Home Главная Holywood Статьи и интервью 2005 – 2008 Секс, наркотики и осложнения
Секс, наркотики и осложнения

Любовь, смерть, наркотики, рок, секс, самоубийство, Бог и ABBA. Да, мы спросили обо всем самом важном! Басист Placebo Стефан Олсдал не только искренне ответил на все вопросы, которые мы осмелились ему задать, но и удивил нас, рассказав кое-что очень личное. Такой информации мы еще ни от кого не получали, особенно от групп, калибра Placebo!
В 25-минутном интервью душка Стефан Олсдал рассказал нам (со своим божественным английским акцентом) о том, каково это действительно быть на пределе и страдать ради искусства, о самом вызывающем привыкание наркотике, который он когда-либо пробовал и о том, что Queens of the Stone Age вызывают у него комплекс неполноценности. С остановки метро в Лондоне и до сегодняшнего дня - Олсдал позволил нам, а теперь и тебе, бросить взгляд на историю Placebo, окруженную легкой дымкой медикаментов.
"Когда ты слушаешь Placebo, понимаешь ли ты, что в группе есть ГЕИ?" -саркастически задает риторический вопрос Олсдал, сидя перед нами в белой футболке, узких черных брюках и солнцезащитных очках, когда разговор доходит до темы гомосексуальности рок-звезд.
Являясь частью группы, вероятно, с самой двусмысленной сексуальной ориентацией, когда-либо записывавшей альбом в стиле альт-рок, он, как и другие участники группы, никогда не прятался от вопросов о своем жизненном выборе. Если честно, трио, напротив, с радостью использовало все эти вопросы для своей карьеры.
"Да, было такое время, когда наш стиль жизни был чересчур выпячен вперед", - объясняет Олсдал. - "Пресса много писала о нашей жизни, наших сексуальных предпочтениях, нашем имидже".
Об обратной стороне физического и музыкального эксгибиционизма Placebo писали меньше.
"Мы с Брайаном оба подвергались атакам гомофобов, как физическим, так и вербальным", - говорит Олсдал. "Но я думаю, когда ты в группе, у тебя есть право делать, что захочешь, выглядеть, как захочешь, говорить, что захочешь, потому что у тебя есть абсолютная свобода во ВСЕМ. Мы немало пользовались этим, особенно в ранние дни - например, в нашем внешнем имидже. Люди принимали Брайана за девочку...".
Нас прервал звук велосипедного звоночка, и Олсдал повернул голову и рассмеялся над Молко, приветственно машущим ему: "Как вспомнишь про...". Олсдал вновь повернулся к нам и пошутил: "Ха! Посмотрите на его гейские взмахи и его гейский велосипед!".
Мы все рассмеялись, а Олсдал продолжил развивать тему гомосексуальности в областях, уже далеких от шуток.
"Мы трое чувствовали себя аутсайдерами, когда были детьми. По разным причинам", -говорит он. "Кажется, я чувствовал себя так, потому что был геем. Но так у меня было больше времени присесть и подумать, стать более терпимым и понимающим, а еще у меня было больше времени для того, чтобы слушать музыку. Но разве то, что я гей значит, что я должен сочинять лишь "голубую" диско-музыку? Знаете, наверное нет. Все равно, что сказать, что, когда Билли Корган побрился налысо, это повлияло на его творчество".
Олсдал затем чуть приподнял голову вправо, как будто пытаясь что-то припомнить, и сказал: "Влияет ли моя гомосексуальность на мою музыку? - Олсдал возвращается к уже заданному нами пять минут назад вопросу. "Я думаю, моя коллекция дисков немного более "голубая", чем у других. Я огромный фанат ABBA, но это, скорее всего, потому что я швед. Но ведь все любят ABBA!"
Его любимая песня ABBA - "The winner takes it all". Эту песню клавишник Бенни Андерссон написал для вокалистки Анни -Фрид Лингстад после их развода в 1981 году.
"По сути, она поет: "Меня оставили, меня бросили, а ТЫ, победитель, забрал все!" - восклицает Олсдал, все еще пораженный этой историей, даже после того, как прошло несколько десятков лет. "Это очень тяжело. Вот что значит - страдать за искусство!"
Родившийся в Швеции Олсдал и родившийся в Бельгии Молко не раз называли восточно-европейскую страну Люксембург своим домом.
"Мы (Молко и я) называем Люксембург домом по разным причинам. Мы жили там на протяжении 7 лет (с 8 до 15)", - говорит Олсдал. - "В это время пойти там было практически некуда - ни клубов, ни баров, ни кафе. Группы в Люксембург не заезжали. Так что эта страна была чем-то вроде "Культурной подмышки Европы". В том возрасте нам казалось, что это полный отстой, так что мы старались выбраться оттуда, как можно скорее".
Уехав из Люксембурга в 16 лет, Олсдал вернулся в Швецию и прожил там пару лет, прежде сделать Лондон своим постоянным домом в 1993. Там он живет и сейчас.
Хотя оба они учились в одной школе (Американской Международной школе Люксембурга), Олсдал говорит, что они никогда не дружили, и история создания Placebo была хоть и неожиданна, но предопределена высшими силами.
"Это был один из тех дней, который заставляет тебя задуматься о том, что, возможно, всем в этом мире управляет судьба, потому что совпадений было просто чересчур много, - рассказывает Олсдал, - на той неделе, когда я встретил Брайана, я также встретил и моего партнера. Моя жизнь так изменилась всего лишь за неделю!"
"Мы с Брайаном встретились на остановке метро, - продолжает Олсдал. - С собой у меня была гитара... я тогда брал уроки игры на гитаре. Он просто окликнул меня, я подошел и поздоровался... Он пригласил меня на свой концерт на следующих выходных. Он выступал тогда со Стивом".
"Я подумал: "Звучит круто!", - рассказывает Стефан о том, как он впервые увидел Брайана на сцене, - было похоже на Нирвану, только с акустикой. Очень энергичное выступление, и голос Брайана звучал так сильно, прорываясь через весь окружающий шум. И я сказал: "Давай играть вместе!". Я играю на бассу, так что мы основали нашу группу тогда"
"Наша группа" начинала под именем "Ashtray Heart".
"Имя возникло из слов Капитана Бифхарта ("Она использовала мое сердце, как пепельницу"), а также из образов, связанных с Джеймсом Дином, - говорит Олсдал, - Если я не ошибаюсь, Джеймсу Дину нравилось, когда его любовники тушили сигареты об его грудь - вот откуда все это пошло. Но когда нам в голову пришло название "Placebo", мы подумали: "Оно более лаконичное". 3 слога, с хорошим ритмом. Легко можно представить, как 40 тысяч человек кричат это название".
Несмотря на то, во что верит армия поклонников Placebo, уже давно перевалившая за 40 тысяч, имя Placebo появилось не от буквального перевода -"плацебо", или "сахарная таблетка". Между прочим, Placebo в переводе с латинского означает "я понравлюсь".
"Слово "удовольствие" ("pleasure") происходит от слова Placebo. У них один корень, - сообщает Олсдал, - понимаете, в названии группы главное найти слово или слова, которые будут звучать круто. А потом тебя начинают спрашивать в каждом интервью, почему вы выбрали именно это имя, так и появляются все эти вздорные истории, типа: "Полно групп, которые называются "Кодеин" или "Морфий", но нет! Мы хотим называться именем наркотика, который на самом деле не работает".
Воспоминания рассмешили Олсдала, и он продолжил: "Через некоторое время название группы превращается просто в комбинацию звуков. Ты перестаешь задумываться о его смысле. Это просто слово".
Сегодня "Placebo" - это "просто слово", которое за 13-летнюю карьеру группы стало определять не только уникальный звук группы, но также и их отрицающий половые различия образ и, что вызывает больше всего споров, их дерзкое и практически безразличное отношение к приему наркотиков.
"Наркотики присутствуют в нашей жизни, - просто заявляет Олсдал, - они присутствовали в жизни людей со времен древних египтян. На данный момент, мои наркотики - это туры, кофеин и парацетамол. Так получилось, что сейчас они разрешены законом. Но когда-то они были запрещены, ты знаешь?"
Самые тяжелые опыты с наркотиками для Олсдала выпали на начало его карьеры, и тогда же он узнал, что значит быть на дне.
"Да, это было не очень-то приятное местечко, - признается он, - в голову приходили мысли о самоубийстве. В то время происходило немало хорошего, но все было так запутанно. Наша карьера тогда только начиналась - столько всего происходило в одно и то же время. Я чувствовал себя таким потерянным и...эээ... одиноким. Я хотел, чтобы все происходящее вокруг нас имело хоть какой-нибудь смысл, а я был бы в состоянии почувствовать, чего все это на самом деле стоит, но я просто... не мог".
Так после того, как уже все сделано и сказано, какой наркотик является любимым для него?
"О нем написали немало песен: это ЛЮБОВЬ, - отвечает он, - то чувство, которое ты испытываешь по отношению к другому человеку. Не важно, что там происходит в нашем организме, когда мы чувствуем влечение к кому-либо или близость с определенным человеком. Я думаю, что это просто удивительное чувство. А если ты испытываешь его трезвым, то оно становится гораздо глубже и приносит большее удовлетворение".
"Как в песне "Nature Boy", - говорит Олсдал о самом важном, чему его научила любовь, - Как там поется?..."Самое важная вещь, которой ты можешь научиться, - это просто любить и быть любимым". Мне кажется, я осознал ценность любви тогда, когда у меня ее не было. И человек, которого я бросил, вернул меня. И лишь ТОГДА я понял, что люблю его".
Любовь, о которой постоянно говорит Олсдал - это 13-летние отношения с его давним партнером. Но даже находясь в моногамных отношениях так долго, Олсдал осознает, каковы их последствия.
"Мы не созданы для моногамных отношений, если честно, - сухо заявил он, - и неважно, насколько хороша твоя сексуальная жизнь с партнером. Через 7 лет ты знаешь человека во всех подробностях - каждый сантиметр его тела. И, конечно же, тебя начинают привлекать другие тела. Я верю в то, что секс - это наркотик. Мы получаем нашу дозу, вот и все. Секс не имеет ничего общего с любовью. Измена не означает то, что ты не любишь своего партнера".
Увлечение Олсдала трактовками любовью не сравнится с его увлечением одной калифорнийской группы и ее лидером.
"Я преклоняюсь перед Джошем Хомме (из Queens of the Stone Age) и перед его творениями. Он мой Бог! - с улыбкой говорит Олсдал, - мы играли с ними в Европе пару недель назад, и от этого мне просто хотелось все бросить. Я думал: "Ок, просто отлично, вот и конец! Если мы не можем зажигать, как Qeens of the Stone Age, тогда все вообще бессмысленно!".

Ох, слава Богу, что Placebo никогда не играли с ними раньше! На протяжении своей карьеры Placebo многих научили тому, что эксперименты в жизни так же необходимы, как в искусстве и музыке. Необходимы, чтобы познать себя, свое место в мире, свое собственное звучание.
"Я думаю, если кто-нибудь говорит, что не любит определенный стиль музыки, то он тут же становится расистом или, к примеру, женоненавистником, в своих взглядах на искусство и музыку. Мне кажется, мы всегда должны быть открыты всем формам и типам людей, культур, искусства, стилей... стилей жизни. Главное - не закрывать дверь для них!"
Спасибо за то, что открыл свою дверь для нас, Стефан.

Girls Gone Punk, Placebo: The Sex and the Drugs and the Complications, Aug 18, 2007
Перевод - Ally