Home Главная Holywood Статьи и интервью 2000 – 2002 Русская чашка чая Placebo
Русская чашка чая Placebo

У русской чашки чая Пласибо довольно натужные отношения с британской музыкальной сценой. Но, как обнаруживает Andrew Perry, Москва их любит. Редко когда пресловутая британская сдержанность проявляет себя нагляднее, чем в музыкальной индустрии. Здесь, например, the Strokes являются более чем сенсацией с их вторым синглом, добравшимся до верхушки top 20 и недавним турне вкупе с напряженной активной работой, группи и свиданиями с Кейт Мосс. Вернувшись в США, группа не выпустила ни одного альбома, позабытая для прессы и едва ли способная собрать маломальскую толпу в их родном Нью-Йорке.
Но есть и британские бэнды, трудно подгоняемые под рыночные английские стандарты, - да более того, в пределы трехполюсного силового поля мировой индустрии Нью-Йорка, Лос-Анджелеса и Лондона. Возьмите Пласибо, трио с британскими корнями, выпустившее до недавнего времени три полноценных альбома, но чей тревожный, готик-рок имидж являет собой все что угодно, кроме мейнстримовского саунда на один день для местной прессы. Они еще только собираются оглушить американский музыкальный рынок.
Они резко рванули ввысь в 1998 со знаменитой, легко ложащейся на слух композицией pure morning и сопровождающим ее альбомом, Without you I’m Nothing. С предпоследним Black Market Music их приняли как бэнд, сработавший ниже своих способностей, и забросили на место, зарезервированное для таких культовых команд без перспективы достижения мейнстримовской аудитории.
Если они и не высовывали носа с поры выпуска последнего альбома, то причиной, как некоторые могут предположить, далеко не является их безучастное ко всему отношение, отчаянные поиски более изысканного аирлайнера, да и способа выиграть коммерчески новым релизом. В реальности же Пласибо проделали громадный путь по всему миру, выступая в таких странах, которые едва ли явятся вашему взору, захотев вы найти их на карте
Я присоединился к группе во время их первого визита в Москву, которую западные рок-звезды обычно обходят стороной. Возникшие неувязки колебались от собственно самой организации концерта (платежеспособных, но крайне изворотливых промоутеров оказалось не так уж и много), по-китайски извращенному способу приобретения виз и до конфискации муз-эквипмента на таможне. Дабы получить привилегию на несоблюдение последнего, группа заплатила 300 фунтов, но и последующее прибытие в аэропорт оказалось видимо лишь для повторения того же процесса снова. Платить они отказались, и только после нескольких изнуренных часов поиска компромисса их, в конечном счете, пропустили. Странно, не так много потребовалось, чтобы устроить эту поездку, и, уже отыграв в Польше, Чехии и Хорватии, Пласибо дали нам возможность рассмотреть вблизи всех их привидений. «Я люблю свою работу» - лучезарно улыбаясь, откровенничает миниатюрный фронтмен Брайан Молко, протиснувшийся через визжащую толпу девочек-фанаток, поджидавших его у московской студии MTV. Но, несмотря на убого обставленную гримерку с предоставленным им холодным гамбургером, едва ли пригодным к употреблению человеком (а российские перемены в экономике до сих пор довольно напускные), они ведут себя как представительные послы.
Нередко когда Молко портретизируют в качестве истеричного фрика. Один из его редких талантов – сомнительные цитаты, что прекрасно характеризует его знаменитое откровение об оставленным ими следе крови и спермы по всему миру. Это и его последующее решение избавится от наркозависимости и держать прессу на коротком поводке привело к напряженным, неровным отношениям с журналистами. Но, находясь на расстоянии многих миль от mtv Moscow, сложно себе представить кого-либо, кто позволил бы себе держать зуб на Брайана и его двух наседок, басиста Стефана Олсдала и барабанщика Стива Хьюитта. С трудом, но беспрестанно улыбаясь, они выдерживают три отдельных, и частенько – левых, интервью. Вечером, за дружеским украинским ужином я веду беседу с Брайаном о расширении мировой аудитории их почитателей. Он не менее очарователен, и легко заметить, как его черное, хитрое чувство юмора может заводить людей. «У нас всегда был очень широкий кругозор» - спокойно начинает он, готовясь к более ядовитым речам. «Тогда как бэнд по типу Embrace выпускает альбом во время Мирового Кубка, добирается до первых мест в хит-параде у себя в стране, затем отправляется в турне по Европе, напуская на себя вид рок-звезд, не потратив никаких для этого усилий»
«И они еще и шокированы тем, что должны пошевелить своей задницей. Куда бы ты не отправлялся, всегда существует новая, еще не покоренная публика» Пласибо успешно покорили публику, так далеко заброшенную, как греческую и австралийскую. Особой гордостью для Молко стало первое место его альбома в известной своей англофобией Франции. И хотя они все живут в Лондоне, их космополитическое прошлое возможно и стало той непреодолимой притягательностью для любой аудитории. Лишь Хьюитт коренной англичанин. Молко, сын американского банкира, пожил в свое время где только можно: Ливан, Либерия и Люксембург, в котором и встретились он и швед Олдсал в еще юном возрасте.
«Пусть это 50 человек, 500 или 5000», - говорит Молко, «мы будем выступать там, где нас действительно хотят услышать. Это очень старомодный подход к выживанию в рок-группе. Это именно то, чем занимались и R.E.M, и U2. Ты строишь очень медленно, закладывая кирпичик каждого альбома и каждого концерта в основу".
«Этот широкий кругозор и есть то, что, надеюсь, позволит нам поддерживать нашу долгожительность. Это то, что мы имеет привычку называть синдромом анти- Kula Shaker (английская группа, играющая в стиле брит-поп): долгое время не появляться, а потом и вовсе уйти в небытие». Он шутливо ухмыляется. «Я не собираюсь опускать разные команды, я всего лишь привожу вам их в пример». На этой стадии нашего с ним разговора Брайан проявляет глубокий внутрикультурный интерес к водке местного розлива. Затем он громко поясняет, что если стаканы звенят, то все сидящие за столом обязаны сделать то же самое, в противном случае он нас всех приговорит к семи годам неудачного секса. Засим бокалы послушно чокаются друг с другом, оказавшись ко двору в эти предрассветные часы. Трио выглядит очень бодро и на следующей встрече с пятью тысячами фанатов в Зеленом Театре в парке Горького. Сцена, имевшая место быть сделанной, по-видимому, в античные времена и скамейки перед ней, которых не касалась кисть еще со времен правления Сталина, представляют собой элегантно разложившееся место, которое идеально сочетается с пласибным потрепанным имиджем а-ля Bowie-встречает- Sonic-Youth. (*дааа…контра недобитая*)
Во время возгласов выступить на бис на Брайана обрушивается оглушающий рев одобрения его прыжку через вооруженного милиционера, охраняющего эту сторону сцены, и умилительному кокетству, как он пытается уломать его с ним потанцевать. Группа покидает сцену с мыслью о том, если или когда дела наконец-то улягутся, они встанут первыми в длинную очередь западных рок-звезд, готовые капитализировать. Будет излишним сказать, что этот триумфальный московский дебют был отлично отмечен ими той же ночью.


Russia's cup of tea Placebo"
The Daily Telegraph; London (UK)- Aug 18, 2001
by Andrew Perry, перевод с английского - martime