Тур-дневник Стефана
После двух недель отдыха от европейского тура мы начали новый год, двигаясь на восток. Я обещал Лэй, что постараюсь вести дневник и рассказывать вам о нашей поездке из первых уст.
На этот раз вашим капитаном буду я. Посмотрим, как долго это продлится!

Пятница-суббота, 12-13 января
Наш самолет принадлежит Virgin, которая безоговорочно является лучшей авиалинией, осуществляющей дальние перелеты, с самыми лучшими развлечениями и самым классным персоналом (практика показала, что это благословение). Полет продлится 12 часов, поэтому мы с Брайаном  принимаем снотворное; только для того, чтобы понять, что если его смешать с алкоголем, то можно совершенно сойти с рельсов.   
После двухчасового разглагольствования (совершенно не помню, о чем мы говорили) Бри решает покурить. Он прикуривает в туалете, его голова находится в унитазе и выдыхает дым. Два человека из обслуживающего персонала находятся прямо за углом, а также дым нюхает группа The Egg, сидящая в двадцати рядах отсюда. Бри возвращается после того, как отговорился от ареста (у него талант к болтовне), и мы начинаем слушать Сержа Генсбура, чтобы найти возможные песни для кавера.
После приземления мы клянемся друг другу никогда больше не использовать эту комбинацию – это Зло. Стив смотрел на нас во время полета, как на парочку придурков, игнорировал нас и занимался своими Шардоне и Таймс. Если бы мы пользовались другой авиалинией (British Airways наверняка), мы были бы арестованы за нарушение общественного порядка и навсегда вычеркнуты из списка пассажиров. Мы были на грани провала, а ведь с начала тура прошло не более двух часов!
Мы приземляемся в субботу, таможню проходим на удивление легко. Джейсон Эрнопп и Пэт Поуп из Kerrang, которые летели тем же рейсом и стали жертвами наших разглагольствований, были удивлены увидеть нас все еще стоящими. Здесь подмораживает, холоднее, чем в Англии. Стив, бросивший курить на Новый год, очень хочет чего-то травяного и зажигает Marlboro light. После того, как он выбрасывает окурок на улице, его просят подобрать его и положить в пепельницу – добро пожаловать в Японию!  
Парочка фанатов ждут в фойе. Каждый из нас получает по коробке Marlboro lights, Брайану хватит на весь тур. Остаток дня мы проводим, отдыхая.
Мы с Биллом бродим по улицам в поисках банкомата, наличие которого становится все менее вероятным, еще более странно то, что улицы пусты, хотя сегодня суббота! Мы платим по пять каких-то денюжек, чтобы попасть в лифт, который поднимает нас на вершину Tokyo tower. У нас обоих кружится голова, и мы осознаем, что в нашем послеперелетном болезненном состоянии это не было самой лучшей идеей, но оно того стоит, хоть линия горизонта не настолько впечатляющая и запоминающаяся. У подножия башни есть музей восковых фигур с отвратительными и страшными моделями Тони Ломми, Джеймса Хэтфилда и Питера Фремптона.    
У везущего нас обратно такси двери открываются автоматически, а шофер в белых перчатках. Здесь придают большое значение гигиене. Люди на улицах надевают маски типа такой, как у Майкла Джексона, это не из-за загрязнения, их носят люди с простудой, которые не хотят, чтобы от них заразились. Серьезное проявление уважения по отношению к соотечественникам!
В моей комнате в туалет встроен распылитель по типу биде, это меня пугает, он предназначен для орошения толстой кишки. Никто из нас не воспользовался им.
После короткого сна, пребывая в авантюристском настрое, мы берем Джейсона и Пэт в итальянское заведение, после которого следует пара пинт в английском пабе! Патетично. Мы заглянули в парочку караоке-баров, но они были либо пусты, либо закрыты – опять же странно для субботы. Возможно, это январское затишье.
Мы в Акасаке, улицы полны проституток; мы выпиваем по стаканчику на ночь в комнате нашего менеджера по связям с общественностью. Джейсон подтверждает мое представление о стереотипичном журналисте Kerrang, демонстрируя свое знание порноактеров с платного телевидения, в процессе он потягивает колу с виски и курит сигару Hamlet. Атмосфера у нас хорошая, и мы срубаемся в районе четырех утра. 

Воскресенье, 14 января

В рок-н-ролле не бывает уик-эндов, поэтому мы отправляемся в офис Virgin, чтобы посвятить десять часов промоушену. Все длится дольше, потому что нам нужен переводчик, но мы уже занимались этим и узнаем некоторые лица с двух прошлых разов, когда были здесь. Это облегчает задачу. Radiohead размещены на многих обложках, Placebo – в основном внутри. За ланчем мы говорим об ужасном техасском невежде Джордже Буше и сестрах Эпплтон (любительницах быть застуканными в постели со звездой), затем разговор переходит на Перри Комо. Последнее интервью начинается с вопроса «Как вы встретились, парни?», и мы просто начинаем ржать, не веря своим ушам, пока Стив не просвещает журналиста: «Мы познакомились на соревнованиях по сумо много лет назад». С тех пор мы все сидим на протеиновой диете. Сезон сумо в разгаре, но, как обычно, у нас нет времени на такие развлечения. Надо запомнить и внести это в расписание в следующий раз.
Измотанные мы часок дремлем, Бри фотографируется для Kerrang в образе гейши. Держу пари, это будет на обложке.     
Парочка стаканов пива в баре отеля. Пэт Поуп знакомит Стива с Embrace, Пэт соглашается со Стивом, что Embrace – дерьмо, потому что он любит сохранять свои зубы. Играют лучшие хиты Фила Коллинза, и Брайан очень по-доброму просит официантку сменить музыку, потому что нас от нее подташнивает. Она подчиняется. Хорошее настроение везде. Не чувствуется, что мы собираемся завтра отыграть концерт, мы не выступали около месяца.

Понедельник, 15 января

Все мы просыпаемся в 6-30. Джетлаг – это реальная заноза в заднице.
У нас фотосессия с Пэт Поуп на фоне храма Шинто. Это заканчивается тем, что группа гейш позирует в нескольких кадрах; даже если бы мы планировали что-то подобное, то ничто не было бы настолько «японским», насколько было это. Мы все просим распечатать эти фотографии для каждого индивидуально, потому что создается впечатление, что они запечатлели что-то особенное. Этот храм также послужил вдохновением для обложки Slave to the Wage (когда мы были здесь в последний раз), потому что цифра три очень важна для этой религии, и если вы внимательно приглядитесь, то сможете увидеть три восточных монеты с отверстиями на CD1!
Интервью Kerrang за ланчем, который оказывается самым дорогим приемом пищи, который когда-либо был у любого из нас, это войдет в промо-затраты Virgin; они получили «бенджаминов» (имеются в виду стодолларовые купюры, на которых изображен Бенджамин Франклин – прим. пер.), а мы их потратим;)
Япония очень дорогая страна (7 фунтов за пинту), но 100 фунтов за мясное блюдо – это чертовски глупо, но мы не отказываем себе в удовольствии, и это замечательно! Еда просто тает во рту, превосходно. Это снято на видео для потомков.
Мы отправляемся к месту проведения концерта на Air East, оно напоминает мне о The Botanique в Брюсселе, убогий бэкстейдж. Мы пробегаемся по всему сету на саундчеке, потому что мы не выступали некоторое время, и мы видим, что все хорошо. Процесс исполнения песен сейчас схож со вкусом первого пива во время длинной ночи развлечений. Бодрящий, удовлетворяющий и свежий, играем так, как будто мы слушаем сам CD. На сцене неприятный сквозняк, чувствуется холод.
Шесть часов и через час все начнется; слишком рано для шоу, но люди рано ложатся спать, потому что они начинают работать с рассветом! Реально не лучшее время для рока, но мы получили только такое объяснение. Пребывая в обычных сомнениях по поводу того, что надеть, Бри останавливается на своем брикстонском прикиде, я, Стив и Билл надеваем черное разных форм и размеров. У моего любимого серебристого пиджака сегодня тоже премьера в Японии. Комната очень маленькая, и мы все время сталкиваемся, путая напитки друг друга (это водка с колой или водка с диетической колой?) – в Японии нет Red Bull. Нас прерывают промоутеры и техперсонал, зашедшие за напитками, борющиеся с джетлагом и истощающей усталостью и старающиеся прийти в норму к первому концерту в новом тысячелетии. Мы не в самых лучших условиях, что доказывает первая же песня сета Black-eyed; Бри теряет голос. Дерьмово. Джетлаг, низкая температура, недосып, слишком много промоушена и отсутствие репетиций делают ситуацию хреновой. Мы урезаем сет на 8 треков и вытягиваем концерт с трудом. Толпа заинтересована, но если учесть культурный шок (полная тишина между песнями), кажется, что нас бросили в воду арктической температуры и попросили показать выступление по синхронному плаванию. Мы проклинаем ситуацию, выпиваем и успокаиваемся за ужином с звукозаписывающей компанией. Они – хорошие ребята. Обессилевшие, мы идем спать около полуночи.     

Вторник, 16 января
Мы садимся на сверхскоростной поезд до Осаки, который является самым быстрым поездом из всех, на которых я ездил. Плавный как шелк. Мы проезжаем гору Фудзи. Бри сидит на зеленом чае и антисептическом спрее для горла. Стив натирает свои больные сухожилия. Я массажирую свои руки. Мы снова в туре. Мы изучаем австралийское промо-расписание, не хотим, чтобы то, что случилось вчера, произошло там. Все дома, мимо которых мы проезжаем, очень маленькие, определенно они строились не для великанов.
Компания Fedex доставляет из Англии смонтированную версию клипа на Special K. Мы изучаем ее с большим предвкушением. Мы всегда хотим, чтобы наше новое видео было самым лучшим, и на этот раз мы чувствуем, что это так. В нем нет недостатков типа: «здесь мало группы», «здесь недостаточно сюжета», «все идет нескладно». Не то чтобы мы когда-либо были всерьез разочарованы  нашими клипами (возможно, Every You был не самым многообещающим с точки зрения искусства), но мы все на самом деле думаем, что мы серьезно продвинулись с этим видео. Это двухчасовой фильм, сжатый до трех с половиной минут, при этом ни одна сцена не пропущена. У Говарда Гринхала немного извращенный взгляд на свою работу (посмотрите кадр со спермой в Nancy Boy – «coming over me»,  капающее молоко в Bruise Pristine, девушка со спущенными трусами в Slave), и это нам отлично подходит. Смотрите кадры, снятые Лэй во время съемок.   
Мы добираемся до Club Quatro, ребята из техперсонала валяются спящими где попало, бедняги. Все чувствуют это. Куча граффити; Стив играет в «туалетный теннис», читая «посмотрите направо»  с одной стороны и «посмотрите налево» с другой («туалетный теннис» - западная забава, призванная, по всей видимости, скрасить скучные минуты пребывания в уборной – прим. пер). Шоу получше, все еще так же тихо, Бри пытается сделать так, чтобы все кричали в унисон, они кричат. Стив сегодня просто первоклассен, он просто обалденный, особенно на Scared и Bionic – восхитительно! Вижу знакомые лица из Токио, верный парень передо мной со шведским флагом и в короне Burger Queen. 
Абсолютно вымотанных после концерта, в приподнятом настроении нас везут в Корейское Барбекю, где ты сам готовишь себе мясо на гриле. Эта поездка становится немного похожей на мясной фестиваль. Возможно, пришло время для протеиновой диеты? Нет. 

Среда, 17 января

Фанаты машут нам на прощание, они осыпали нас подарками, несколько реально пригодных к носке топов для Бри, везучий гад. Платим налог в аэропорту, чтобы покинуть страну; здесь есть налог на все, даже на еду. Это неправильно.
Двенадцатичасовой полет, без наркотиков, но Стива будит пьяный придурок, подпевающий своему плееру и не попадающий в ноты. Это неразумно делать около уставшего Стиви Би, который серьезно близок к тому, чтобы ударить эту суку. 
Моего техника по басу обыскивают на таможне, и он попадает в переплет. Что у него находят для нас – загадка (в оригинале предложение звучит по-другому, там замешаны какие-то латексные перчатки, но для меня оно оказалось непереводимым – прим. пер). Неудачное время для прохождения таможни, многие рокеры направляются на Big Day Out. Один парень из Black-Eyed Peas выслан обратно в США, его поймали с марихуаной. Очевидно, он не разведал обстановку – в Новой Зеландии превосходная марихуана.  
Рок-н-ролльный отель с Rammstein и PJ Harvey. Стиральные машины и плита в каждой комнате, очень удобно.  Мы чувствуем себя как-то пришибленно после поездки (сейчас четверг), у нас обед с Virgin, которые здесь по-настоящему расслаблены, мы получаем платиновые диски за WYIN. Это первая наша «платина», и мы вне себя от радости, потому что теперь мы можем очень легко вернуться сюда. На сон грядущий встречаемся с Робом Эллисом (барабанщик PJ, который писал струнные для Black Market Blood). Они здесь уже какое-то время, потому что им нужно было репетировать. Кто-то узнает меня и спрашивает, что я собираюсь делать, когда мы перестанем быть новым явлением. Я сказал ему не лезть не в свое дело. Я и Брайан идем спать, потому что мы совсем измотаны, Стив в это время начинает пивную сессию, которая вовлекает его и Роба в сессию по поиску острых ощущений. Все драммеры сумасшедшие.   

Пятница, 19 января

Гей Роберт делает нам макияж. Небольшая прогулка до Ericsson Stadium для первого концертного дня. Очень хорошая атмосфера, я провожу немного выматывающий и нервный отрезок времени, так как я только что решил пройти тест на ВИЧ. Говорю со своим менеджером, и она говорит, что со мной все будет в порядке, но мне нужно сделать это, потому что я думал об этом некоторое время. В моей голове охрененно ужасные мысли. Стараюсь оставаться сосредоточенным. Немного промо, нас опять спрашивают об инциденте с Фредом Дерстом (это случилось в Нью-Йорке в 98-м). Их место пребывания очень отделено от всех, это глупо.
У нас автограф-сессия с парочкой победителей конкурса. Встречаем Криса из Coldplay, который является фанатом(!) и очень славным парнем. Нам выпадает счастье посмотреть выступление PJ Harvey перед тем, как начать свое, хотя фестиваль – это, возможно, не лучшее место, чтобы посмотреть на нее или, уж если на то пошло, на любую другую группу. Мы приходим в возбужденное состояние и делаем хорошее первое шоу. Всегда немного сложно привыкнуть к большой сцене, дневному свету, людям поблизости, которым ты не нравишься, но мы довольны. Мик Харви из Bad Seeds присоединяется к нам за ростбифом. 
Ночью мы развлекаемся, Морган (наш внештатный мерчендайзер) в 6-30 утра занимает место за баром и снабжает нас качественными напитками. Это потрясающе, учитывая его состояние. Хардкор! Встречаем несколько очень классных людей, некоторые приятели Стива. Все по-настоящему. Посмотрите на Sky Tower из окна Стива. Она очень похожа на шприц, а небо темно-голубое, я такого никогда не видел; очень глубокое. Идем спать в девять. 

Суббота, 20 января

День на восстановление. Едем в Брисбен, Rammstein сидят рядом с нами в самолете, это превращается в начало дружбы, не верится, что видел вчера, как они разгуливали по сцене, покрытые белой грязью. Это старая добрая игра. Тропическая жара добирается до нас.  
Мы едем из аэропорта Брисбена к Раю Серферов, который является чересчур ярким, похожим на Флориду участком с высокими холмами и милями красивых пляжей. Слегка непривычное место для фестиваля. Опять клевый отель с бассейном с соленой водой, тропическими рыбами и водопадом. Не поймите неправильно; эта поездка кажется исключительно каникулами, но, поверьте мне, такие туры очень редки. Бри, Стив, их техники и Морган устраивают ночь развлечений и роскошествуют. Я не буду вдаваться в детали, но стриптизерши в этом участвовали. Молодцы, это сумасшедшая Австралия. Я измотан и ложусь спать в десять!  

Воскресенье, 21 января

У нас ранний завтрак на убийственной жаре, потом мы идем на пляж. Есть что-то в море действительно восстанавливающее (наверное, кислород), мы катаемся на волнах без досок и увлекаемся этим занятием, я падал вниз и повредил плечо. Прекрасно. 200 австралийских долларов из моего кармана тоже смыло. Рыбам на развлечения и выпивку.
Вчера шел дождь, поэтому на площадке фестиваля мокро и противно. Мы встречаем At The Drive-In и делаем им комплимент по поводу отличного альбома Relationship Of Command. Они кажутся классными ребятами. Мы видим Беза из Happy Mondays, тусующегося со своим ребенком, и он рассказывает нам об их вынужденной остановке в Бахрейне из-за разбитых окон в кабине самолета. Они, несомненно, нашли, чем себя поразвлечь. Видим разных ди-джеев (например, с лондонского XFM), работающих в полсилы. Насчет одного из них меня просветил Стив, когда я спросил: «Я его где-то видел, Стив, кто он?» Я чертовски ужасен, когда дело касается людей.  
Сет-лист фестиваля:
Black-Eyed
Days Before You Came
Haemoglobin
Bionic
36 Degrees
Passive Aggressive
Every You Every Me
Special K
Without You I'm Nothing
Slave to the Wage
Taste in Men
Nancy Boy
Pure Morning
Для Бри и Стива концерт проходит хорошо, я сегодня не смог уловить атмосферу, может, я был слишком трезвым. Болтаем с Killing Heidi, они приглашаю нас на восемнадцатилетние(!) своего вокалиста в Мельбурн. Пропадает моя цифровая видеокассета с материалом о том, как снимали Special K, с Японией и Новой Зеландией. Несчастье. Уходим рано (в 8-30), возвращаемся в отель, чтобы поплавать. Все заканчивается тем, что мы подпираем стойку бара, и там случается происшествие Стив-бросил-фаната-в-бассейн. Стив определенно под чем-то, одна из его полностью заряженных ипостасей, и никому не хочется оказаться на его пути в такую ночь, а этот фанат оказался и был брошен в бассейн в фойе. Вода повсюду; мы убираемся из отеля, охранники следуют за нами до бара отеля.  
Бри устал еще с прошлой ночи и валится спать. Я, Стив, Билл, Морган и два австралийских приятеля Стива сталкиваемся с Рони Сайзом по пути на послеконцертную вечеринку Powderfinger, он обдолбан, принимал «экстази». Полностью опустошаем их бар, гитарист Powderfinger назвал меня Марселем (смущен французско-люксембургской связью?!), разговариваем с фанаткой и ее рабом, которые сделали для нас абсент. Сталкиваемся с Тиллем и Флаке из Rammstein и идем в реально вульгарный и агрессивный техно-клуб, разделяемся после выпивки и идем в еще более сомнительный рок-клуб. Ставят The Damned, после которых следуют Sing It Back Moloko. Когда мы уходим, светает, и мы идем на пляж посмотреть, как встает солнце. Самый красивый рассвет: ясный и чистый. Немного играем в тарелку, и я делаю несколько глупых фильмов с животом Моргана и моими ногами в воде. Спать идем в 8, но я не могу заснуть.    

Понедельник, 22 января

Я, Стив и Билл еле ходим и стонем всю дорогу до Сиднея. Мы приглашаем PJ Harvey и ее группу поехать в круиз из сиднейского порта, организованный Virgin. Они соглашаются, и мы проводим прекрасный вечер, наблюдая закат за Домом Оперы. Летучие собаки летают  над нами, и мы можем видеть людей, проходящих под аркой Сиднейского моста. Я думал, что плохо было на башне в Токио, но эта прогулка могла бы вызвать у меня сердечный приступ. Я и двух слов связать не мог и пошел спать. Бри на седьмом небе, потому что ему выпал шанс поговорить с Полли, как следует, он чувствует связь. Может, пришло время спросить о дуэте? Он идет обедать с Миком Харви и некоторыми ребятами из техперсонала PJ.
Отель находится на Coogee bay, прямо у пляжа, температура около 35 всю неделю. Ожогов не избежать.

Вторник, 23 января
Весь день посвящен промо. Человек, победивший в конкурсе MTV, очень нас смешит, потому что становится очевидно, что он на амфетаминах, когда он присоединяется к нам, чтобы сняться на камеру, он кривляется, трындец как смешно. Билл приходит к нам к обеду, он красный как лобстер, сильно обгорел, мы смеемся! Это ему за то, что он не участвовал в промо. Мы едим прекрасную рыбу.
Едем в центр Сиднея к залу The Metro, где наблюдаем за At The Drive-In. Они на самом деле пошли на это. Вдохновляюще и сногсшибательно с визуальной точки зрения, потому что у Омара и Седрика есть несколько реально клевых гимнастических движений. Я хочу их хореографа!! Они только включают на сцене свет, и это уже выглядит так, будто они поймали эту атмосферу под названием «все дело только в музыке», но позже мы выясняем, что для того, чтобы сделать полное световое шоу, лишком жарко. Хлопаю Билла по спине и наблюдаю, как он орет. Возвращаемся в Куджи выпить по паре бутылок VB.       

Среда, 24 января

Прохожу тест на ВИЧ. Определенно, это самое трудное из всего, через что мне пришлось пройти. Доктор не достает меня никакими советами. Нету этих «вы знаете о последствиях этого?», «что вас заставляет пройти этот тест?», «что вы чувствуете по этому поводу?», просто говорит, что результаты действительны для контактов, которые случились три месяца назад и раньше. Я расстроен. Остаток дня провожу немного потерянным, отправляю несколько электронных писем, пишу тур-дневник. Стив прыгает на волнах и спит на пляже. Бри загорает.  
Обедаем со Стивом и Биллом, в конце концов оказываемся в сомнительном клубе для туристов, уходим быстро. Иду обратно в свою комнату и брею голову.

Четверг, 25 января

Едем в Enmore theatre на саундчек. Здесь очень жарко, два дня назад здесь был концерт PJ, и она упала в обморок из-за жары. Нехороший знак, кондиционеры дерьмовые. Играем немного нового материала. Нас вынудили давать автографы в магазине, сзади нас окружила толпа. У одного фаната солнечный ожог. Подписываем надувные куклы, утаскиваем парочку, подписываем копии Special K, которые появились здесь в понедельник. Половина из присутствующих хочет жениться на Брайане, но рядом с ним уже два его мужа. Это вам не Солт-Лейк-Сити. Клянчим себе парочку дисков, самый лучший из них - Gonzales über Alles. 
Возвращаемся в Enmore и зависаем там, весь персонал австралийского филиала Virgin здесь, что немного подозрительно, но потом наступает эта особенная тишина, и они все смотрят друг на друга, и мы знаем, что будет дальше. Платиновые диски, хлопки по спине и позирование на камеру. Они использовали фото с этого альбома с задней стороны диска WYIN, хммм. Они выглядят классно и дорого.
На разогреве местная группа Waikiki, три участника, вокалистка – девушка. Мы выходим на сцену и исполняем полный брикстонский сет, пот течет рекой и толпа ходит ходуном. Стив полуобнажен, а мы с Бри без рукавов. Нам очень нравится. Сталкиваемся с кое-какими старыми друзьями на бэкстейдже и возвращаемся в Куджи.
Парочка напитков на свежем воздухе в теплую летнюю ночь. Заграницей многие британцы и ирландцы продолжают нас доставать и спрашивать: «Мой друг не уверен, но он думает, что вы из Placebo», «Вы парень из той группы?», «Вы не из Placebo?», все это утомительно. Особенно когда они возвращаются три часа спустя и все еще не могут поверить, и задают те же самые вопросы. Мы просто уходим.   
Хорошо проводим время, выпивая на пляже и наблюдая за тем, как Брайан и один приятель гоняются друг за другом. Он проведет остаток тура, пытаясь вытрясти весь этот песок из своих волос! Где-то теперь Out Of My Hair? Возвращаюсь к себе, чтобы выпить стаканчик на сон грядущий, слушаю Mouse On Mars. Консьерж стучит в дверь; жалуются из зала внизу. Выключаю, а позже включаю опять.

Пятница, 26 января

Это день Big Day Out. Ужасно жарко! По меньшей мере, 39 градусов в тени, мы обезвожены еще перед тем, как добираемся до места проведения. Taste In Men ставят на радио JJJ, когда мы выбираемся из фургона, это то, от чего мы можем протащиться! Участники Limp Bizkit базируются настолько далеко от всех, насколько возможно, кирпичные туалеты охраняют их шоколадный вход в виде морской звезды (здесь Стеф играет словами, намекая на альбом Limp Bizkit “Chocolate Starfish And The Hot Dog Flavored Water”, а также на слэнговое выражение “chocolate starfish”, в переводе означающее «анус» - прим.пер.)
Едим сатай из курицы и идем смотреть Queens Of The Stone Age. Они РЕАЛЬНО зажигают. Становимся немного нервными, что сегодня хорошо. Видим PJ, ставящими отличное шоу (с лучшей публикой). Забавно. Мы делаем пока что самое лучшее фестивальное шоу, наслаждаемся каждой минутой. 60 000 человек приходят в восторг, когда солнце начинает садиться, это то, от чего можно почувствовать себя превосходно.   
У нас небольшой рок-н-ролльный ужин с PJ, At The Drive-In и Крисом из Coldplay. ATDI укоротили свой сет, по их словам, из-за того, что люди начали травмироваться. Я думаю все, что делала толпа, - это сбивала друг друга с ног и танцевала в стиле мошпит, только это и можно делать под их музыку. Но группа это не одобряла, они сказали, что прекратят концерт, если это продолжится, и так и получилось. Если люди устраивают мошпит на наших концертах, я рассматриваю это как знак того, что они включаются в процесс, и мы это одобряем, если никому не причиняется вред намеренно и люди уважительно относятся друг к другу. Я думаю, в этом есть нечто забавное. Я разговаривал с несколькими нашими фанатами, которые стояли в первом ряду, и некоторые из их синяков были ужасными. Будьте осторожны, ребята!!
Во время сета Limp Bizkit давка стала очень сильной, и 15-летнюю девушку забрали в больницу с остановкой сердца. Limp Bizkit прекращают  тур, сообщая что их требования к ограждениям и охране не были соблюдены. Никто не жалуется на их отъезд, девушка умирает пару дней спустя. Ей было всего пятнадцать.
Вечеринка проводится в баре Q на Оксфордской улице, бесплатные напитки, мероприятие разрастается. Самый классный танцпол с пятнадцатью зеркальными шарами разного размера, вращающимися в противоположных направлениях и отбрасывающими разные цвета, низкосортно, но это работает. Встречаем Кимберли Купер, актрису из Home And Away, нашу большую фанатку, несомненно, она – запоминающаяся сучка, клевая. Застаем Стива, делающего текилу-бум с Джошем из Queens Of The Stone Age. Перекусываем в семь утра, пробуем австралийский бургер в Hungry Jacks (тот же Burger King, только с другим названием), очень вкусно с беконом, свеклой и яйцом. Этого недостаточно, поэтому я заказываю двойной чизбургер и беру его в отель, очень хорошо зная, как дерьмово я буду чувствовать себя сегодня. Жизнь меня ничему не учит.

Суббота, 27 января

Болезненный перелет, реально сильная турбулентность. Автограф-сессия в магазине Gaslight. Около 600 человек, с трудом могу узнать свою подпись под конец. Отдыхаем остаток дня, засыпаем в семь. Стив идет посмотреть ATDI, напивается до беспамятства и не помнит, как он попал в постель.

Воскресенье, 28 января

Big Day Out, Стив все еще пьян с прошлой ночи. Интернет-чат на сайте. У нас странный концерт, не можем скоординироваться. Дженнифер, автор Black Market Press (австралийский фэнзин) в первом ряду. Это хорошее чтиво, посмотрите.
Обратно в отель, бар отеля полон напивающихся людей с фестиваля. Недолго отдыхаю в своей комнате, смотрю программу о родителях-лесбиянках. Нет ничего неправильного в том, чтобы иметь двух мам или двух пап или гея-папу и лесбиянку-маму, здесь не показывают ничего нового, но начало положено. Вам не нужно разрешение, чтобы иметь детей, просто посмотрите на тех, от кого отказались или кого избивали.
Идем в Хонки тонк-бар на бурную постфестивальную вечеринку, устраиваемую Лилипэдом. Лилипэд (бывший осветитель) был ответственен за все развлечения и вечеринки здесь. Забавный лунатик, который держал высокую планку в плане употребления алкоголя. С этого момента тур превращается в один сплошной алкогольный рок-балаган (на самом деле, он был таковым с самого начала, скажем, сейчас он набирает обороты). Мельбурн обладает особенной склонностью к пережевыванию частиц вашей жизни. Когда мы уезжали в прошлый раз, Бри вынужден был провести два дня в больнице с отеком миндалин, в этот раз будет нечто подобное. Атмосфера в баре замечательная, Placebo уходят последними после того, как станцевали бибоп с ATDI, а Стив извиняется за то, что напоил барабанщика Powderfinger пару вечеров назад. В восемь часов утра веселье в баре отеля все еще в полном разгаре. Отличненько.

Понедельник, 29 января

Выходной. Пишу электронные письма, заношу двух наших несовершеннолетних фанов в гостевой список, еду на трамвае до пригорода St. Kilda, чтобы повидаться с несколькими друзьями, Бри и Стивен в своих номерах. Иду в туалет в баре, таракан проползает по писсуару, и у меня почти случается инфаркт. Смотрю часть концерта Ронни Сайза в The Metro, на самом деле это не мое. Пропускаем на ночь по стаканчику с Бри и Робом Эллисом. Сейб (из PJ) только что отыграл концерт на крыше для RRR (местная радиостанция), который, несомненно, был потрясающим – люди взбирались на стены, чтобы это увидеть. Решаем, что сделаем такое в следующий раз. 

Вторник, 30 января

Немного промо. Такое чувство, что группа приходит в себя после шторма. Прекрасный день. Прощаемся с ATDI, так как у них есть обязательства в Англии (Top Of The Pops), грустно видеть, как они уезжают, решаем потусоваться с ними в Лондоне. Хороший саундчек в Metro. Идем поплавать и поесть суши с Биллом. Стараемся воссоздать в памяти прошлый вечер. Некоторые из нас реально забыли себя прошлой ночью. У нас есть время на короткий сон.
Делаем одно из шоу, входящих в нашу топ-пятерку. Все как надо, мы контролируем ситуацию, наслаждаемся каждой минутой, толпа была потрясающей, спасибо вам, ребята!
Обратно в бар отеля, вы можете догадаться, что дальше.

Среда, 31 января

Все еще пьяный, мне звонит доктор, который говорит, что мне надо прийти, потому что «нам надо кое-что обсудить». Я начинаю сходить с ума, звоню человеку, который единственный может не спать в это время, и он говорит: «Какой бы ни был, результат, с тобой все будет в порядке», что за придурок. На мою удачу у доктора хорошие новости, остаток дня я хожу с улыбкой на лице. Мысль, которая посещала мой мозг каждый пять минут и от которой подводило живот, теперь отпустила меня. Вне себя от радости я иду отпраздновать это парой пинт. Днем сплю. Немного смотрим концерт PJ в The Palais с Бри и группой The Egg. Она хороша. Бри кутит всю ночь напролет, кайфует от Австралии. Я вырубаюсь рано, не знаю, где Стив.

Четверг, 1 февраля

Едем в Аделаиду, жара ужасная. Мы идем на пляж, находим водную горку, немного загораем и засыпаем на солнце. Говорим с Брайаном о жизни – жизнь хороша. Пришло время плодиться и размножаться? Стив занимается картингом. Маленький обед-брифинг, состоящий из суши, с The Egg. Политика и бизнес внутри нашей отдельно взятой ячейки. Небольшое переключение привычного хода мыслей. Держимся подальше от очарования отельного бара. Тот, что был в Мельбурне, легендарен, не уверен, что я хочу сделать этот его конкурентом, по крайней мере, не сегодня.

Пятница, 2 февраля

Едем в фургоне с PJ и Робом, остаемся подальше от солнца так долго, как можем. Тилль из Rammstein, кажется, хочет быть с нами в группе сегодня, потому что он торчит на нашем небольшом месте стоянки бОльшую часть дня. Кто-то кричит «голый басист», и я поворачиваю свою видео-камеру к сцене для того, чтобы заснять немного потных яиц Ника Квинса. Одеваем Билла в мою черную юбку (разумеется, принудительно), и мы делаем шоу, по поводу которого счастливы. The Queens расчленяют женский  манекен и исчезают на некоторое время. Снимаю немного горящих Rammstein.  
Возвращаемся в отель и опустошаем бесплатный бар. Остаток ночи проводим с Джошем из Queens, делясь тем, что у нас есть, потом иду надоедать Стиву и Даррену Эмерссону с несколькими фанатами, которых я нашел по пути. Мне легчает от прикосновения лета, которое раскрывается передо мной, я определенно чувствую себя лучше по мере того, как пятница становится субботой, мы на самолете в Перт, последний пункт назначения.

Суббота, 3 февраля

Очередная автограф-сессия в магазине, мы измучены. Я иду прямиком в кровать, Бри и Стив тусуются. Стив зависает с Дарреном и смотрит его сет, Билл забирается на сцену и трясет своей задницей. Бри приходит в восемь и говорит, что я выгляжу дерьмово, я ему верю. Постель. Просыпаюсь в 3-30, смотрю телик, вижу новое видео Ash, Тим выглядит хорошо, что с волосами Рика?
Воскресенье, 4 февраля
Полагаю, что это финал, и у всех ощущение, что это последний день каникул. Мы в одном фургоне с басистом и вокалистом Roni Size. Это витает в воздухе – никто не хочет уезжать. Что за прекрасные две недели, совершенно разные группы. Здесь атмосфера любви. Я почти плачу, обнимаюсь с The Egg. Снимаю, как Queens танцуют ривердэнс. Немного играю с Морганом в бадминтон на бэкстейдже.
Когда мы играем, садится солнце, мы определенно растворяемся в музыке. Брендан из The Queens выходит на сцену с бычьими рогами на голове и опять выдает охрененный ривердэнс, я выпинываю его со цены. Ему это нравится. На них снисходит ясное утро. 
Не спим всю ночь, мы не можем запомнить все телефонные номера, но мы будем скучать по многим из этих людей. Не волнуемся о том, чтобы пойти спать, потому что нам надо уезжать из отеля в шесть утра. Пьяный полет до Сингапура, пьяный полет с разглагольствованиями до Гонконга. Шесть часов пьянства в Гонконге. Не помню, как мы попали на рейс в Лондон, Бри и Стив посадили меня на мое место, потому что я сел на чужое. Спим весь перелет в наших раскладывающихся спальных сидениях и нам снится бесконечный выходной.

Суббота, 16 июня

Имола, Италия
Не хочу уезжать из дома. Будучи фактически постоянно в туре на протяжении шести лет, было бы прекрасно оставаться в одном и том же месте более двух недель за раз. Стив со своей дочкой, а Бри оттягивается в Испании, я был во Франции со своим кузеном, мы купались нагишом в гавани Ниццы в пять утра. Очень здорово. Летим в Болонью для того, чтобы начать фестивальный тур из двадцати семи концертов, который пройдет в девятнадцати странах, включая неизвестные для нас территории – Россию, Латвию и Венгрию. Я немного опасаюсь того, что снова придется иметь дело с тринадцатью мужчинами. Это заставляет меня хотеть выпить. Беседуем с Биллом о последствиях, удостоверяемся, что у нас будет возможность играть и записываться на бэкстейдже. Нам это нужно, чтобы сочинительство не стояло на месте.    
Встречаю Бри в Болонье; он выглядит по-настоящему здоровым, выпиваем, наверстываем упущенное, вечер начинается рано. Смотрим новое видео Ника Кейва «15 Feet Of Pure White Snow», которое смешит меня, потому что роднит их с Джейсоном Донованом и Джарвисом Кокером, исполняющими постановочные танцы в пабах для рабочих 70-х годов. Интересно, эта песня о месте, где находится Джейсон последние два года…хмммм… Бабушка Бри из Болоньи. Он делает отличные макароны с томатами, которые кажутся сделанными по-местному. Он не готовил для меня некоторое время, потому что жил на несколько домов последние семь лет. Действуй, Бри!  

Воскресенье, 17 июня

Встречаюсь с Бри и Биллом на крыше, чтобы позагорать, после того, как прошел мимо трех фанатов на лестнице. Прошлой ночью они были в баре, пока мы не пошли спать, и теперь они снова здесь. Я озадачен, определенно есть лучшие способы провести прекрасное воскресное утро. К тому же, мы можем представлять из себя довольно неприятное зрелище в утренние часы. Ветрено, и мы беспокоимся по поводу сегодняшнего звука, потому что ветер может сильно изменить распространение звуковых волн. День реально жаркий, но мне, тем не менее, приходится затаскивать Билла в бассейн, потому что он говорит, что он слишком холодный, слабак.
Видим множество пиратских маек с символикой Placebo по пути на фестиваль. Здесь это норма, некоторые на самом деле неплохи. Сталкиваемся с Брендоном из The Queens From The Stone Age, ему нужен душ. Размещаемся в той же гримерке, что и в прошлый раз, когда Брайан влез в большую и глупую перепалку с Дэймоном из Blur. Смотрим на Apocaliptica из Финляндии, которая представляет собой четверых сумасшедших трясущих головами виолончелистов, которые играют головокружительные скоростные интерпретации песен Metallica. Пришибленные, мы с Бри стоим очень впечатленные и улыбаемся периодическим глупым рок-выходкам четверых финских длинноволосых классических музыкантов. Я думаю, сотрудничество было очень возможным, но сейчас я не уверен. Ветер так треплет задник нашей сцены, что мы вынуждены снять его из соображений безопасности.
У нас пресс-конференция, Бри практикует свое «Я дам вам ответ, не отвечая на ваш вопрос». Несколько вопросов о Сан Ремо, и некоторые скучные о нашей лирике и наркотиках. Вопросы о стихах сложные, особенно, если ты их не пишешь, как я. Я бросил это дело после того раза, как написал о безответной любви. Получилось ребячливо и патетично, ну, это было в подростковые годы. Посреди всего этого в зал заходит какой-то старикашка, вопя и благодаря Placebo за то, что Болонья выиграла только что закончившийся итальянский чемпионат. Чего??
Немного смотрим концерт The Queens, которые посвящают песню «нашим пьющим друзьям из Placebo», ой. Они такие милые; мне нравится зависать с ними, но только в небольших дозах, как стало ясно в Австралии. По причинам, связанным со здоровьем…
Наш концерт идет по-настоящему хорошо, несмотря на то, что мы не играли две недели, что для нас сейчас является вечностью, а у Стива нехорошая проблема с ногой, и у меня повторный тендинит. Мы так отвыкли от живых выступлений, что забываем сыграть Every You Every Me. Прости, Имола!! Нам понравилось, и я думаю, многим людям тоже, поэтому мы уходим в приподнятом настроении. Завершаем вечер на крыше здания, где находится наша гримерка, которое на самом деле используется для пит-стоп команд, работающих с гоночными машинами. Стив приезжал сюда, когда работал на одну из таких команд и делал одну из этих замен шин, длящуюся девять секунд. Я впечатлен! Хорошо, что он не залип во всем этом, если вы понимаете, о чем я говорю.
Продолжаем в баре отеля, я делаю ошибку, идя спать и не подписав счет за комнату, за что мне завтра придется поплатиться.  
Спасибо Господу за теплую погоду. Ужасно быть в туре по английским захолустьям зимой.
Делаем немного промо, и я и Стив вынуждены послать журналюгу нахрен, потому что он откровенно оскорбляет нас и вообще появился здесь без разрешения. Как сказал Стив: «Мы путешествуем по всему миру, надрывая свои задницы, не для того, чтобы тратить свое время на таких придурков, как ты». Жестко, но правда. Он сказал что-то типа того, что мы никогда не напишем ничего лучше нашего второго альбома, а сам даже не знал его названия. Говнюк.     Понедельник, 2 июля
Путешествие из Бельгии в Грецию
Жаркий день может быть прекрасным, но не тогда, когда проводишь его в аэропорту. Садимся в самолет только для того, чтобы нам сказали, что рейс задерживается, и мы должны ждать в самолете. Я и Брайан, зажатые весь полет в эконом-классе между двумя греками, чувствуем необходимость воспользоваться уборной. Мне нехотя разрешили это сделать, но когда пошел Бри, ему холодно отказали. Естественно, ты рассердишься, поскольку больше идти некуда, потому что ты не можешь выйти из самолета, и что такого в том, чтобы удовлетворить базовый человеческий зов природы? Он заговорил прежде, чем подумал, и серьезно нарушил правила этикета, мы реально решили, что это приведет к тому, что нас выкинут. К счастью и по праву у нашего поведения были серьезные основания, поэтому мы летим задержанным рейсом на юг континента в Грецию.
Солнечная страна Греция переживала сумасшедший ураган, и первый день фестиваля вынуждены были отменить, потому что оборудование для электроснабжения сцены промочило. Бзззз. Это означало, что не будет Ника Кейва. Смотрю Ганнибала на коммерческом телевидении, он не производит на меня впечатления, хотя кусок мозгов в конце отвлекает меня от еды и напитков, принесенных в номер.

Вторник, 3 июля

Rockwave, Греция
Смотрим Акрополь из-под тента на крыше здания. Я сгораю, как бумага, смоченная в бензине, поэтому остаюсь в тени от палящего солнца
Едем по Афинам в час пик, слушая живое выступление Ash на фестивале. Мы едва ли еще согласимся на живые трансляции фестивальных концертов, и прослушивание Ash это подтверждает. Не то, чтобы они играли плохо, но звук оставляет желать лучшего, и это не ИХ вина. Мы останавливаемся в Олимпийской деревне, где проводится фестиваль, не такое хорошее место, как в прошлом году возле пляжа.
PJ Harvey и компания в хорошей форме, хотя у Grandaddy технические проблемы, связанные с наемным оборудованием. Мы любим этот фестиваль, все заканчивается тем, что мы без маек позируем в стиле Фредди из Queen. В эйфории мы возвращаемся в отель, где JJ 72 сильно напиваются, а мы заводим дружбу с Grandaddy. Я швыряю Бри в фонтан, и он становится очень сердитым. Я получаю сдачу позже, когда меня окунает Билл. Все будут прощены завтра.    

Пятница, 6 июля

Forestglade, Австрия
Хорошая рок-программа посреди леса. Therapy тоже здесь. Они также добавили в свой сет-лист «Feelgood Hit Of The Summer» Queens Of The Stone Age, и это стало последней причиной того, что мы ее не включили в свой. Немного пласибной истории случилось, когда мы играли здесь в последний раз (4 года назад), когда мы делали интервью, в  котором я совершал каминг-аут, я и Бри обнялись и поцеловались для фото, и Бри позировал для постера как самый сексуальный человек года. Билл также снял свои шмотки, и мы выпили напитки из чьего-то райдера. В этот раз гримерными служат те же вагоны поезда, но мы держимся более замкнуто. Все же мы вернулись, и это главное. Хороший концерт с прямой трансляцией (!), видимо, это было согласовано немного ранее, сильно уставшие, мы уезжаем в аэропорт, где нас ждет чартерный рейс. Скучный полет в Шотландию.   

Среда, 1 августа

Vigo, Испания
Мы получаем ремикс Le Vibrator на Black-Eyed и балдеем от песни весь день. Стив появляется после двух дней, проведенных им в номере, я как будто не видел его сто лет. Все это выглядело так, будто у него проблемы. Сейчас дела налаживаются. Колесим через виноградники и прибрежные районы, пока не попадаем в Виго, очень серый и индустриальный город. Не то место, куда бы отправились Placebo, прогуливаясь ночью. Не думаю, что к таким парням, как мы, здесь бы хорошо отнеслись.
Спортивный зал, что еще сказать. Sexy Sadie на разогреве. Хорошая публика, очень хорошая! Общая душевая в раздевалке. Не поверите, но Red Bull здесь по вкусу такой же, как в Англии.
Возвращаемся в Эль-Грове, пьем местные напитки, у нас попойка по полной программе. Нашли местный инди бар, Бри проигрывает несколько мелодий, пока мы со Стивом пьем свое пиво до 6 утра. Завели несколько хороших друзей и несколько врагов. Мне пришлось наводить порядок среди моих товарищей по группе по пути обратно, потому что Стив болтал с пожилым человеком (Стив на английском, а мужчина на невнятном испанском), а Брайана люди соблазняли пойти в разных направлениях. Ситуация становилась немного опасной, поэтому я решил, что лучше всего для нас будет уйти, наконец я собрал несколько указаний маршрута от местных, чтобы добраться назад. По возвращении в отель я увидел местную газету, где на последней странице мы были в компании испанской королевы. «Другая сторона Placebo», там рассказывалось о плавательной технике Брайана и о моей игре в мини-приставку. Это украсит мою стену. Никогда еще не становился объектом папарацци в такой форме. Достижение!

Пятница, 3 августа

Sudoeste Festival, Португалия
Очень жарко, брожу в поисках бассейна, но мне не везет. В фойе натыкаюсь на Sneaker Pimps, которые выступали прошлым вечером. К месту проведения летим на вертолете в соответствии с рок-модой. Еще более рок-н-ролльно то, что мы берем PJ Harvey в ее первый полет на вертолете. Лети, детка!! Мы летаем над местом проведения фестиваля просто, чтобы пораздражать группы, которые внизу. Причина, по которой мы взяли вертолет, - это то, что в последние два раза, когда мы здесь играли, идиоты, которые нас возили, терялись оба раза, и поездка, которая должна была занять два часа, на самом деле длилась пять. И дороги дерьмовые, и они водят, как сумасшедшие. Абсолютно никаких извинений, поэтому мы заставили промоутера доставить нас по воздуху, также имело место мошенничество с продажами билетов в прошлый раз, когда мы были в Португалии, поэтому у него были связаны руки.
Появляемся на Sudoeste Festival в облаке пыли, смотрим Elbow и Goldfrapp, хорошая атмосфера. PJ и ее группа в хорошей форме, на самом деле наслаждаемся их выступлением. Мы последние, любим толпу и уходим в приподнятом настроении за сцену. Решаем в любом случае повеселиться и поглощаем местные деликатесы. Абсент здесь очень дешевый. Мы стараемся не заснуть всю ночь, потому что у нас рейс рано утром, но после завтрака нас срубает. Встречаем Stereo MC’s за завтраком, и Бри принимает их певца за нашего тур-менеджера, забавно. Я думаю, Бри был слегка пьян…

Silver Rocket, 2001
Перевод: Morgan