическу впереди своих фанатов" скандировал гламурный андрогин несколько лет назад. "Нет, это не тенденция. Просто это не требует никакого ухода, чем я и руководствовался. Я по-прежнему использую мэйк-ап, чтобы чувствовать себя более красивым. Если бы я должен был заново родиться женщиной, то определенно Одри Хепберн (Audrey Hepburn), она для меня воплощение элегантности и роскоши". Светскость идет сыну американского крупного финансиста: "Как в повседневной жизни, так и на сцене я часто ношу Agnes B. и Christian Dior, что мне идет. Кроме того, я коллекционирую произведения искусства. У меня есть Warhol, Miro и сейчас я пытаюсь приобрести Basquiat. Конечно, мне не нужно что-то слишком дорогое - я не настолько богат, чтобы покупать что-то за 2 млн. евро. Но это единственное сумасбродство, которое я себе позволяю. Так как у меня нет водительских прав дорогие машины отпадают".

Мосье Молко снова пламенно увлекся. Как любой человек он охотно беседует о прекрасных вещах в жизни, и к ним уж точно не относится повседневность туров. Но относится Франция. Великая нация очаровывает не только потому, что здесь состоялся первый прорыв, которому Placebo до сих пор отдают дань. На берегу Средиземного моря они уединяются для того, чтобы писать и также с удовольствием проводят свободное время в стране "Савуар вивр" (во Франции; фр. "уметь жить"): "Можно очень гордиться уже только от того, что образовались там как английская рок-группа. Но ко всему прочему я чувствую очень тесную взаимосвязь со страной, вероятно, там я прожил свою предыдущую жизнь. Осталась любовь к сырому мясу - всю последнюю неделю почти каждый день я ем бифштекс - и слабость к очень крепким сигаретам", сейчас он кудахтает радостно-глупо, "и не мыться. Мужчины, которые не моются, но очень сильно душатся, очень французские". Он еще немного покудахтал.

Побочных проектов, DJ-вечеров и выступлений в качестве приглашенного гостя, как еще в 2005, этот год коренному бельгийцу не принес: "У меня только один проект на стороне, и он около 70 см ростом", радуется он. Так как в туре 2006 года наряду с солистом и рок-звездой, Брайан исполнял роль новоиспеченного и гордого папы своего сына Коди. "Благодаря этому ребенку сегодня я понимаю, что означают безусловная любовь, зависимость, ответственность, но и настоящая радость. Когда он мне улыбается, десятки миллионов проданных альбомов не стоят ничего. В этом году я провожу Рождество со своим мини-ми, с моим маленьким мужчиной. При этом я буду слушать рождественский альбом Carpenders, это великолепно. В канун Нового года я буду с Коди у моей матери". За восторженным воодушевлением следует печаль: "Это напомнило мне, как редко я его вижу. Это ужасно. Еще не знаю, как я разберусь с этим в будущем, когда Коди подрастет, но нужно сконцентрироваться на этом сейчас и позаботиться о будущем, если оно имеет место быть, это очень хорошая философия, на мой взгляд". Чтобы развеять мрачные тучи на мыслительном горизонте, мы решили сделать шаг назад в детство и юность Брайана: "Будучи ребенком, я хотел стать акробатом на трапеции. Но к несчастью я не очень хорошо переносил высоту. Поэтому я пошел в цирковые клоуны. И это было принципиально, кем я хотел стать. Я был очень скучающим ребенком. Люксембург невероятно скучный. Я перепробовал кучу всяких вещей в жизни, только чтобы убежать от этого омерзительного чувства. Моя мать шотландка и очень религиозна, мой отец-американец был постоянно одержим финансовыми рынками и т.п. вещами. Я чувствовал себя заблудшей овцой в семье из-за своих артистический стремлений. Сегодня мои родители, конечно, очень горды и, наконец, поняли, кто я есть, что меня очень радует. Во время моих первых кастингов в актерские школы все было совершенно иначе. Я получал только отказы, не потому, что был плох, а потому что человек такого маленького роста как я и с таким американским акцентом, продержится в Лондоне недолго. Поэтому было гораздо легче играть в группе: ты включаешь гитару в розетку и жребий брошен, судьба решена". Он ненадолго замолкает и ищет сигареты: "Но именно это качество инако- и нестандартно мыслящего человека мне больше всего нравится в себе. Мне не всегда удается быть таким, но я пытаюсь. Самая красивая часть моего тела - это определенно мои мозги". Брайан широко улыбается. Дружелюбно и в меру жалостливо он продолжает: "Я обладаю очень хрупкой ментальной уравновешенностью. Доходит до того, что я все еще убираюсь дома, хотя у меня есть домработница. Когда вокруг меня царит беспорядок, я чувствую себя тормозным и неподвижным".

Снаружи слышны суетливые, быстрые шаги, зал заполняется, наступает вечер. Скорее это называется Время шоу. Нужно обменяться с публикой ни с чем не сравнимыми, едиными моментами; и единство просит “Once More With Feeling”, как полуиронично назвали Placebo свою коллекцию синглов. Турне, посвященное ей, по сравнению с другими, было глубоко опустошающим: "Это было ужасно и душило меня почти до клаустрофобии, мы были как будто пойманы в своей собственной группе как караоке-исполнители". Слегка расстроено он размышляет дальше: "Я здесь, чтобы делать других людей счастливыми. Но всегда, когда ты снова и снова это делаешь и все отдаешь, ты рискуешь потерять очарование, таинственность. И это особенно сложно, если ты тот, кто эти вещи раньше создавал. Иногда у меня возникает ощущение, что я зверь в зоопарке". Он уже более жизнерадостен: "Как хорошо, что это для готического журнала. Каждым своим ответом я как будто обнажаю лезвие ..."

Какое выражение лица сейчас самое подходящее? С отвлекающим маневром мы пытаемся спросить, что он чувствует, когда стоит на сцене под пристальным вниманием тысяч пар глаз? "А мне не видно дальше пяти первых рядов. Так что большую часть времени я рассматриваю эту часть публики, что нахожу очень занимательным. Они развлекаются главным образом так, как я их развлекаю. Иногда это похоже на душевный стриптиз или экзотический танец. Я абсолютно открываюсь и показываю свои самые экзальтированные стороны. Мне нужно это, это как наркотик, и, вероятно, тоже самое у большинства музыкантов. Я думаю, это также причина, по которой многие из них употребляют наркотики и алкоголь. А именно, чтобы справляться с головокружительным падением своей самооценки после того, как гаснут огни сцены".

Полагают, что после концерта мосье Молко ищет уединенности и покоя. Как в подтверждение, он выкладывает содержание своего редкого досуга: "Мне бы хотелось послушать альбомы Yo La Tengo "I'm Not Afraid Of You And I Will Beat your Ass", а также TV On The Radios "Return To Cookie Mountian". Кроме того я люблю комедии, например Henry Rollins'а". Который высказался на своем замечательном DVD "Spoken Work" о чтении романа "Гарри Поттер": "Он прав, взрослые не должны читать детских книг, также как тратить время, которого и так мало, на компьютерные игры. Боже мой, пусть эти взрослые лучше уткнут свои носы в хорошие книги, чем в очередную компьютерную игру. В таком случае я бы посоветовал, например, “Never Let Me Go” Kazuo Ishiguro". Гнев проходит также быстро, как обрушивается. Однако Брайан становится еще более принципиальным: "Когда я встречаю человека, мне все равно, насколько известен он или его родные, мне важен человеческий контакт, химия. Только возможность заказать лучший столик в ресторане не делает тебя лучшим человеком; разве что свою известность можно использовать в положительном направлении, как это делают Боно или Анджелина Джоли. Если есть желание что-то изменить, нужно просто начать это делать. Для этого не требуются какие-то особые события, типа Рождества, я имею ввиду каждый день". Дверь распахивается и настаивают заканчивать, на что Брайан почти не обращает внимания, спрашивая на немецком "Есть ли у вас курить?" и еще добавляет: "А еще я могу есть суп с бычьими хвостиками". Звучит милее, чем все 20 минут, но по-прежнему не так уж и взросло.

[01/07] Werdet endlich erwachsen... (Sonic Seducer),
by Yvonne Zymolka