Home Главная Holywood Статьи и интервью 2005 – 2008 Q&A c Брайаном Молко из Placebo
Q&A c Брайаном Молко из Placebo

перевод с английского - New Model
Между глотками Ред булла и длинными затяжками трех (я считал) выкуренных сигарет Marlboro Lights, Брайан Молко, солист Placebo – лучших из шести сцен в туре Project Revolution 2007, организованного Linkin Park – вел себя спокойно и мило менее, чем 2 за часа до шоу. Оказывается, Молко, одно время печально известный своими вызывающими андрогинными нарядами и фривольной лирикой, на удивление нормален. Он вел диалог во многом в той же манере, в которой ведет Placebo на сцене: со старой, душевной смесью юмора, зрелости и импульсивности.

S&H: Как Placebo попали на одну из шести действующих в этому году сцен Project Revolution?
Молко: Мы здесь, потому что Linkin Park пригласили нас. Честер (Беннингтон) и Майк (Шинода) поклонники нашей группы.

S&H: Как бы вы могли описать связь между всеми такими разными группами?
Молко: Действительно хорошая атмосфера за бэкстейджем. Linkin Park очень доступны в общении – не только они доступны, но они близки тебе. Здесь нет больших Эго, плавающих вокруг – это великолепно. Я ожидал, что здесь будет толпа людей, бегающих по всему бэкстейджу с бутылками «Джек Дэниелс» и размалеванными шлюхами, повисших у них на руках… Но это было действительно круто. Без всяких рок-н-ролл клише. Чему я был правда рад, потому что я не особый фанат – не фанат вовсе – этих рок-н-ролл клише.

S&H: Что вы именно подразумеваете под рок-н-ролл клише?
Молко: Клише проблемного автора песен, который просыпается утром, выталкивает группис из его постели, вмазывается героином и начинает выть стихами на луну. Знаете, мы существуем с 1996 года, так что уже внесли свою весомую лепту в этот идиотизм.

S&H: И вы переросли это?
Молко: Ох, абсо-факин-лютно (прим.пер.: неологизм от Молко :)) Ха. Такие вещи как рок-н-ролльный образ жизни – это, правда, тяжелая работа и она просто не имеет смысла. А вытекающие осложнения не стоят этого вообще.

S&H: Осложнения на что?
Молко: На твою жизнь…и твою музыку, твою креативность, твое нормальное состояние, твою способность функционировать день за днем. Это разрушает тебя. Я не знаю, видели ли вы видео для “Meds”, то, что мы пытались донести в этом клипе: каждый думает, что рок-н-ролльный образ жизни это нечто, к чему нужно стремится, когда на самом деле - это нечто очень опасное и разрушающее твою душу.

S&H: Каково значение названия вашего нового альбома «Meds»? Каким образом название связано с остальными песнями?
Молко: Он называется «Meds» потому что мы не могли придумать что-нибудь еще для заглавия альбома. Мы пытались не делать чрезмерного ударения на одной песне с альбома, но название казалось соответствующим. Эта пластинка сама по себе об аддикции и анестезии. Когда [басист Стефан Олсдал и я] написали его, я понял, что это та самая тема, которая стала отчетливо прорисовываться. Когда тема выявляется, инстинктивно ты замечаешь это… и затем начинаешь следовать ей.

S&H: Вы говорите об «аддикции и анестезии» как ссылке на наркотики или «Meds» уходит далеко от этого?
Молко: Аддикция и анестезия по отношению к другим людям, например, к любви, или к Богу, или ко всему, чем ты пользуешься в течение дня. Или они были прописаны доктором или проповедником с кафедры…либо это страстная любовь, либо ее недостаток.

S&H: Project Revolution перенес вас через все Соединенные Штаты, начиная от Западного побережья и затем продвигаясь выше. Что, по вашим наблюдениям, менялось от концерта к концерту, играли ли вы те же песни на каждом выступлении?
Молко: Что ж, мы начали этот тур с большой долей бравады, потому что провели 18 месяцев в мировом турне, возносясь над толпой. Мы вышли на сцену в Сиэтле, одетые в нашу одежду от французских дизайнеров, будто мы были в Европе, сыграли наши меланхоличные песни, и затем полностью спустились как воздушный шарик. Мы действительно обдумали это. Нам понадобилось где-то 4 концерта, чтобы найти подходящий сет-лист. Я думаю, мы поняли, что в 5 часов вечера фанаты Linkin Park и My Chemical Romance не хотели, чтоб к ним сватались со своей меланхолией. Они хотели пощечины по лицу от наших шумных гитар. Так что мы сделали типичное панк-рок шоу, включая песни, которые мы не играли годами, такие как “Pure Morning” и “Nancy Boy”.

S&H: Правда? Я думал, вы дали клятву не играть именно эти песни снова.
Молко: Мы не играем их больше. Они были эксгумированы. Но это дополнение к брошенному вызову: как ты сыграешь искренне те песни, которые выбрал никогда не играть больше? И из-за того, что ты в особенной ситуации, ты должен быть гибким и не заносчивым.

S&H: Вы имеете в виду, что публика на Project Revolution не хочет слушать меланхолию? Меланхоличная музыка, которую вы играете сейчас, отличается от той, которую вы делали раньше?
Молко: Я думаю, большинство наших песен со всех альбомов немного меланхоличны, хотя в них есть ритмичные мотивы. Некоторые из наших песен музыкально ритмичны, но с меланхоличной лирикой. Как автор, я всегда исследую свою меланхолию, пытаясь понять её… Я стараюсь делать что-то креативное и позитивное с ней, так что я облекаю её в некую форму и получается нечто вроде…катарсиса. Я пытаюсь жить в позитивном направлении, наполненном светом и смехом, и это требует очень позитивного строения мозга… Я не думаю, что у меня может быть это позитивное строение мозга без возможности выплеска всех своих эмоций внутри меня, что я нахожу сложным. Наша музыка зачастую меланхолична и мрачна, так как наша жизнь не должна быть такой.

S&H: Музыка Placebo сопровождала саундтреки к фильму «Жестокие Игры» и телесериалу «The O.C.». Как вы думаете, это позволяет вашей группе достичь более широкой аудитории?
Молко: Америка – это трудный рынок для неамериканских групп и тех, кто не живет в Америке. Просто здесь так много групп! Включая такие группы как мы, которые приехали из Лондона и имеют своих поклонников в США – когда предоставляется такие возможности как «Жестокие Игры», «The O.C.» и Project Revolution, они очень хороши для раскрутки.

S&H: Placebo существуют уже более десяти лет. Вы когда-нибудь думали о вашем влиянии на молодые коллективы, в частности, выступающих на Project Revolution?
Молко: Я не думал об этом, потому что у меня есть горячее желание никогда не превратиться в Билли Коргана и не гулять вокруг, думая об этом…ходить, думая «Это я, это я, это мой взгляд, я влияю на этих людей, это мою песню только что перепели, это…это просто превратит тебя в засранца, засранца который верит в собственное дерьмо. Так что я даже не хочу думать об этом. Я хочу твердо стоять на ногах».

Yale Daily News, Scene & Heard. 8/26/07
by Justin Jannise