Home Главная Holywood Статьи и интервью 2003 – 2004 Placebo: верны только удовольствиям.
Placebo: верны только удовольствиям.

Шесть лет назад в номере отеля West Hollywood я покрывала синим блеском ногти фронтмена Placebo Брайана Молко. Через несколько часов Молко и сотоварищи – бас-гитарист и клавишник Стефан Олсдал и ударник Стив Хьюитт должны были впервые выступать в Viper Room в поддержку своего дебютного альбома.

Это шоу познакомило Америку с гендерным, очень необычным по звучанию роком - с Placebo: группой, которую в дальнейшем признали одним из самых талантливых и социально острых проектов, шедших против течения на закате 90-х. Без страха задающий жесткие вопросы о сексуальности и самоопределении и избегающий груза ожиданий со стороны общества, Молко своим высокомерием смахивает на Гедди Ли из Rush конца 60-х. В то же время обличие Нэнси-боя – полная противоположность хард-роковому экстерьеру Ли.

Молко привнес в музыку Placebo уверенность кочевника, которая объясняется тем, что он родился в Бельгии от матери-шотландки и отца – американского банкира. Какое-то время он провел в Люксембурге (где мельком встретился с Олсдалом), Ливане и Либерии, а в 17-тилетнем возрасте осел в Лондоне, где изучал актерское мастерство. Там-то он и воссоединился с урожденным шведом Олсдалом, чтобы в компании с англичанином Хьюиттом основать Пласибо. Неудивительно, что своим единственным домом и пристанищем Молко считает собственную шкуру.

Спустя два года после выхода первого альбома группы, Майкл Стайп из REM пригласил Молко наравне с актером Эваном МакГрегором и комедийным шоу-меном Эдди Иззардом принять участие в культовой глэм-роковой картине «Бархатная золотая жила». До этого сам Дэвид Боуи лично пригласил Placebo принять участие в концерте по случаю своего 50-летия. Группа также открывала концерты U2 во время тура Popmart практически одновременно с выходом своего второго альбома Without You I'm Nothing (1998). Пласибо снискали огромный успех практически по всему миру, в то время как Америка была тяжела на подъем, принимая закон, который интеллигентно стирал гендерную дифференциацию.

Возможно, с выходом нового и, по признанию многих критиков, лучшего альбома Пласибо Black Market Music, янки, наконец, поймут, что правда заключается в различиях, особенно внутри собственного истинного «я» - это то, что участники Пласибо знали с самого начала. Жаль только, что Молко больше не красит ногти («потому что ногти стали красить слишком многие плохие группы-металлисты»). Зато он все еще способен поддержать жесткую провокационную беседу.

VirginMega.com: Думаешь, Америка готова к Placebo?

Брайан Молко: Как раз сейчас – самое время. Мы получили хорошие отзывы об этом альбоме, он очень полюбился, так что да. Честно говоря, я стараюсь не думать о том, что подумают другие, но мы в этот раз серьезно поработали над этической стороной. В каком-то смысле, ты будто находишься в большом пузыре, и тебя, вроде, ничто не волнует, но все равно будешь задницу рвать. Именно это мы сейчас и делаем.

VM: Работать серьезно над этической стороной – это внове для Пласибо?

БРАЙАН: Нет, просто это было странно – воспринимать что-то всерьез. Работы сейчас стало еще больше, чем раньше, возросла степень ответственности, мы ответственны за все большее число людей: есть много тех, кто нам помогает - за кого мы в ответе. Так что сейчас мы воспринимаем всё намного серьезнее.

VM: Думаю, по этой причине многим британским артистам крайне трудно покорить Америку – они не воспринимают ее всерьез и не хотят так много работать.

БРАЙАН: Согласен. Британские группы очень надменны. Это типа англоцентризм такой. А в Placebo главное - индивидуальность, потому что мы никогда не считали себя английской группой.

VM: Я никогда не ощущала надменности в Пласибо. Как считаешь, что делает твою музыку такой оригинальной?

БРАЙАН: Я б не сказал, что она когда-либо была оригинальной. Думаю, сложно оставаться оригинальным в нынешнем климате. Опять же, в последнее время я перестал зацикливаться на этом. Стараюсь быть настолько искренним, страстным и правдивым, насколько это возможно. Может, это и делает мою музыку такой. Я на удивление мало заморачиваюсь насчет Пласибо или написания песен или участия в группе. Но что я могу точно определить – это момент, когда в моих ушах должна зазвучать музыка, которая мне нравится. Для меня всё с этого начинается и этим же заканчивается. До тех пор, пока это имеет значение, пока музыка рассказывает о человеческом состоянии, пока она обращается к эмоциям, это важно для меня. Это должно прийти раньше, чем всё остальное.

VM: Значит, ты не анализируешь свою музыку так, как это, возможно, делают другие?

БРАЙАН: Как группа, мы не просчитываем свои ходы. У нас очень интересный подход к этому: мы действуем органично. Мы не усаживаемся за стол, чтобы разработать четкую стратегию. Что касается музыки, во многом наше общение в этом плане происходит без слов. Когда мы втроем собираемся в одной комнате, происходит что-то волшебное, энергия меняется.

VM: Как ты изменился с годами, кроме того, что перестал красить ногти - что очень меня разочаровало, кстати?

БРАЙАН: (смеется) Может, я снова разрешу тебе их накрасить. Как люди мы совсем не изменились. Как личности мы всё те же и всё еще испытываем шок от собственного успеха, и это хорошо, я думаю. А группа как таковая стала намного более сплоченной. Мы довольно долго колесили по свету с концертами, и, благодаря той самой близости, которая между нами за это время возникла, трио все еще существует. Похоже, мы настолько привыкли друг к другу, что наши отношения стали смахивать на брачные узы (смеется) … мы – как настоящая суррогатная семья.

VM: Может быть, ты и не анализируешь своё творчество, но замечаешь ведь, хотя бы, что в Black Market Music ясно слышна бОльшая уверенность и более сфокусированный подход в инструментальном исполнении? Потому что это то, что я заметила.

БРАЙАН: Конечно, подход более сфокусированный, потому что на этот раз мы решили гораздо глубже уйти в вопросы производства. Мы, в общем, стали со-продюсерами с Полом Коркеттом. Думаю, мы понимали, что мы – психи, помешанные на контроле, и единственное, что может помочь в этой ситуации и сделает нас счастливыми – это дать нам контроль. Мы посчитали, что готовы к этому. Возможно, поэтому звучание получилось таким быстродействующим, непосредственным и уверенным. Эта музыка будто бы выпрыгивает из наушников и бросается на тебя, потому что, думаю, в этот раз нам действительно, наконец, удалось переложить песни, которые звучат в наших головах, на пластинку. Бывает, продюсеры, работая с тобой, можно сказать, красят твоего ребенка в другой цвет. Например, на Without You I'm Nothing есть какие-то звуки - я нихрена не понимаю, откуда они там взялись! Мы теперь определились с тем, как нам удобно работать, и у нас отличная команда, так что одной проблемой стало меньше.

VM: Расскажи о песне “Special K.”. Это же не гимн, пропагандирующий употребление кетамина? Потому что это такой мерзкий наркотик!

БРАЙАН: Нет. Песня об увеличении числа суицидов в праздничные дни. Например, в День святого Валентина, на Рождество и Новый год. Одинокие люди в это время впадают в депрессию. Это порой очень тяжело перенести, когда ты один. Особенно в дни рождения – для меня лично. В памяти сразу всплывают всякие плохие вещи и события из детства, поэтому я не люблю дни рождения. Вот это и отражено в песне. Она об отчаянии. Там прослеживается связь с особенными моментами, которые ты провел с теми, кого любишь, но если их нет рядом, или у тебя вообще никого близкого нет, это тяжело.

VM: А как насчет “Commercial For Levi?”. Мне она кажется своего рода ироничной насмешкой, потому что этот бодренький мотивчик не соотносится с жестким текстом. Согласен?

БРАЙАН: Совершенно верно. В основе своей это кислотная колыбельная. Мне нравится такая двойственность – приятная мелодия и чистейшая мерзость в качестве стихов. Я нахожу это интересным.

VM: Среди персонажей песни “Blue American” ты используешь и образ своей матери. Но американцем ведь был твой отец. Песня наполнена самоуничижением и ненавистью в адрес американской культуры и расизма, царящего в ней. Ты такого эффекта хотел достичь?

БРАЙАН: Да, именно! Ты прямо в точку попала. Три с половиной минуты американского самопрезрения.

VM: Как насчет наркотиков? Вы их все еще принимаете, или завязали уже?
БРАЙАН: На этот вопрос я отвечать не стану.

VM: Значит, у тебя нет нычки с кетамином, как на то намекает песня “Special K.”?

БРАЙАН: Кетамин – дрянь! Терпеть его не могу. Он реально неприкольный. Не понимаю, как его могли продавать, говоря, что это улетная вещь. Такое дерьмо вообще не «вставляет». Лет десять назад я его пробовал и с тех пор больше не принимал. Это ужасно. Мне совсем не понравилось.

VM: Считаешь, что иметь в своем репертуаре песню “Special K” не пропагандирует употребление наркотиков?

БРАЙАН: Ни в коем случае. Я в такие вещи не верю. Не верю в дебильные манифесты типа «группа Natural Born Killers убила наших детей». Или бред про то, что Мэрилин Мэнсон повинен в массовом убийстве в школе «Колумбина»! Ничего подобного! Мы – художники, и реагируем на социум. Если хочешь быть страусом и прятать голову в песок – валяй. Становись очередной Бритни Спирз. Но если хочешь писать об обществе, то будешь встречать наркотики повсюду – это уже станет частью твоего словарного запаса. В противном случае превратишься в Мир Диснея!

VM: Или в безмозглую подростковую группу с тупыми последователями.

БРАЙАН: Да к черту их. Мне неинтересно.


VirginMega
Ким Тейлор, Mай 2001
Перевод - Nata