Вернуться на землю
2011 год не был для Placebo годом интенсивной работы – группа дала лишь только два концерта (оба в Германии). Но это не означает, что Брайан Молко и товарищи ничего не делали. Они подготовили концертное издание DVD и Blu-ray We Come In Pieces, сочинили материал для очередной пластинки (альбома)… Об этом нам рассказывает басист группы Стэфан Олсдал.
Разговор со Стэфаном Олсдалом
- We Come In Pieces – второй концерт, изданный на DVD, в вашей карьере. Предыдущий Soulmates Never Die (Live in Paris 2003) вышел в 2004 году. Вы думаете, что ваши концерты не настолько интересные, чтобы их можно было увековечить на DVD?
- (смеется) Действительно, может показаться, будто мы не хотели делиться со светом изданиями концертов. Многие группы издают концертные DVD после каждого тура. Мы же предпочитаем издать сперва несколько студийных альбомов, чтобы внести разнообразие в список исполнения. Наш DVD – прежде всего сувенир (памятка, напоминание) для фанатов и подарок для тех, кому не удалось увидеть выступление. В фильме представлены последние концерты тура, следовательно, мы были в хорошей форме, на экране видно группу, которая на высоте.
- Это был единственный повод, из-за которого вы решили именно сейчас снять концерт?
- Откровенно говоря, эту мысль подкинул нам звукозаписывающий лейбл. Нам сказали, что после двух лет в дороге мы играем так хорошо, что можно было бы это увековечить. В группе царила хорошая атмосфера и мы действительно были на вершине возможностей, следовательно, грех было бы не снять этот фильм! Эти концерты были действительно достойны того, чтобы попасть на DVD. Предыдущий мы сняли в Париже, в очень большом зале, в этот раз мы хотели заснять концерт поменьше, более интимный.
- Как помнишь, два концерта в Brixton Academy, которые попали на We Come In Pieces, были последними в туре Battle For The Sun. После стольких месяцев в дороге ваша группа отлично сыграла, но, вероятно, вы уже немного устали…
- Группа была в прекрасной форме, так как у нас была возможность многократно играть любимый материал, играть по всему свету, а эти концерты были венцом/ достойным завершением/ украшением всего тура. На сцене было много эмоций. Я швед, следовательно, не плачу (смеется), но некоторые пустили слезу. Это был исключительный концерт. Но Brixton Academy в Лондоне не единственный любимый нами зал.
- Хотя вы не родились в Англии, но этот лондонский концерт уверенно можно трактовать как ваше домашнее выступление.
- Прямо сейчас звоню тебе из Лондона. Мы проводим в Лондоне больше времени, чем в каком-либо другом месте. Для меня это больше, чем дом, это место, где у меня есть свой маленький уголок. Но я действительно не знаю, что такое чувство принадлежности к какому-то месту. Я просто люблю Лондон, потому что я тут живу.
- Brixton Academy – легендарный концертный зал. Помнишь, на каких концертах ты был там как зритель?
- О, да! Помню, что первый концерт, который я видел в Brixton Academy, был концерт The Rolling Stones. Это был особенный концерт, очень давно, я уже даже не помню когда (Роллинги выступали в Broxton Academy всего один раз – 16 июля 1995 – прим. ред.). Нам удалось добыть билеты, хотя это было очень трудно. Потом мы ходили туда на Beck'a, Smashing Pumpkins, Nick’a Cave’a. Это единственный зал, куда мы ходили с Брайаном, думая, что когда-нибудь и сами там выступим. Мы говорили себе: «Если мы когда-нибудь сыграем в Brixton Academy, это будет значить, что нам все удалось, мы стали звездами рока». Поэтому это место имеет для нас особенное эмоциональное значение.
- Концерт на DVD We Come In Pieces открывает песня Nancy boy с вашей дебютной пластинки. Я слышал, вы не любите этого своего творения и редко исполняете его живьем.
- У нас особое отношение к песне Nancy boy. Мы убиваем ее, а затем воскрешаем. Когда отложишь эту песню на полку на долгое время, а затем, когда снова ее достаешь, оказывается, что играть ее доставляет тебе немалое удовольствие! Мы отдаем себе отчет, что для многих людей, которые приходят на наши концерты, эта песня была поводом, из-за которого они начали нас слушать, благодаря ей они стали нашими фанами. Когда мы играем концерты, мы хотим доставить удовольствие прежде всего самим себе, но мы так же помним и о людях, которые купили билеты, чтобы нас увидеть.
- Тур в поддержку Battle For The Sun был первым, в котором участвовал Стив Форрест, ваш барабанщик. Сдал ли он экзамен как музыкант, как член группы?
- (Смеется) Сдал ли экзамен? Да, сдал. Он справился. Он молод, но быстро учится.
- Думаю, что кроме разницы в возрасте между вами и Стивом есть также разница в ментальности.
- Очевидно, что есть. Это был его первый большой тур, следовательно, наши взаимоотношения во время него только строились. Думаю, это нормально. Многое он делал первый раз в жизни, иногда допускал ошибки, некоторые вещи удавались ему с трудом, но у него есть характер, большое сердце и много воли, чтобы работать. У него невероятная энергия, которую он вкладывает в выступления, он добивается цели. Было несколько трудных моментов, но нам удалось победить трудности!
- Во время этого тура мы видели Placebo в Варшаве в 2009 году. Сейчас вспоминаю, что лучше всего отложилось у меня в памяти, так это исполнение Meds – совсем другое, чем на пластинке, очень эмоциональное.
- Эта версия очень отличается от альбомной. Мы стараемся делать разные аранжировки для песен, чтобы не играть их нота в ноту, как на альбоме. Концерты – это как американские горки в Лунопарке – вот мы едем в гору, а сейчас несемся в яму, - это единственный способ удержать интерес слушателей. Если эта версия тебе больше понравилась, я рад, для нас особенная вещь (то есть, очень важно это для них – прим.пер.). Помню, в каком настроении был Брайан, когда ее написал. Альбом Meds был последним с нашим бывшим барабанщиком, это был довольно мрачный период. Но нам удалось из него выбраться. Всегда, когда играю Meds, мысленно возвращаюсь в то время…
- На We Come In Pieces есть кавер на All Apologies Nirvan’ы. Почему именно эта песня?
- Начнем с того, что нас попросили об этом, мы были на французском телевидении, нужно было исполнить одну свою песню, и один кавер. У нас было очень мало времени на подготовку, а эта песня показалась нам такой естественной, Брайан мог ее с легкостью спеть. Это единственное произведение (Nirvan’ы - ?), с которым мы себя идентифицируем, которое хотели бы написать сами. Когда мы играем эту песню, мы посвящаем ее тем, кого мы любим, тем, кто ушли слишком рано, как Курт Кобейн. Когда мы исполняли ее последний раз, мы посвятили ее Эми Уанхауз. Таким способом мы отдаем последнюю дань уважения (последний привет) тем артистам, которые ушли.
- Начало 90-х. Nirvana была для вас источником вдохновения?
- Первый раз я увидел Брайана на сцене в 1993 году, незадолго перед тем, как Кобейн покончил с собой. Чувственность и эмоциональность Брайана напомнили мне чем-то Курта. Тогда мы не хотели признаться, что были фанатами Nirvan’ы, так как это была очень популярная группа, но думаю, что первой причиной, по которой мы выступаем втроем, было то, что в Nirvan’е тоже было три участника. Nirvana имела панковский подход к жизни, они делали все по-своему. Это была очень хорошая группа, а Курт был очень хорошим сочинителем и музыкантом. С уверенностью могу сказать, что они на нас повлияли.

- Вернемся в 2011 год. В этом году вы отыграли всего два концерта. Чем вы занимались, за исключением того, что готовили к выходу DVD?

- Тур Battle For The Sun оказался одним из самых долгих в нашей карьере, нам потребовалось много времени, чтобы «вернуться на землю». Когда проводишь много времени в дороге, организм долго потом возвращается к нормальному функционированию. Это как постепенное уменьшение давления, действующего на вас при подъеме с глубины. Как последний компонент, без которого ты не сможешь жить. Кроме того, я делаю вещи, которые привыкли делать люди: встаю утром, пью кофе, провожу время с семьей, стараюсь радоваться жизни (смеется).
- А другие проекты? Я знаю, что Брайан работает с Тимо Маасом, Стив играет в группе Planes, с которыми записал альбом EP. А чем ты занимаешься?
- У меня есть проект Hotel Persona, с которыми мы несколько лет тому назад выпустили альбом. Сейчас я работаю над несколькими вещами, но они еще не закончены, нужно подождать, когда мы дойдем до студии.
- Когда же это случится?
- Я не могу еще назвать конкретную дату.
- Это будет в этом году или лишь в 2012?
- (Минуту колеблется, затем игриво бросает) Посмотрим (смеется).
- Прошло уже больше двух лет с момента выхода Battle For The Sun. Как ты оцениваешь его сейчас, его перспективы?
- Знаешь, не слушал его больше года, даже не знаю, что о нем и сказать (смеется). Я знаю артистов, музыкантов, которые могут мысленно перенестись на несколько лет в будущее, у меня же к будущему двоякое отношение…не люблю загадывать. Мне не доставляет большого удовольствия прослушивание ранних пластинок, я не часто это делаю.
- В этот раз Battle For The Sun вы записывали в Канаде, что было для вас особенным экспериментом, ведь раньше вы не записывались за пределами Европы. Это была хорошая идея?
- Да, конечно. Таким образом мы смогли на два месяца углубиться в музыку и ничто не нарушало нашего внимания. Мы были там только затем, чтобы записать пластинку. Продюсер, с которым мы работали (Дэвид Боттрил – прим. ред.) все хорошо понимал, у нас с ним были добрые отношения. Благодаря этому, нам удалось все быстро записать, ведь некоторые альбомы записывались, например, через год из-за напрасной траты времени. Быстрый темп, который мы «взяли» в Канаде, помог нам сохранить свежесть материала.
- Placebo часто вносят в свою музыку элементы электроники. Как думаешь, в таком смешении рока и электроники будущее музыки? В 90-х было довольно популярно, но в последнее время реже встречается...
- Будущее музыки…сложный вопрос. Мы были свидетелями соединений самого разного качества: фолка и рока, данс-музыки и рока, техно и поп-музыки… Музыка будет эволюционировать. В настоящее время, когда публичность достигается часто с помощью различных развлекательных телевизионных программ, я все же думаю, что музыка есть. И так будет долго, пока за музыкой будет сердце, пока артисты будут хотеть передать что-то своими произведениями, пока они будут нести эмоции, не будет конца, пока она звучит, пока остались записи на магнитофоне, пока есть дорога в студию и вариации кантри и джаза. Самое главное, что есть искренность, настоящие эмоции. Будущее интересно, и я думаю, что мы станем свидетелями различных экспериментов.

www.terazrock.pl
Разговаривал: Robert Filipowski
Перевод: ksenia