Home Главная Holywood Статьи и интервью 2011 - 2012 Planes: ударник Placebo отправляется в свободный полет
Planes: ударник Placebo отправляется в свободный полет
Мы поболтали со Стивом Форрестом в преддверие выхода дебютного альбома его группы.
БОЛЬШИНСТВО молодых песенников дебютируют со своим материалом перед собственными друзьями в местном караоке-баре. А вот песни Стива Форреста были представлены свету с гораздо большим размахом, когда 25-летний калифорниец исполнял их для 60-тысячной толпы визжащих фанатов. О каком давлении вообще речь?
От выступлений в крохотных пабах Стива избавило то, что три года назад ему посчастливилось присоединиться к одной из величайших альтернативных групп на хребте планеты, став барабанщиком Пласибо в ходе работы над последним (пока) альбомом Battle For The Sun.
Позади плотный гастрольный график, полные стадионы поклонников в каждой стране, и группа решила, что заслужила отдых. Но что же делает Стив? Он сколачивает группу Planes, которая на днях выпускает свой дебютный мини-альбом и начинает колесить по стране с концертами, донося свою новую версию альтернативного рока до растущей армии фанатов.
Мы пригласили Стива посидеть с нами за кружкой пива и обсудить эффективные способы избежать ловушек на пути рок-звезды, приводящие маму в ужас татушки и как подсидеть кого-нибудь из Arctic Monkeys.

Привет, Стив! Спасибо, что согласился на встречу. Ты производишь впечатление человека занятого. Что делаешь в последнее время?
Ну, в субботу я ходил на выступление Arctic Monkeys в O2. Потрясный концерт! Я еще и за кулисами был – отправился потолковать с The Vaccines, которые были в тот вечер на разогреве, и даже пересекся со всеми четырьмя «Обезьянками»!

Мир тесен. Ты с ними в хороших отношениях?
В отличных. Они замечательные. В итоге мы с их барабанщиком Мэттом Хелдерсом языками зацепились и болтали о его боксерской травме, которая на несколько месяцев вывела его из строя в прошлом году. Он мне свой шрам показал – там, где кость прорвала кожу. Нехилый такой рубец!

Божечки, до чего ж неприятно звучит! Может, будешь по ночам у них подрабатывать, в случае чего…
Было бы здорово. Их музыку я люблю, так что было бы прикольно стать их ударником…хотя, это ведь будет означать, что Мэтт снова пострадает.

Может, выйдешь против него на ринг?
Ой, не знаю, приятель. Он – парень крупный. Но я буду поддерживать его желание биться с мужиками крупнее его. В следующий раз у меня будет свободный график… шучу.

Это пища для размышлений. Ладно, хватит об обезьяньих делах. Давай поговорим о том, как ты сподобился стать частью одой из самых крутых групп в Мире.
Окей. В 19 лет я выступал в группе под названием Evaline, мы играли у Пласибо на разогреве на сцене House of Blues. Потом я ушел из группы и занялся собственной музыкой, технарем работал, чтобы свести концы с концами. И тут Брайан (Молко - фронтмен Пласибо) позвонил и спросил, не хочу ли я обсудить перспективу стать участником их группы. Он сказал, что им очень понравилось мое выступление в тот раз. Мы уладили все вопросы и через пару месяцев уже выступали вместе. Это так странно – мое последнее выступление на сцене в качестве барабанщика тоже было связано с Пласибо, но тогда я играл в другой группе, и тут я снова возвращаюсь на сцену, и опять – с Пласибо, но на этот раз - уже как часть их команды.

Ого! Ты будто в лотерею выиграл. Итак, в возрасте, когда молодые люди оканчивают университеты или пытаются впервые найти работу, ты колесил по свету с Пласибо. Много ли излишеств, связанных с жизнью рок-звезды ты вкусил?
Знаю, так и было – я выиграл в лотерею. Это потрясно! А что до излишков… ну, бывали, конечно, безумные моменты, но, честно говоря, у обычных студентов вечеринки, наверное, поубойнее, чем у меня – им ведь не надо на следующее утро вставать в 6:30, чтоб успеть на самолет, а днем – отыграть концерт.

Я прямо-таки вижу заголовок: «Студенты отрываются круче, чем рок-звезды!»
Да, запоминающийся заголовок. В окружении более взрослых артистов я многому научился. Учишься нередко на их ошибках, которые они совершали в моем возрасте, и это позволяет мне сохранять равновесие. Мне повезло, что вокруг много людей, которые поддерживают меня и ограждают от всякого дерьма – ловушек на пути рок-звезды.

Рад это слышать. Расскажи немного о своем новом проекте - Planes.
Ну, график работы Пласибо – три года работы и три года отдыха, так что после трех лет записей и туров у меня образовался кое-какой запас свободного времени, которое нужно было чем-то заполнить. Песни я сочиняю давно, но исполнять их на публике начал лишь пять лет назад, потому что свои вокальные данные невысоко оценивал. Как-то во время тура Брайан попросил меня исполнить что-то для разогрева в нескольких шоу. Так песни, написанные мной в спальне или автобусе, вдруг были представлены многотысячной аудитории.

Ты, наверное, волновался.
Немного. Но было здорово! Фанам понравилось, так что я подумал, что можно собрать группу и посмотреть, что из этого выйдет. Первым в моем списке потенциальных участников был Тэд Брунинг (Second Line) – один из первых моих друзей здесь. Он – лучший гитарист на планете. Потом к нам присоединились Дэн, Шарлота и Эдди, и мы начали джеммить мои песни.

Каково это – выбраться из-за барабанов и стать фронтменом группы?
Ну, я и на барабанах-то начал играть, в первую очередь, потому что это давало возможность спрятаться. Тебе не приходится исполнять так много задач, как это делает вокалист или гитарист. Ты просто отгораживаешься от всего и работаешь, как часы. Так что, выбирая прямое взаимодействие со слушателем, нужно иметь немало мужества. Но это прикольно. Это сложно, но очень стимулирует.

Как бы ты описал музыку Planes?
Я рос с музыкой, которую играл мой отец. Это кантри, блюграсс, блюз и классический рок. Определенно, в этом – корни моего сочинительства. Как бы я ни старался писать в ином русле – типа поп-музыки и прочего – всё равно в итоге возвращаюсь к этим стилям. Наверное, музыка Planes – альтернативный рок. Но это может означать что угодно! Пожалуй, вам придется послушать наш альбом и выяснить это самостоятельно.

Мы, разумеется, послушаем. А как участники Пласибо относятся к твоему новому проекту?
Они молодцы! Именно Брайан вытащил меня на сцену как сольного исполнителя, и он всегда одобрял то, что я занимаюсь написанием песен. Стеф (Олсдал, бас-гитарист) даже пришел на наше первое выступление в Лексингтоне. Сказал, что ему понравилось. У него – особый талант говорить по делу и начистоту, и это здорово, потому что ты точно знаешь: если он сказал, что ему нравится, значит, ему действительно нравится. К тому же, он – гений, и любой одобрительный отзыв от него – величайшая похвала!

Поговорим о твоих татушках. Похоже, ты нехило так разукрашен. Когда сделал первую татуировку?
Первую сделал в 18 лет. Это та, что на груди – от подмышки до бедра написано «ВЕРА». Мамуля рыдала, когда увидела.

Ух, ты! Для первого раза великовата…
Знаю. Я несколько месяцев ходил в салон для ретуши, чтобы ее, наконец, закончили. Забавно, что в Англии со мной стали обращаться по-другому из-за моего внешнего вида. Это доставило мне столько беспокойств! Намного проще быть хиппи или кем угодно еще в Калифорнии. А здесь – все вокруг тебя судят.

Чем привлекли тебя татушки?
Мне они всегда нравились, и я знал, что хочу отдать свое тело искусству татуировки. Я их сделал не для того, чтобы стать привлекательнее в глазах девчонок, или избежать конфликтов… Хотя, меня дико уважают всякие гопники. Встречаю их на улице – они такие: «Чистая кровь. Крутые наколки, братан!»

Полагаю, и девчонку подцепить стало проще простого.
Ну, типа того.

Насколько для тебя, как участника группы, важен имидж?
Очень важен. В смысле, мы, конечно, не позеры, но я считаю, на сцене ты должен работать. Наше дело – развлекать. Поэтому надо выглядеть соответственно. Это похоже на мое отношение к татушкам – в плане возвращения к старой школе и уважения к своей профессии. Все это нужно воспринимать серьезно. Столько появляется музыкантов в грязных джинсах и майках – это может сработать на какое-то время, но не для всех – точно.

В завершение – такой вопрос: познав успех в таком юном возрасте, как не потерять голову?
Ну, я на это так смотрю: я ведь только начинаю! Если планируешь построить долгую успешную карьеру – нельзя вести себя, как м*дак. Мне очень помогли беседы с Девидом Гролом. Он – яркий пример для всех, кто хочет стать долгожителем в этом бизнесе, милейший человек в музыкальной индустрии. С Nirvana и Foo Fighters он был частью двух величайших рок-групп всех времен, а также, участвуя в потрясающем коллективе Queens Of The Stone Age, он все еще остается простым парнем, приятным человеком, лишенным всякой претенциозности. А для меня самое важное – не верить всей этой шумихе вокруг своего имени, всегда быть благодарным и пытаться стать тем, кем тебя хочет видеть мама.

Дебютный EP Planes выходит 14 ноября. Доступен на iTunes.
www.londonconfidential.co.uk
David Harfield
9.11.2011
Перевод: Nata