Символ Времени


перевод с немецкого - pretentious Daisy

Это инди: все континенты треснули, миллиарды пластинок раскуплены, и несмотря на это, фронтмэн Placebo Брайан Молко все еще считается неудачником. Для своего нового альбома "Meds" 33-летний Брайан Молко вместе со Стивом Хьюиттом и Стэфаном Олсдалом снова послушно обнажил свою душу и написал 13 песен, которые положили долгожданный конец его молодости. 10 лет назад, когда тоненький человечек с красными губами и хрупким голосом пел Nancy Boy, едва ли кто-то мог представить, однако Placebo постепенно поднимались. Туда, куда поднялись, REM, U2 или, пожалуй, также Coldplay, в высшую лигу супер-групп. Может быть, Placebo и не стадионная группа (пока), но группа, которая заполняет стадионы, причем известные во всем мире: в Англии (Wembley!), в Европе (Франция, 18.000 in Paris Bercy), Японии, Австралии, а недавно в необыгранных до сих пор тропиках: повсюду самые большие залы городов должны быть в форме дуги, чтобы справедливо распределить всех жаждущих фанатов. В Европе это, в принципе, не ново, а вот в Южной Америке фанаты отреагировали на посещение группы настолько эйфорично, что они застали врасплох даже Молко, который обычно уравновешен. "Это было невероятно", комментирует он первый тур группы по Южной Америке весной 2005 года. "Везде, где мы играли, приходили тысячи людей: Чили, Аргентина, Бразилия. Я не находил возможным играть перед таким количеством людей, так как до этого там почти не покупали наших альбомов". Почти - это свыше ста тысяч.

In the basement, baby

Соответственно впрыснув наркотики и получив адреналин, они забаррикадировались в лондонской студии после своего возвращения, чтобы поработать там вместе со своим французским продюсером Димитрием Тиковым над добрыми двумя дюжинами песен, которые поднакопились в течение месяца. К тому же, скоро становится ясно, что Placebo, вопреки опасениям многих, движутся не в направлении электроники и бушующей экспериментальной музыки, а охотно берут в руки инструменты и официально налегают на работу, ускоряя темпы. "И не в последнюю очередь потому", замечает Молко, "что у нас не было другого выбора. Студии никак не назовешь цифровым космическим кораблем, который бы позволил нам заклеить наши песни новейшей производственной ерундой; скорее наоборот: техника примерно семидесятых годов потребовала от нас работать наилучшим образом. Не только в отношении инструментов, но и в отношении моего голоса". Точно также Placebo берутся за свои новые песни: они больше не могут делать что-то неправильно. Они абсолютно точно знают, как они должны проработать свои песни и свой звук, чтобы отдать должное не только возрастающим от альбома к альбому требованиям к себе, но и фанатам. В случае Meds - альбом снова имеет достаточно оснований для интерпретаций и дискуссий, так как наряду с неотразимыми и типичными для группы гимнами (Infra Red, Drag, Because I Want You) в нем есть также обязательный рикошет (Space Monkey, In The Cold Light Of Morning) - те песни, которыми Placebo традиционно расширяют границы и которые уж точно не назовешь песнями для радиоэфиров. Мыслитель, как Молко, называет такой эксперимент со звуком или "вызовом" или "искусством". Прагматик, как Стив Хьюитт, называет это самореализацией. "Мы всегда чувствуем эмоциональную, интимную связь с нашими песнями. Независимо от того, мгновенно ли что-то получается или заходит в тупик - для нас важно только найти баланс между этими крайностями", объясняет ударник. "С Meds мы впервые в своей работе столкнулись с проблемой того, что получилось "слишком много" вместо "слишком мало". Поэтому перед нами встал сложный выбор того, какие песни включать в альбом, а какие попридержать. Конечно, у каждого была своя позиция". Брайан подготовил подходящее для этой трудной ситуации оружие: "В таком случае лучше всего, если есть кто-то, с кем можно посоветоваться непредвзято, кто-то, как Димитрий, наш продюсер. Он видит все это нейтральнее, в контрасте с нами, так как, естественно, мы подходим ко всем этим вещам гораздо эмоциональнее. Соответственно этому мы не обращали внимания ни на коммерческие вопросы, ни на то, какая песня звучи сомнительнее, таинственнее, а просто следовали нашим сердцам. Если бы мы не сделали этого, то такая песня, как Pierrot The Clown точно пропала бы, так как она написана 6 лет назад". Это показывает грань новоиспеченного отца семейства, которая в новых песнях проскальзывают еще реже: упорная борьба с самим собой и против самого себя, или, на выбор, поиск собственной идентичной личности.

Несмотря на свою попытку "никогда больше не возвращаться к типичным темам Placebo", Молко не смог и на Meds не затронуть традиционную тему печали. Здесь также рассказываются истории о пропасти между людьми, зависимости, потери и страхе потери, неуверенности, страстном желании и тоске - только, по словам Молко, "я пытался сформулировать все это менее закодировано. И я чуть не потерпел в этом неудачу. Периодически у меня появляются трудности в написании, так как я ни в коем случае не хочу повторяться. У меня была претензия - описать все с как можно меньшим числом хитростей, приемов и использовать не так много слов из лексикона, а писать прямо и просто, четко формулировать мысли. Моей целью было говорить правду, без использования названий каких-либо химических веществ, если хотите". И это ему также почти удалось - алкоголь, названный "psychedelic yuppie flu" это якобы... по крайней мере, не солгал.

London's Burning

Более того, для Placebo "Meds" очень личный альбом, на котором Молко не затронул политических тем, просто "потому что они не подходили под общее настроение альбома. Хотя мы были в студии во время диверсии в лондонском метро (июль 2005), но процесс записи зашел уже настолько далеко, что мы и не могли, и не хотели реагировать на это. События нас поразили, но этот альбом настолько эмоционален и личен, что политические тексты были бы на нем совершенно не уместны. Но когда ты спрашиваешь меня, какие выводы я сделал, работая над Meds, какой опыт проанализировал, то это, определенно, мое путешествие в Индию. Не надо слушать ничего другого, чтобы установить это". Также личны, как настроение нового альбома, отношения с солистом REM - Майклом Стайпом, которого Placebo пригласили для дуэта на запись. Стайп как бы взял реванш у Placebo за их участие в фильме "Velvet Goldmine", продюсером которого был Майкл, и исполнил вместе с Молко песню Broken Promise. Так Placebo после сотрудничества с David'ом Bowie "Without You I'm Nothing" (1999), живого исполнения "Boys Don't Cry" c Robert'ом Smith'ом/The Cure (Wembley, 2004) и "Where Is My Mind" c Frank'ом Black'ом/Pixies (Paris, 2003) занесли в свою биографию еще одну VIP-персону.

A friend in need's a friend indeed

Благодаря вступлению в Зал Славы Суперзвезд Placebo могут начать сотрудничать с высшим светом рока. В тоже время Placebo - группа, которая чувствует себя хорошо в любом "лагере" и точно также поддерживает контакты и дружбу со всеми прошлыми спутниками - и, кстати, одно из последних сотрудничеств с Jamie "Hotel" Hince из The Kills, которого Брайан знает еще со времен колледжа, уже 15 лет: недавно они с участницей группы Alison "VV" Mosshart открывали концерт Placebo. Там Брайан влюбился в голос VV и попросил ее исполнить с ним песню, открывающую альбом: "Мы искали для заглавного трэка сильный женский вокал, и голос Элисон оказался очень подходящим", размышляет Брайан, "она поет очень резко, очень сексуально. Это придает песне историйный характер, который сюда очень подходит". И хотя трио Placebo уделяют мало внимания музыкальным событиям в Англии, они позволили Bloc Party сделать ремикс на их первый сингл в Великобритании "Because I Want You". Такие они равноправные. Кем Placebo больше не являются, так это группой, солист которой с радостью принимает похвалу и одновременно упорно работает над тем, чтобы заработать себе имидж медиа-шлюхи во всех выпусках. В конце девяностых не проходило ни дня без того, чтобы имя Молко не было названо в какой-либо связанной с сексом или наркотиками истории, или, чтобы он не получал пару пощечин на after-party. Но он наслаждался этим. Более того: он подливал масла в огонь, вульгарно отзываясь об Oasis или The Verve ("Они выглядят так, будто только что вывалились из паба"), и играл в кошки-мышки с прессой, которая с благодарностью описывала его как "накачанного наркотой сексуально озабоченного карлика" или "бездельника". Все же с течением времени интерес к длине волос Брайана снизился пропорционально его собственному творческому отношению к поддержке мифов о нем, и сегодня он хотел бы, в первую очередь, "восприниматься как музыкант и автор песен и больше не быть тем, кого оценивают по его преступлениям в моде".

Такие претензии Молко на Meds более чем оправданы. Он упорно работал над правильными интонациями в отдельных песнях и подбирал слова более тщательно, чем просто для того, чтобы создать короткий шокирующий момент. И когда он поет в "Post Blue" слова "special way we fuck", они кажутся довольно неожиданными. "Если подводить итог", говорит Молко, "то Meds в лучшем смысле - результат всего нашего предыдущего опыта, и, соответственно, автоматически он становится нашим лучшим альбомом - хотя об этом на данный момент сложно судить. Безусловно, мы еще никогда не были так уверены в себе. Мы больше не должны прятаться за горами инструментов, стенами из мэйк-апа или ложным имиджем и провоцировать какие-то драматические ситуации в нашей личной жизни, чтобы использовать это в качестве источника вдохновения в наших текстах. Сегодня нас должны оценивать по тому, чего мы достигли как группа, а не по тому, в скольких скандалах я задействован". Тем не менее, Placebo очень хорошо удается четко разграничивать их личную жизнь и жизнь группы и маскировать в интервью любые подробности сферы их личной жизни - не в последнюю очередь для того, чтобы они могли спокойно уединиться в своих четырех стенах. Безусловно, в прошлом случались болезненные споры со СМИ, которые оставили "шрамы", но зато группа в согласии с собой и своим прошлым – при том настолько, что недавно в Южной Америке они снова сыграли "Nancy Boy", которого не играли несколько лет, просто, чтобы снова почувствовать себя свободно и выпить с прошлым на брудершафт.

Наконец, необходимо кое-что разъяснить.

10 лет в одной группе - это впечатляет. Но три человека в Placebo - это не просто рабочий союз, их связывает настоящая, глубокая и проверенная годами дружба. Здесь стоит кое-что прояснить: то, что у них все же случаются мелкие споры, которые происходят в пределах или вне сцены и студии, и в которых взыгрывает эго каждого, - даже если они втягивают в принятие решения непредвзятого наблюдателя типа Димитрия Тикового или кого-то из сотрудничающих групп. Это свидетельствует о профессиональном и независимом подходе группы к своей музыке, но, не смотря на всю дипломатию, иногда и у Placebo летят клочья, как показывает эта коротенькая зарисовочка:

Брайан, ты недавно сказал, что главной целью Meds было ни в коем случае не записать альбом, который будет "в моде". Как же вы тогда записали рок-альбом?
Брайан Молко: Я думаю, это происходит не потому, что ты используешь гитары, чтобы быть модным. То, что я хотел сказать, заключалось в том, что в процессе записи лучше всего оберегать себя от радио, чтобы на тебя не могло повлиять что-то, что модно, современно, ново. Так как иначе, когда выйдет твой альбом, он будет уже неактуальным. Тем не менее, многие группы допускают эту ошибку.
Что же тогда вы слушали в студии?
Стив Хьюитт: Мы? Почти ничего. Или по меньшей мере ничего, чему меньше 10-ти лет.
Брайан Молко: Наша студия была своеобразным вакуумом. Единственное, что я слушал время от времени - это Anthony And The Johnsons. Иногда также Rufus Wainwright.
Вы ощущаете большую близость с U2, чем, скажем, с Kaiser Chiefs?
Брайан Молко: Конечно. Ну в отношении того, что они исполняют и какое значение имеют. И я говорю это не потому, что могу летать с ними вместе.
Стив Хьюитт: Я думаю, музыкально нам не многие годятся в подметки сегодня. Мы довольно уникальны.
Несмотря на это, кто-то пытался испортить вам все дело - что касается вашего звука?
Стив Хьюитт: Да. Наш продюсер забраковал все наши демо, когда мы впервые принесли их в студию, сказав: "Ребята, вы должны поработать над этим еще".
Брайан Молко: Обычно, мы непроницаемы в таких ситуациях, но в случае с Димитрием все было в порядке, так как он наш друг, мы одного возраста, и как друг он может говорить нам такие вещи.
Стив Хьюитт: Да, всем, кроме Брайана.
Брайан Молко: Определенно. Я диктую всем, что они должны играть, а уж если кто-то начинает критиковать то, как я пою, тогда...
Стив Хьюитт: ... он просто взрывается.
Кто играет на клавишных в этот раз?
Брайан Молко: Стэф. Он более компетентен в сложных вещах. Я могу играть только двумя пальцами. (:lol:)
Стив Хьюитт: Поэтому на концертах с нами выступают еще гитаристы, и есть возможность играть на клавишных.
Брайан Молко: Отличный выбор.

"Die Zeichen der Zeit", текст Florian Hayler
Март 2006