Трио


Слышали о гее, натурале и бисексуале?
Итак, они носят имя Placebo и обладают репутацией много о себе возомнивших, несносных и явно страдающих комплексом коротышки.
Эндрю Лоусон обнаружил, что они… эээ… на самом деле довольно приятные парни.


Чем вы занимались в прошедшие 2 года?
Брайан: 13 месяцев тура по 6 континентам, сломанные кости, госпитализация. Сплошной рок-н-ролл.
Стив: Нам до тошноты хотелось попасть в студию после всех этих разъездов и исполнений «Pure Morning».
Брайан: Мы стали немного походить на Spinal Tap к концу всего этого (скорее всего, имеется в виду фильм о вымышленной британской рок-группе, пародирующий внешний вид и бунтарство многих рок-команд).

Расскажите подробней.
Брайан: Мы со Стефаном пытались перещеголять друг друга в рок-театральности. Закидывание ног на аппаратуру и всё в таком духе.
Стефан: Прыжки со сцены на руки толпе.
Стив: Единственное, чего мы не делали, - это выход на сцену другого города со словами «Привет, Кливленд!»
Брайан: Стало настолько скучно, что мы могли спрыгнуть в зал, продолжая играть.
Стефан: Пока не схватят за яйца…

Как вы справлялись с утомлением?
Стефан: Мы превратили тур-автобус в диско-автобус.
Брайан: Да, мы установили диско-шары и устраивали вечеринки после каждого шоу, исполняя The Bee Gee's и Barry White.

Как будто…
Брайан: Это правда! Мы даже купили в автобус собственное караоке.
Стефан: В этот раз мы собираемся взять с собой ещё и стол для пинг-понга.
Брайан: Караоке и пинг-понг – вот наши новые интересы!

Расскажите о новом альбоме «Black Market Music».
Брайан: Он объединяет вседозволенность поп-панка с первого альбома и более меланхоличную сторону «Without You I'm Nothing».

Вы спокойно относитесь к ярлыку «поп»?
Стив: Нет, я всегда мечтал быть рок-звездой, а не поп-звездой. Разница есть.
Брайан: Я предпочитаю именоваться «рок-н-роллом». «Поп» - это Steps, Бритни и Кайли. Это девочка-тинэйджер с фальшивой грудью, попадающая прямо на первое место хит-парада. Мы держимся подальше от пластической хирургии, следовательно, мы «рок»!
Стив: Мы остаёмся уродливыми.

Так какие сюрпризы вы вытащите из рукава?
Стефан: На этом альбоме есть рэп, чего, я думаю, не ожидает ни один фанат Placebo.
Брайан: Ага, когда мы впервые об этом обмолвились, думаю, наши фанаты рассердились и подумали, что мы превратимся в Limp Bizkit. Не дай бог.

Есть на альбоме любимая песня?
Брайан: «Peeping Tom», потому что я всегда хотел быть Элтоном Джоном, а на этой песне я сажусь за пианино и пою.

Это белое пианино?
Стив: Будет белое.
Брайан: Мне придётся покрасить его в белый.
Стефан: Но вокруг тебя не будет Backstreet Boys.

Вас либо любят, либо ненавидят. Вам есть дело до того, что о вас думают?
Брайан: Равнодушие убивает, поэтому хорошо получать противоположные отзывы, но иногда трудно не принимать их близко к сердцу. Как нормальному человеческому существу, которое живёт, дышит и срёт, как и любой другой, странно думать, что тысячи людей сформировали о тебе своё мнение, даже не встречав тебя.
Стефан: Это самое трудное.
Брайан: Если сосредотачиваться на этом, это сведёт с ума. Большинство людей, которые сформировали о нас негативное мнение, даже не знакомы с нами. Или видели нас очень пьяными и вредными. Большинство людей, которые провели немного времени с нами, уходя, думают, что, по крайней мере, мы нормальные.

А пресса просто разносила вас.
Стив: Ага, мы попадали из одной западни в другую.
Брайан: Это очень по-британски – желание поставить всех на место. Тебе нельзя быть уверенным…
Стив: Тебе нельзя быть успешным, тебе нельзя хорошо зарабатывать…
Брайан: Тебе нельзя признавать факт, что ты талантлив, потому что, ооо, это переходит все границы.

Так что, вы жертвы прессы или просто используете это в своих интересах?
Стив: Любой, кто читает прессу, думает: «Ага, Placebo вернулись», и это прекрасно.
Брайан: Ага, они вернулись и опять открыли свои большие долбаные рты!
Стив: Это как «О, те идиоты вернулись», но, по крайней мере, они знают, что вы вернулись!

А что насчёт очаровательного комментария Дафны и Селесты о том, что вы были «уродливы, как чудовища»?
Брайан: На это даже не стоит тратить кислород. Нельзя быть привлекательным для всех. Мы точно не считаем Дафну и Селесту очень привлекательными. Напишите так: не думаю, что за сценой фестиваля Reading в этом году будут пьяные поцелуи и объятия.

Как вы думаете, вас всё ещё считают нарушителями спокойствия?
Брайан: Я никогда не считал, что мы делали что-то странное, или новаторское, или шокирующее. Слишком трудно быть нарушителями спокойствия в наши дни.

Но сочетание гея, натурала и бисексуала в одной группе всё ещё смущает людей, не так ли?
Брайан: Это то, что делает нас интересными. Мы три разных личности с разной сексуальностью, и мы лучшие друзья, поэтому и получается чрезвычайно интересный плавильный котёл из эмоций. Если это смущает людей – хорошо. Это здорово. Смущение сексуально.
Стефан: И между нами нет конкуренции, когда мы выходим на охоту.
Стив: Это всем облегчает жизнь.

Бисексуальность – хитрая штука, потому что её считают либо попыткой использовать любую возможность, либо мягкой версией гомосексуальности.
Брайан: Ага, или ты на самом деле натурал и притворяешься, только чтобы снять девочку. Это ещё одно обвинение, которое выдвигали по отношению ко мне.

Ты бы переспал с самим собой?
Брайан: Нет! Это было бы кошмарно!

Как вы думаете, аудитория геев слушает инди-музыку?
Стефан: Не думаю, что, просто потому что ты гей, тебе обязательно быть королевой сцены или клубной деткой, или горой мышц. Хорошо, что нет рамок, чёткой принадлежности. Среди нашей аудитории определённо стало больше геев.
Стив: Вот бы среди нашей аудитории было ещё больше геев: они лучше танцуют.
Брайан: Мы вдохновляем людей быть индивидуальностями, гордиться собой и принимать себя. Мы пытаемся вызвать симпатию к так называемым извращенцам, которые населяют наш маленький сумасшедший мир, просто потому что я не думаю, что люди плохи, несмотря на то что они могут испытывать чувство вины.

Вы уже затронули темы сексуальности, употребления наркотиков и беспорядочных связей, осталось ли что-то святое?
Стив: Мама.
Брайан: Мама? Твоя мама читает «Boyz» (гей-журнал)? (Раздумывает) А может, твой папа?



Журнал Boyz, сентябрь 2000
Текст - Andrew Lawson
Перевод с английского - sweethaze