Навеки печальные
Брайан Молко, лидер и вокалист Placebo, рассказал о новом Blu-Ray группы "We come in pieces", постоянной неуверенности в себе и о своем отношении к социальным сетям..
Брайану Молко нравится прыгать в пропасть без парашюта. Это все равно что совершить самоубийство на рельсах поезда своего собственного существования. Это интроспективный человек, интересующийся безумием, внутренними мирами человека и жесточайшей тоской. Если бы мне нужно было описать Брайана Молко одним словом, то это было бы слово "головокружительный". Брайан, которому 10 декабря исполнится 39 лет, человек очень спонтанный, потерявшийся в собственных напряженных размышлениях и лабиринте тоски и существования. Placebo в нем играют роли заблудившихся людей, которые бродят по мрачному и пасмурному кругу, где все знаки вопрошают: "Стоит ли жизнь того, чтобы жить?". О реальности и мечте, о гневе и счастье, о своей вечной меланхоличности нам рассказал лидер и вокалист Placebo.
Новый Blu-Ray/DVD "We come in pieces" повествует о туре, множестве отелей и о множестве людей. "Не сводит ли это тебя с ума?".
Нет, в итоге привыкаешь и к этому безумию. "Где твой дом?" - спрашиваю я. И узнаю, что дом там, где люди, которых ты любишь, с которыми тебе необходимо быть рядом и жить без которых невозможно. Там расположен дом, а для всего остального предназначен отпуск.
По какому принципу вы отбирали песни?
Мы решили исполнять только те песни, которые нас потрясают. У нас не функциональные отношения с нашими песнями, то есть с теми песнями, от которых нам плохо. Таково условие - играть такие роли, которые заставляют нас чувствовать себя социально несчастными.
Когда вы заканчиваете запись альбома, тебе нравится его переслушивать или ты просто заканчиваешь эту главу и двигаешься дальше?
Я не могу слушать диск, после того, как он уже записан. Хотя, может я и делаю это, так как мы же едем в тур и мне нужно играть эти песни. Но на этом я стараюсь ограничиться, мне не нравится чувствовать себя смущенным и встревоженным. Я, как правило, с собой очень суров. Например, я даже не видел DVD и, если честно, не хочу этого делать. Мне очень болезненно смотреть на себя - у меня возникает такое странно чувство. Все это, конечно, хорошо, но, с другой стороны, ты сходишь с ума в своем желании все довести до идеала и теряешь контроль. К тому же то, что я не переслушиваю альбомы помогает мне не повторяться.
Ты уже почти двадцать лет являешься участником Placebo, подумывал о чем-либо другом в своей жизни?
Конечно. Есть дни, когда я задаюсь вопросом, чего бы мне хотелось делать, не будь я в группе. И у меня есть кое-какие идеи. Я бы хотел быть кем-то вроде смотрителя на кладбище, тем, кому нужно присматривать за ним. Я бы мог говорить с людьми, которые со мной говорить бы не могли. У меня очень болезненные отношения с людьми, которые растрачивают мое время.
Фанаты воспринимают тебя как полубога и очень уверенного в себе человека.
Я таковым не являюсь, я не очень уверен в себе. Я не кажусь себе незначительным артистом, конечно, скорее, кем-то, кто пытается стать лучше, кого бы знали по его работе.
Чтобы быть артистом и демонстрировать свою работу, необходима смелость?
На поверхностном уровне, необходима именно смелость, но я думаю, все гораздо глубже. Выпускать диск - это что-то вроде мазохизма, потому что ты привыкаешь к этому головокружению от эмоций, когда твою работу могут осудить и растоптать критики. Когда я представляю свои песни на суд зрителя, я чувствую себя крайне неуверенно, но в то же время я высокомерно продолжаю выпускать музыку в свет, потому что всем артистам нужно признание и обожание людей, которых они никогда и не знали.
Твоя неуверенность в себе уходит корнями в детство?
С самого детства я был человеком со своими заморочками и недостатком уверенности в себе, и это сделало меня человеком желчным, меланхоличным и неуверенным. Во мне накапливается немало эмоций, которые я не могу побороть - такие эмоции, как боль и гнев. Будучи артистичным и эмоциональным человеком, я всегда чувствую себя ребенком. Я не хочу вырастать и не желаю становиться взрослым. Я могу стареть внешне, но не внутренне.
Ты наслаждаешься описаниями ситуаций равнодушия, расставания, гнева?
В любом искусстве, будь то литература, кино или музыка, самые величайшие работы посвящены грусти и гневу. Конечно, это не самое развлекательное искусство, а то, в свою очередь, не является плохим, пока оно помогает нам отвлечься. В моих работах вы встретите немало аспектов расставаний и ярости, но они возникают всего лишь от моего желания описать мое собственное человеческое состояние, как и в любых работах, описывающих, к примеру, сострадание.
Легко ли писать о счастье?
Я пытался писать счастливые песни, и лучшей моей попыткой стала "I do". Я пишу не только о грусти. В определенные моменты жизни я чувствую себя счастливым, а в другое время - рассерженным. Я думаю, мы все одинаковы в этом смысле. Более глубокие эмоции проявляются в особой манере письма. Это что-то вроде внутреннего обнажения, и у меня есть прекрасная возможность продемонстрировать мои эмоции. Писательство вызывает катарсис. В тот момент, когда я пишу, я раскрываю, что у меня на душе, что я чувствую.
Как ты относишься к социальным сетям?
Я считаю, социальные сети очень вредны для общества, я держусь от них как можно дальше. Они будут концом цивилизации. Я думаю, из-за социальных сетей, мы сейчас доживаем наши последние дни (смеется). Мне кажется, люди становятся более одинокими как в социальном, так и в эмоциональном плане из-за них. Они уже не представляют, как общаться вживую, без помощи интернета. И это очень трагично, люди теряют реальное ощущение единого общества, а без него мы остаемся просто эгоистичными людьми, сочувствие к другим исчезает.
Но если говорить о музыке, каково твое мнение о вещах, вроде Spotify и Sound Cloud?
Понятия не имею, что это и как это работает. Я все еще покупаю и слушаю виниловые пластинки, наслаждаюсь их обложками, рисунками, надписями и звуком. Я говорю, как старик, но я на самом деле не понимаю такие способы распространения музыки. Я все это пробовал, но у меня появлялось такое холодное ощущение, я чувствовал себя таким отделенным.
Bon Jovi заявил, что Стив Джобс - один из людей, нанесших наибольшей вред музыкальной индустрии.
Я думаю, нетрудно говорить такие вещи из своего поместья за 13 миллионов долларов. Идите нафиг, господин Бон Джови! Боже ты мой, не по вине Стива Джобса музыку качают из инета. Он был провидцем и изменил культуру. Хотя если бы мне нужно было выбрать между iPod и виниловой пластинкой, я бы остался с последней.

прим.перев. - Перевод может быть неточным из-за плохого качества источника


Rolling stone, Испания
Juan Carlos Villanueva

Перевод: Ally