Home Главная Holywood Статьи и интервью 2005 – 2008 "Мы ощущали себя Джастинами Тимберлейками..."
"Мы ощущали себя Джастинами Тимберлейками..."

перевод с немецкого - pretentious Daisy

Только что вышел переизданный последний альбом Placebo "Sleeping with Ghosts" с бонусным CD. На нем записаны каверы группы на The Pixies, The Smiths, Depeche Mode и Robert Palmer. На фестивале Rock am See мы говорили с Брайаном Молко и Стэфаном Олсдалом о кавер-версиях, фанатах Metallica, роке в целом, мазохизме, мудрости в старости и Бертрольте Брехте.
Прекрасная погода на этом фестивале прямо на идиллическом Боденском озере. Мы договорились о встрече с Placebo. Приходится немного отложить встречу - группа только что проснулась. "Хорошо погуляли вчера вечером после концерта", сообщает нам менеджер, находящаяся в хорошем расположении духа. Все отдыхают, хотя время слегка поджимает. До концерта всего час. Мы встречаем Брайана Молко и Стэфана Олсдала за сценой, развалившимися на белом диване из Ikea, очевидно, раздраженными предстоящей встречей с толстопузыми бородатыми местными журналистами. Но все же они быстро отходят, снимая во время разговора солнечные очки. На заднем фоне гремят Sum 41, и мы, наконец, начинаем интервью, правда с маленькой оговорки:

- Каково это, давать интервью перед публикой, пришедшей смотреть на Metallica?
БМ: Эй, так интервью или концерт?

- О, извините, концерт.

БМ: Ха-ха, а вообще это было бы любопытно - дать интервью фанатам Metallica: "У кого-нибудь есть вопросы?" (изображает фанатов Metallica) - "Почему ты такой придурок? Почему ты носишь мэйк-ап, ты педик?". Ха-ха-ха.

- Ладно, так концерт...
БМ: Раньше это было трудно. Сейчас это было уже в четвертый раз, когда мы играли с Metallica. Мы выступали с ними вчера (на Frequency-Festival в Зальцбурге), это было грандиозно и не составило никаких проблем в общем. Получился очень смешанный, многогранный состав. Сегодня больше рока. Знаете, мы в Германии, и рока больше.

- Германия рокерская?

БМ: Ну да, иногда.
СО: Иногда (позднее, на концерте, у Стэфана на груди будет красоваться надпись "Рок и Гей" (Rock und Schwul)).
БМ: А иногда она готическая. На прошлой неделе мы были хэд-лайнерами на M'era Luna-Festival, где выступали готические группы. Это было очень весело, и мы чувствовали себя просто Джастинами Тимберлейками - абсолютно попсово.

- Вы думаете, ваша публика изменилась? Я видел вас года три назад в Штутгарте, там было полно готов. А совсем недавно, во Фрайбурге, их было не так много...

БМ: Я думаю, всегда приходит так много готов, но точно также приходит и множество других людей. Наша публика очень различается по возрасту, она очень, очень многогранна. Это самые разные люди, а не один определенный тип людей. Думаю, что люди, которые приходят на наши концерты, слушают много и другой музыки, и это является своеобразным стимулом для нас.

- И когда вы сказали, что Германия более рокерская...

БМ: Ну да, это была шутка.

- Да, это понятно. Но в каждой шутке есть доля правды. Если сравнивать, например, со Швейцарией, Великобританией или Австралией...

БМ: Ну, Англия отчасти тоже очень рокерская. В Англии был основан классический рок-фестиваль "Monsters of Rock" в Castle Donington, например. Или возьмем, к примеру, Ozzfest в США. Оживленный, людный, повсеместный. И еще увеличивается, увеличивается и увеличивается. И в этом ничего фальшивого от рока.

- Нет, нет.

БМ: Абсолютно. Это офигенно классно.
СО: Мы рок-группа!
БМ: Мы РОК-группа. Вот кто мы.

- Вы часто задумываетесь о своих поклонниках? Например, когда вы стоите на сцене и замечаете кого-то в толпе, вы везете его к себе домой или это просто масса людей?

СО: Это зависит от того, кого ты имеешь ввиду под этим "кем-то-кого-ты-везешь-домой", ха-ха...

- Ну, в смысле...

СО: Да, я люблю делать это, особенно на больших фестивалях: выбирать кого-то, пристально смотреть на него какое-то время и видеть, как выражение его лица меняется на "ты-действительно-смотришь-на-МЕНЯ?!", это ужасно забавно.
БМ: Я стараюсь этого избегать, это быстро перестает быть незаметным и таинственным.

- Люди замечают, что вы на них смотрите?

БМ: Да, замечают. Но это и такая магическая иллюзия, которую ты должен создать на сцене. Я учил это в актерской школе: если ты смотришь прямо над головами людей, каждый человек в толпе думает, что ты смотришь прямо ему в глаза - это старый актерский трюк.
СО: Тоже самое, когда ты фотографируешься: если твой взгляд застывает перед объективом, фото получается лучше. Хороший совет вашим читателям, ха-ха...

- По сравнению с более ранним периодом, сегодня вы работаете в некотором смысле расслабленнее и удовлетворительнее. Что за точка, с которой вам стало легче работать? Даже если сравнивать с последним туром - вы также постоянно были в дороге...

СО: Да, после тура ВММ, продолжавшегося 18 месяцев, мы поняли, что за семь лет у нас не было ни одной паузы, и мы подумали, что, может, наконец, настало время пожить нормальной жизнью, осесть, повидаться с друзьями и родными, и просто позаниматься нормальными вещами, побыть в нормальной среде, обстановке, и вообще как бы вдохнуть в себя жизнь. В тур-автобусе ты живешь как под колпаком, и спустя какое-то время ты просто перестаешь понимать, о чем ты говоришь или поешь. Поэтому мы взяли отпуск, написали новые песни и спустя пару лет выпустили "SWG". Мы просто решили поубавить темпы.

- Значит, вы еще не "сгорели"?

СО: НЕТ! У нас еще год тура. Если мы выдохнемся...
БМ: Вероятно, мы будем в туре до следующего сезона фестивалей. Мы как плохой запах, долго никуда не денемся...

- Что самое главное для вас, когда вы играете вживую?

СО: Хороший звук и люди перед нами, это нам необходимо. Кроме того, важно общаться со зрителями, уловить вибрацию. К тому же, например, на фестивалях ограничено время. Поэтому ты должен сам быстро прийти в хорошее настроение и также завести толпу, так как совершенно не обязательно, что все зрители пришли именно на нас. Ты должен устраивать большее шоу на фестивале, так как сцена просто больше, давать больше энергии...

- Значит отыграть на фестивале, это больше чем просто работа?

СО: Точно.
БМ: Есть определенные моменты, которые мы, как музыканты, должны выполнить в качестве работы. Например - ничего личного - давать интервью. Но когда ты на сцене... - целый твой день впихивается всего в час, который ты стоишь на сцене. И тогда ты чувствуешь себя абсолютно свободным. То, что мы делаем на сцене, - это не работа, а альтернатива будничной жизни.
СО: Это цирковое представление, полное фриков.

- Вы сами иногда чувствуете себя фриками?

СО: Люди могут создавать такое впечатление, что ты начинаешь чувствовать себя им. Они смотрят на тебя по-другому и обращаются с тобой не как с нормальным человеком. И тогда я думаю: "Да я обычный человек, с чего вы взяли, что я другой?"
БМ: Чем старше я становлюсь, тем больше я чувствую себя им. Думаю, в 20 лет ты наслаждаешься тем, что ты кажешься кому-то странным. Это, пожалуй, вид...
СО: Да, только взгляните, во что мы были одеты...
БМ: … это вид двадцатилетнего мазохизма.

- О'к, другая тема: Я читал, что Дэвид Боуи назвал "SWG" альбомом, "вдохновлённым Брехтом". Что вы можете сказать об этом?

БМ: Это интересно. Думаю, что первая песня на альбоме - инструментальная композиция - то, что на театральном языке называется эффектом отчуждения. Она должна застать слушателей врасплох, так как он ожидает, что в песне есть слова. Но их там нет. Песня очень рок'н'ролльная. Вторая песня очень электронная. И в ней есть слова. В этот момент слушатель не понимает, каков же весь альбом, как он будет звучать. Он знает только, что должен прослушать его полностью, чтобы все понять. Вот если ты, например, слушаешь альбом Sum 41, то уже на второй песне ты точно знаешь, каким будет весь альбом. В этом заключается эффект отчуждения Брехта, который возник случайно, благодаря чему мы и поставили инструментальную композицию первой песней на альбоме.

- По этой же причине на концертах первой вы играете именно ее, а The Pixies последней?

БМ: Это шикарное начало шоу. А заканчивать Where is my mind - просто очень эйфоричный, возбуждающий момент, так как это не наша песня, мы любим ее, мы фэны, люди в зале фэны - мы большое едиство.

Последнй вопрос: кто такая "Ashtray Girl"?

БМ: Ты.
- Я?!

БМ: И ты. И Стэф. И я. Мы все Ashtray Girl. Это очень старая история, которая, может быть, основана на реальной истории, о James Dean. Его любовница называла его "human ashtray". Он позволил ей прижечь сигарету на своей груди. История очень заинтересовала меня, когда я услышал ее. Это захватывающая, очень романическая форма мазохизма. В песне под эти образом подразумеваются саморазрушающиеся отношения.

Интервью проводил Gurly Schmidt.
September 2003