Точка невозврата

Преодолев личностные затруднения, Placebo возвращаются, более отважные, чем раньше.

Первый вопрос, который задал нам главный вокалист Брайан Молко (не снимая солнечных очков), прибывший в Малайзию 14 марта рейсом из Тайваня, был: «Какой сегодня день?». «Вторник», – ответили мы.

– Ну, у музыкальных групп так: каждое утро – это утро понедельника, а каждый вечер – субботний.

– Что ж, а ели ли вы или делали что-нибудь интересное во время поездки по Азии?

– Я ел сырую конину в Японии, которая мне очень понравилась. Мне предложили змеиную кровь в Тайване, но я сдрейфил.

Хм. Мы полагали, что Молко – храбрец, который все принимает, не теряя самообладания…

Продолжая бомбардировать Молко вопросами в течение семи минут отведенного времени, мы обнаружили, что он не такой пугающий человек, каким мы его считали.

Во время интервью он пребывал почти в дзенском состоянии, спокойный и улыбающийся. Но одну свою черту он сохранил: он открыто высказывает, что у него на уме, и не боится заявить, что Oasis потерпели неудачу как группа.

Итак, вы провели два дня в Малайзии. Видели что-нибудь интересное?

В понедельник мы пошли к Башням-близнецам. Но никто нам не сказал, что они закрыты. (Башни-близнецы – башни «Петронас», небоскреб в Куала-Лумпуре, в определенное время можно посетить его смотровую площадку, для чего нужно получить бесплатный билет, который выдается с 8:00 до 9:00. – Прим. Evergreen.)

О, это очень досадно.

Да, но мы все же можем сказать, что посещали башни. (Пауза.) Снаружи.

Ха-ха. Ну, это уже кое-что. Вы первый раз в Малайзии и оказываетесь в такой ситуации.

Мы и правда не такие, как большинство международно-известных групп.

И когда такие исполнители все-таки приезжают в Малайзию, иногда очевидно, что они на самом деле не выкладываются на сцене.

Не знаю, касается ли это только концертов в Малайзии, но, думаю, вы бы обнаружили, что так поступают многие группы, куда бы они не приезжали. Я думаю, что многие большие всемирно признанные группы принимают публику как должное, но мы так не делаем.

Такие группы, как Flaming Lips и Metallica, так не делают. Placebo считают очень важным вкладывать в выступление столько, сколько можешь, так как то, что мы пытаемся делать, – это позволить публике получить некие трансцендентные переживания за то время, пока мы на сцене.
Это порождает огромные усилия и старание настроиться на представление. Уважение требует поступать так. Вот что мы предназначены делать.
Хотя в некоторые дни это труднее, чем в остальные, в зависимости от того, что ты чувствуешь. Те же, кто этим злоупотребляет сильнее, распадаются, каковы, по моему мнению, Oasis.
Когда бы вы их ни видели вживую, было очевидно, что им не хочется быть там.

Означает ли это, что вы обещаете малазийским зрителям по-настоящему хорошее времяпровождение на вашем концерте?

Ну, нельзя когда-либо что-либо обещать. Это цель.

Будут ли сегодня вечером разбитые гитары?

Мои гитары слишком ценные, чтобы с ними так обращаться.

Мы читали, что ваш последний альбом Battle of the Sun (так в оригинале. – Прим. Evergreen) создан вами в состоянии, после того как вы и ваш сотоварищ по группе Стефан Олсдал бросили наркотики и алкоголь. Что заставило вас сделать это?

Я скажу так: у меня есть теория о наркотиках и алкоголе. Человеческое существо способно потребить ограниченное количество в течение своей жизни.
Некоторые люди благоразумны и потребляют такое количество, которое может растянуть жизнь. Некоторые люди, кто не так благоразумен, такие как мы со Стефаном, потребляют это ограниченное количество за срок приблизительно в 10 лет. Потом наступает точка, когда это не приносит тебе ничего, кроме зла. В сущности, это разрушает твою жизнь и ты теряешь все.
Тогда человек либо сдается, что делает большинство людей, которое начинает неотвратимое нисхождение в небытие и пустоту, либо делает мужественный шаг постараться перестроить свою жизнь более позитивным образом, что решили сделать Стефан и я. Это было жизненным выбором и оказало важное философское влияние на альбом.

Каким будет ваш следующий альбом? Выйдет ли он в ближайшем будущем?

Знаете, представления не имею.

То есть плывете по течению?

Я недавно понял, что следовать течению – прекрасный способ жить своей жизнью, знаете, особенно когда начинаешь менять жизненный уклад. Как будто отдаешься под контроль вселенной или некой силе, какая существует.

Но другой альбом будет, и каждый альбом отличается. Он не будет таким, как Battle for the Sun, это точно.

Но он все же сохранит звучание Placebo?

Ну, да. Но что это такое? Этот вопрос мы всегда себе задаем. Что дает нам свободу делать почти все, что нам нравится, в плане оркестровки и аранжировки?
Если бы вы сказали мне 10 лет назад, что мы запишем альбом с медными духовыми, как на Battle for the Sun, я бы сказал вам, что это невозможно. Однако 10 лет спустя мы делаем альбом с саксофонами, трубами, трубами-пикколо и флейтами. Зачем запирать себя в клетку в плане того, каким должно быть твое звучание?

Он (очевидно, Стив Форрест. – Прим. Evergreen) сразу понял ваш звук или привыкал в течение какого-то времени?

Мне кажется, он все еще привыкает. Для него это большая переделка. Мы такая громадина и настолько хорошо смазанная машина…
Он был как бы вырван из безвестности и брошен в центр общего внимания. Ему многого стоит идти дальше, и я думаю, что он хорошо справляется.

Вы, ребята, руководите им, как старшие братья?

Да, безусловно. Но мы еще, как старшие братья, пользуемся его наивностью и доверчивостью и постоянно подшучиваем над ним.

Расскажете нам что-нибудь об этом?

Однажды в Париже мы умудрились убедить его в том, что в его номере в отеле живет призрак маленького ребенка. Его легко напугать.
Это значило изготовить ключ, проникать в его комнату, передвигать мебель, переворачивать картины вверх тормашками, писать письма на французском и подсовывать их ему под дверь и быть там, когда он их обнаруживает. Это был хорошо организованный розыгрыш, который продолжался три дня. И мы можем продолжить это делать.
Нам больше года удавалось держать его в уверенности, что его преследует злой Санта-Клаус.

Вы собираетесь когда-нибудь вернуться в Малайзию?

Я думаю, что мы вернемся в Малайзию, определенно. Если концерт сегодня пройдет удачно и люди не забросают нас гнилыми помидорами, тогда мы вернемся.

Концерт

Брайан Молко оказался верен своим словам о шутках над барабанщиком Стивом Форрестом.

Аккурат в конце выступления Молко сильно толкнул Форреста в толпу, ну а о дальнейшем вы можете догадаться – тот был погребен под руками и фотоаппаратами зрителей.
Без лишних слов Placebo показали прекрасное представление в тот вечер, так как публика подпевала почти каждой исполненной песне.
Временами Молко и гитарист Стефан Олсдал подходили близко к зрителям, дразня их своей близостью, в то время как люди в первых рядах отчаянно тянулись, чтобы прикоснуться к своим кумирам.
Пару раз можно было разглядеть улыбку на лице Молко, когда он смотрел на возбужденную толпу.

Публику держали в напряжении всю ночь, так как группа почти не отдыхала между песнями.

Если Молко сверкал своим отличительным вокалом, то Олсдал чуть ли не зажигал сцену, когда наступало время его гитарных соло.

Полтора часа Placebo зрителям определенно было недостаточно. Если бы только был еще один раз!


Сюжень Нге,
23 марта 2010 года.
The Malay Mail Online.
Переведено Evergreen.